Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В Русском музее открылась выставка, приуроченная к 220-летию Мариинского театра

Выставка началась с характерного для Мариинки 20-минутного опоздания. На этот раз соблюсти традицию театру помогла Валентина Матвиенко: художественный руководитель Мариинского театра Валерий Гергиев, министр культуры Михаил Швыдкой и директор Русского музея Владимир Гусев задержались на совещании у полпреда. Мраморный дворец - филиал Русского музея - отмечал сразу два события: окончание реставрации и огромную выставку "Мариинский театр. 1783-2003. Тема с вариациями"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
"Мы даже не собирались напоминать о том, что нашему театру исполняется 220 лет - на фоне 300-летия Петербурга это событие не столь заметно. И мы тем более благодарны Русскому музею и Музею театрального и музыкального искусства, что они реализовали этот проект", - этими словами поприветствовал гостей на ступенях дворца Валерий Гергиев и передал эстафету Михаилу Швыдкому: "А теперь пусть скажет все что хочет министр культуры, у него это хорошо получается". Михаил Швыдкой ответствовал с тигриной мягкостью: "Доброе слово и кошке приятно. Мариинский театр и Русский музей являются символами не только всеми нами любимого Петербурга, но и России в целом. Я счастлив присутствовать при двух знаменательных событиях". Владимир Гусев, совершивший небольшой исторический экскурс во времена, когда Мраморный дворец пребывал в разрухе, с чувством законной гордости резюмировал: "Теперь дворец отреставрирован, он может встречать гостей во всем своем великолепии, и мы торжественно открываем ворота с набережной Невы". Публика отправилась осматривать выставку, одновременно любуясь свежеотреставрированными интерьерами. В первом зале красовался макет Царской ложи Мариинского театра, и было уже не понятно, кто на кого смотрел. Далее театральное закулисье - фрагменты декораций, станков, костюмы. Можно было прикоснуться и к шумовым машинам, воссозданным по образу и подобию XIX века. Поиграв со странным, жутко шумящим сооружением, напоминающим детскую качалку, театровед Швыдкой пояснил непосвященной публике: "Это имитация шума прибоя". В следующих залах - живописные и фотопортреты членов Мариинской труппы разных времен. Фотопортрет маэстро Гергиева экспонировался отдельно. Экспозиция построена так, чтобы, "присутствуя при работе над спектаклем, посетитель ощущал соприкосновение века нынешнего и века минувшего". Подлинные театральные реликвии (костюмы из гардероба Императорских театров, предметы реквизита, партитуры) сочетаются с элементами современной сценографии. На выставке можно увидеть подлинную дирижерскую палочку Чайковского и партитуру "Щелкунчика" с автографом композитора. Рядом - балетные туфельки Тальони, Кшесинской, Павловой. Особым успехом среди гостей первого дня выставки явно пользовалась странная колба, от которой исходил призрачный свет, как от радиоактивного облака. "Это - подлинная пыль Мариинского театра", - очень серьезно пояснила замдиректора Музея театрального и музыкального искусства Наталья Метелица. "Гениально!" - незамедлительно отреагировал Михаил Швыдкой, а Валерий Гергиев саркастически добавил: "Это то, чего мы не доглотали. Я же говорю, нам срочно нужно новое здание". Реалистическая реплика маэстро потонула в полифонии поздравлений.
Комментарии
Прямой эфир