Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Отблески интеллекта

Летом пробным шаром канал запустил "Черный квадрат". Программа, назвавшаяся "интеллектуальным ток-шоу", оказалась доступной немногим - ее показывали днем по будням. Обозревателю "Известий" Ольге КАБАНОВОЙ удалось посмотреть два выпуска нового проекта. Оба заставили задуматься. Ведущие - авторы программы и хорошо знают, к чему она должна прийти. Гости же тормозят ход дискуссии, мешают ее движению к неожиданному, словно в детективе, финалу. То приглашенный священник никак не хочет понять, как ему ни толкуют, что грех - это не грех, а двигатель истории, то психолог настаивает на существовании реальности, хотя почти час его убеждали, что никакой реальности нет
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Летом пробным шаром канал запустил "Черный квадрат". Программа, назвавшаяся "интеллектуальным ток-шоу", оказалась доступной немногим - ее показывали днем по будням. Обозревателю "Известий" Ольге КАБАНОВОЙ удалось посмотреть два выпуска нового проекта. Оба заставили задуматься. Ведущие "Черного квадрата" составляют самодостаточный треугольник. Филологу Алексею Плуцеру-Сарно, философу Вадиму Рудневу и Алексею Семихватову (род занятий в титрах не указан) хорошо дискутируется и без гостей студии. Они не только между собой на "ты", но даже обращаются друг к другу по отчеству: просто Петрович или Михалыч. Отчего в разговоре о грехе (тема одной передачи) или ускользающей реальности (предмет обсуждения другого выпуска) возникает особая дружеская шутейность, такая приятельская задушевность, какая иногда бывает дома за бутылкой, когда ум воспаряет в недоступных на трезвую голову высотах, и всех вокруг любишь, хотя они и несут чепуху. Роли ведущих распределены: Семихватов стремительно задает вопросы, Руднев на них медленно отвечает, а Плуцер-Сарно изображает простака (это с такой фамилией!), то есть телезрителя. Ученые гости тоже пытаются высказаться, но все больше не так, как надо. Ведущие - авторы программы и хорошо знают, к чему она должна прийти. Гости же тормозят ход дискуссии, мешают ее движению к неожиданному, словно в детективе, финалу. То приглашенный священник никак не хочет понять, как ему ни толкуют, что грех - это не грех, а двигатель истории, то психолог настаивает на существовании реальности, хотя почти час его убеждали, что никакой реальности нет. Однажды дошло до смешного (а кто сказал, что смешному в интеллектуальном ток-шоу нет места?): три хозяина эфира уверяли гостей, что мрачный обладатель траурного голоса (не от мудрости ли печаль?) философ Руднев - Винни Пух. Скажите, может ли плюшевый мишка с набитой опилками головой без запинки употреблять слово "континиум", цитировать Булгакова как Евангелие, чтить Фрейда как бога и написать книгу о потаенной сексуальности героев "Винни Пуха"? А Руднев смог, на то он и российский интеллектуал, прямой потомок советского интеллигента. Впрочем, испытывать интерес к собеседнику, уметь не скучая и не перебивая выслушивать ответ на свой же вопрос - редкие добродетели даже опытных ведущих. Александр Гордон в программе своего имени тоже сначала волновался - пытался направлять беседу к большей занимательности и настойчиво выказывал собственную осведомленность в разных науках. А потом успокоился, умный вид перестал делать, сидит теперь тихо, слушает внимательно. И с рейтингом программы от этого ничего не случилось. Потому что всякий знает: в ток-шоу не истину устанавливают - и даже не ищут ее, - в ток-шоу время проводят. С интересными и приятными людьми. Некоторые любят популярных, другие - умных. Одним приятно чувствовать себя умнее глупых, а другие надеются, что умный разговор заставит работать их собственные мозги. Для тех и других есть свои телепосиделки с разговорами, и ведущие этих посиделок - умные люди, хотя некоторые это тщательно скрывают в интересах дела. "Черный квадрат" - еще одно ток-шоу. В нем, как в "Гордоне", не запрещено произносить слова, смысл которых понятен не каждому. В нем, как в "Культурной революции", есть тематические вставки такой степени бессмысленности и визуальной неряшливости, что хочется удрать от них хоть к постылой рекламе сосисок "Кампомос". Там есть студия, оформленная с усидчивостью, превозмогающей рассудок, отчего на настенном экране почему-то плавает неродившийся младенец, а на настольных экранчиках то ли сперматозоиды бегают, то ли космос плещется. Там есть финальное моралите, как в "Моей семье", и там разбирают абстрактные понятия, как иногда в "Принципе домино". Если бы не вызывающее самоопределение - "интеллектуальное", то к "Квадрату" и не было бы никаких претензий. А с интеллектуала все хочется спросить большего.
Комментарии
Прямой эфир