Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Пол ХЛЕБНИКОВ: "Исламский терроризм вызрел из обычного бандитизма"

Известный американский журналист Пол Хлебников представил свою новую книгу - "Разговор с варваром". Это комбинация исповеди чеченского полевого командира Хож-Ахмеда Нухаева и публицистики автора. "Нухаев позволяет себе оскорбительные выпады в адрес русских, - говорит автор книги. - Особенно это проявляется в той части, где он говорит, что русские не в состоянии защищать своих женщин, что их солдаты деморализованы. Я сознательно иду на риск, считая, что очень важно услышать самого варвара... После разговора с Нухаевым контакты Березовского с чеченцами представляются мне еще более разрушительными". И последствия этого "посредничества" были ужасны как для Чечни, так и для России
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Известный американский журналист Пол Хлебников (автор нашумевшей книги "Крестный отец Кремля" о Борисе Березовском) представил в Москве свою новую книгу - "Разговор с варваром". Это комбинация многочасовой исповеди чеченского полевого командира Хож-Ахмеда Нухаева и публицистики самого автора. Накануне презентации книги с Полом ХЛЕБНИКОВЫМ беседовал Евгений БАЙ. - Идею новой книги вам подсказал ваш бывший герой - Борис Абрамович Березовский? - Отчасти так. Во время работы над "Крестным отцом Кремля" я искал разные источники в чеченской общине Москвы 90-х годов, которые могли бы рассказать о роли чеченцев в управлении "ЛогоВАЗом". Тогда-то я и познакомился с чеченским "авторитетом" того времени Хож-Ахмедом Нухаевым. Но сама встреча с ним состоялась в Баку. Мы беседовали несколько дней подряд, а потом я с ним неоднократно созванивался. Это был конец 2000-го - начало 2001 года. У меня осталось 20 часов интервью, записанного на пленку. - А что же вас так привлекло в нем? - Для человека, который много лет просидел в тюрьме, не имел высшего образования и вообще вел бандитский образ жизни, он оказался весьма неординарен. Мне показалось интересным его мировоззрение. Оно было полностью противоположным тому, на чем я вырос, что вижу вокруг себя. До этого мы видели многих мафиози, например, в книге "Крестный отец" Марио Пьюзо. Вокруг них витал некий романтический ореол. Нухаев, персонаж невымышленный, также гордится тем, что он бандит. У него эта бандитская деятельность входит в шкалу ценностей, он ее прославляет. Нухаев разработал целую философию бандитизма. Я хотел понять, как эта философия укладывается в его мировоззрение исламского экстремиста и боевика, борющегося за независимость Чечни. Вопросы отнюдь не праздные, поскольку Нухаев финансирует чеченских сепаратистов и по сей день. - И насколько логичной вам показалась эта философия? - Весьма логичной. В ней нет особых внутренних противоречий. Именно это и заставило меня сесть за книгу, а саму исповедь Нухаева дать без излишней стилистической обработки. Будто сам читатель беседует с чеченцем и делает свои выводы. - А к каким выводам пришли вы, разговаривая с ним много часов подряд? - Прежде всего к тому, что весь исламский терроризм, который мы видим и в России, и во всем мире, вызрел из культуры обычного бандитизма. Во время работы над книгой я начал внимательно изучать ваххабизм, играющий важную роль в чеченском движении. Вначале ваххабиты были обычными кочевниками и разбойниками. Ваххаб, лидер одного из саудовских племен, просто оказался более удачливым разбойником, чем другие. Посмотрите на фигуру нынешнего террориста номер один Осамы бен Ладена. Это - новый кочевник, новый бандит ХХI века. - А каково отношение этих "новых бандитов" к исламу? - У нас был отдельный разговор с Нухаевым о том, можно ли исламистам убивать. Он открыто говорит: если кто-то не живет по его принципам "моральной чистоты" и не соблюдает его законов, то этот человек - враг, который когда-нибудь придет, чтобы убить его. А его, Нухаева, задача - убить врага первым. Такие люди, как он, берут из Корана наиболее жесткие выдержки и цитаты, где говорится о разрешении убивать неверных, изгонять и притеснять их. Бандиту легко создать некую коллекцию подходящих цитат из Корана и составить на этой основе некую философию. Я не хочу сказать, что корни терроризма - в самом исламе. Конечно, основная часть исламского мира живет мудро и умеренно. Это те, которых я бы назвал представителями зрелого ислама. А бандиты и кочевники типа Нухаева или бен Ладена представляют молодой, агрессивный, находящийся в процессе становления ислам. Мой чеченский собеседник был мне интересен тем, что он начал с чистого бандитизма, лишенного какой бы то ни было идеологии, а потом "освятил" свои действия исламом. - Вы продолжаете поддерживать связь с Нухаевым? - Нет, я потерял его из виду после теракта на Дубровке. Насколько я знаю, российские власти включили его в список из четырех людей, которые подпитывают чеченский терроризм из-за рубежа. По крайней мере из Баку Нухаев исчез - все номера телефонов возглавлявшегося им Центра чеченской общественности отключены. Думаю, он обитает в Турции. - Пол, вы предоставляете возможность высказаться экстремисту, радикалу. Какова ваша цель? - Да, на мой взгляд, это поможет лучше понять угрозу, которую представляют собой эти люди. В Чечне они создали особую этническую общность, где перемешались бандитизм и религиозный экстремизм. И я, безусловно, полемизирую с ним, являясь его оппонентом. - А что, на ваш взгляд, заставило Нухаева дать вам столь продолжительное интервью - он хотел выступить со своего рода манифестом? - Да, думаю, что так. Эти люди любят рекламировать себя. У Нухаева есть и свой веб-сайт, на котором он излагает свои мысли. Ведь он представляется как политик и философ. По крайней мере так было до захвата заложников на Дубровке. Мы с ним обсуждали и идею статьи, которая впоследствии была опубликована на сайте журнала "Форбс". - Когда это было? - Через несколько дней после 11 сентября 2001 года. До этого мои редакторы говорили, что она неинтересна. Зато потом все, что происходит в исламском мире, стало всем чрезвычайно интересно. - За два месяца до 11 сентября в США вышла книга некоего Аукея Коллинза "Мой джихад". В ней этот человек, гражданин США, который дважды воевал в Чечне, хвастался тем, что убивал российских военных. - Сейчас такая книга вряд ли появилась бы в Америке. - Вы думаете, что после сентябрьских терактов США стали иначе смотреть на Чечню? - Абсолютно в этом уверен. Сейчас вообще цивилизованный мир начал объединяться в борьбе против исламистского бандитизма. К сожалению, в понимании этой чудовищной опасности не слишком далеко продвинулись западноевропейцы. В моей книге есть целая глава, посвященная Франции. Думаю, эта страна переживает глубокую болезнь. Воинственное мусульманское меньшинство до такой степени запугало все ее население, что Франция оказалась неспособной проводить независимую внешнюю политику. Это проявляется во всем, в том числе и в отношении к Чечне. - Не обнаружили ли вы, работая над книгой, каких-то новых данных о своем любимом "герое" Борисе Березовском? - Да, если бы мне пришлось издавать сейчас "Крестного отца Кремля", я бы добавил немало интересного в раздел, посвященный отношениям между Березовским и чеченцами. После разговора с Нухаевым контакты Березовского представляются мне еще более разрушительными. Ведь он общался с самой криминализированной частью чеченского движения. И последствия этого "посредничества" были ужасны как для самой Чечни, так и для России. Но я нарочно не пишу многое о Березовском в этой книге. - Боитесь нового иска с его стороны? - Нет, просто он мне стал неинтересен. На мой взгляд, Березовский сейчас - крайне малозначимая фигура. - В предисловии к книге вы говорите, что "Разговор с варваром" может показаться кому-то оскорблением. Кого вы имеете в виду? - Нухаев позволяет себе оскорбительные выпады в адрес русских. Особенно это проявляется в той части, где он говорит, что русские не в состоянии защищать своих женщин, что их солдаты деморализованы. Но я допускаю, что и мусульмане могут отнестись к моей книге как к оскорблению исламского мира. Я сознательно иду на риск, считая, что очень важно услышать самого варвара. Откровения Нухаева помогли мне понять, как в Чечне в середине 90-х, когда она стала де-факто независимой, образовалось бандитское государство. И я надеюсь, моя книга поможет и российскому читателю осознать: борьба против современных варваров будет долгой, но уступать им нельзя. Текст "интервью" с Нухаевым не согласовывался На входе в зал, где проходила пресс-конференция Пола Хлебникова, журналистам вручали книгу в яркой суперобложке. "Интервью", растянутое на 282 страницы, было сделано, по словам автора, в центре Баку, в гостинице "Апшерон". С опозданием на пять минут Хлебников появился в зале и быстро направился к столу. Информация, содержащаяся в книге, представляется автору "чрезвычайно важной". Хотя и исходит она от человека, "хвастающегося тем, что он бандит". ("Это - порок нашего времени", - сетует Пол - Павел Юрьевич, как он просит себя называть в России.) Предположение о популяризации бандитизма Хлебников решительно отклонил. После вопроса "Известий", был ли согласован текст книги с самим Хож-Ахмедом Нухаевым, Хлебников как-то стушевался. Вопрос пришлось задавать еще два раза, прежде чем был получен отрицательный ответ. Александра ЩЕГОРЦОВА
Комментарии
Прямой эфир