Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Две трети российских специалистов задумались о смене места работы в 2023 году
Мир
Посольство РФ выразило соболезнования в связи с жертвами землетрясения в Иране
Мир
Зеленский назвал жесткой ситуацию под Артемовском и Угледаром
Мир
Блинкен выразил обеспокоенность США якобы поставляемыми России иранскими БПЛА
Экономика
Минэк внесет в ГД законопроект о трансформации процедуры внесудебного банкротства в ближайшие полгода
Происшествия
«Известия» получили видео умышленного поджога автомобиля в Москве
Мир
Выступившая против санкций для РФ партия Австрии заняла второе место на выборах
Мир
Ведущая Welt перепутала Красную армию с организацией немецких радикалов
Мир
WSJ узнала о единственной подконтрольной ВСУ дороге в Артемовск
Общество
Умер создатель кота Леопольда художник Вячеслав Назарук
Мир
Шольц исключил возможность поставок истребителей на Украину
Общество
Гендиректор «Аэрофлота» рассказал о расширении парка российских самолетов

О любви

Этой книгой, а также еще одной, "Очень спокойный рассказ" Ольги Зондберг, только что государственно премированное издательство начало новую книжную серию. Оба - и Львовский, и Зондберг - по преимуществу поэты (а книги прозаические), оба родились в 1972 году. Начиная с пола и далее везде - сплошные различия. Мой выбор из двух - книга Станислава Львовского. Возможно, потому, что до этого с симпатией читала его тексты в интернетовском "Русском журнале". Теперь вот - с неменьшей симпатией - уже бумажные его экзерсисы
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Станислав Львовский. Слово о цветах и собаках. М.: Новое литературное обозрение. (Серия "Soft Wave"). Этой книгой, а также еще одной, "Очень спокойный рассказ" Ольги Зондберг, только что государственно премированное издательство начало новую книжную серию. Оба - и Львовский, и Зондберг - по преимуществу поэты (а книги прозаические), оба родились в 1972 году. Начиная с пола и далее везде - сплошные различия. Мой выбор из двух - книга Станислава Львовского. Возможно, потому, что до этого с симпатией читала его тексты в интернетовском "Русском журнале". Теперь вот - с неменьшей симпатией - уже бумажные его экзерсисы. Ну что за прелесть хотя бы вот это: "История любви в свете гендерной и социальной проблематики сентиментального женского романа второй половины ХХ века"! Кстати, как бы киносценарий... Начинающему графоману Антон Вознесенский. Как издать книгу. Спб.: Коло. Подзаголовок книги - "В помощь автору". Но если вы настоящий автор, зачем вам знать таинства процесса превращения слова, возникшего в вашем мозгу, в слово, опубликованное на бумаге? Если вами дорожат, то, будь ваша книга написана хоть на салфетках, да пусть и на конфетных фантиках, - с руками оторвут. Молодой да ранний тоже привлечет к себе внимание скорее какой-нибудь дерзостью, литературной или иной, чем правильно оформленной и проведенной по инстанциям рукописью. А вот если вы графоман, то "практические рекомендации по выбору издательства, стратегии переговоров и заключения авторских договоров, сведения о требованиях к оригиналу рукописи, правилах книжного набора..." как раз для вас. И все же Минздрав предупреждает... Марк Кауфман. Вина Чили: Взгляд из России. М.: Издательство Жигульского. (Серия "Вина и спиртные напитки мира"). Сначала о заголовке. Коллега, случайно зашедший в кабинет, страшно заинтересовался и спросил, не о Пиночете ли книга. Так вот: не о Пиночете. Ударение не на втором, а на первом слоге: вина - значит, алкогольные напитки. У академика Международной академии виноградарства и виноделия Марка Кауфмана два соавтора: винный судья австралиец Бретт Криттинден и секретарь правления российского отделения Чилийско-российской торговой палаты Антонина Королева. Очевидно, втроем сподручнее не только вино пить, но и книжку писать. Выход этой красивой книжки приветствует посол Чили в Российской Федерации Пабло Кабрера. И о чилийских винах в ней конечно же есть все. После "Большой пайки" Юлий Дубов. Варяги и ворюги. М.: Вагриус. О том, что эта книга пишется, читатели "Известий" узнали из небольшого интервью, данного Юлием Дубовым, тогда свободным российским гражданином, по телефону - после выхода на экраны фильма "Олигарх", снятого по его же "Большой пайке". С тех пор много воды утекло: Юлий Дубов стал в России персоной нон грата и живет в Лондоне, так же, кстати, как и прототип его первой книги Борис Березовский. Замысел новой книги возник у него после знакомства с зековским опытом Варлама Шаламова, а также благодаря личным встречам с недавно ушедшим от нас замечательным писателем Юрием Давыдовым. Едва появившись в продаже, книга "Варяги и ворюги" стала одной из самых продаваемых. Кроме самого "подпольного романа", в ней имеются два рассказа. Вокруг и около "Лолиты" Ненси Джонс. Молли. М.: Махаон. (Серия "Современная классика"). Автор преподает в Университете Северной Каролины в Вашингтоне и имеет научную степень за исследование творчества Владимира Набокова. В июне 1997 года вышла ее работа, посвященная непосредственно роману "Лолита". Расстаться с набоковской нимфеткой оказалось не так-то легко, и вот Ненси Джонс решила написать свой собственный роман. Типа на полях набоковского. "Эта книга, написанная с подлинным мастерством и профессионализмом, вновь возвращает нас к трагической судьбе набоковской Лолиты". (Из рецензии в газете Gerald Tribune.) Каким же образом она это делает? Во всяком случае, не путем плагиата. Да и зовут героиню Молли.
Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир