Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Экономика
Курс евро на Московской бирже упал ниже 76 рублей
Происшествия
Губернатор Калужской области сообщил о взрыве беспилотника на высоте 50 м
Общество
Суд заочно назначил блогеру Белоцерковской 9 лет колонии общего режима
Мир
В МИД Китая заявили об ущербе отношениям с США после инцидента с шаром
Мир
Рябков заявил об отсутствии контактов спецслужб РФ и США по Украине
Мир
В АТОР заявили об отсутствии российских туристов в зоне землетрясения в Турции
Происшествия
Грузовое судно с российским экипажем загорелось в водах Вьетнама
Мир
Число жертв землетрясения в Сирии выросло до 248
Политика
Путин подписал закон об отмене обязанности парламентариев публиковать декларации о доходах
Мир
Арнольд Шварценеггер сбил велосипедистку в Лос-Анджелесе
Армия
Пушилин заявил о минировании боевиками ВСУ многоэтажек в Угледаре
Мир
Включенная в список ЮНЕСКО крепость обрушилась при землетрясении в Турции

Чем пахнет культура

В четверг в столичном ресторане Zin состоялась презентация двухтомника "Ароматы и запахи в культуре". Эта книга - третья в серии "Культура повседневности" издательства "Новое литературное обозрение". Первую книгу серии, "Ватель и рождение гастрономии" Доминики Мишель - о культуре еды во Франции Людовика ХIV, представляли в ресторане "Ностальжи". Меню соответствовало временам и нравам "короля-солнце"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В четверг в столичном ресторане Zin состоялась презентация двухтомника "Ароматы и запахи в культуре". Эта книга - третья в серии "Культура повседневности" издательства "Новое литературное обозрение". Первую книгу серии, "Ватель и рождение гастрономии" Доминики Мишель - о культуре еды во Франции Людовика ХIV, представляли в ресторане "Ностальжи". Меню соответствовало временам и нравам "короля-солнце". Вторая книга, "Абсент" Фила Бейкера, была явлена публике в ресторане "Гранд-Опера". Одновременно с ее выходом напиток, ставший символом искусства авангарда да и, пожалуй, всей культуры конца ХIХ - начала ХХ вв., снова вошел в большую моду. И вот теперь нашему вниманию предлагают не просто книгу, а "два в одном", то есть двухтомник "Ароматы и запахи в культуре". Книгу представляет ее составитель, филолог и культуролог Ольга ВАЙНШТЕЙН, которая занимается историей повседневной жизни. - Чем вы руководствовались, включая (или не включая) тот или иной текст в двухтомник? - Хотелось, чтобы были представлены наиболее значимые научные имена. Лидируют в этой области французы, что неудивительно. Что касается отечественных ученых, выяснилось, что у нас запахами занимаются люди самых разных специальностей. В первом томе есть статья биолога Виктории Гулимовой. Второй том открывается статьей социолога Алексея Левинсона, можно сказать, отца самой идеи. Оказалось, что запахом занимаются антропологи, криминалисты. В ходе экскурсии по истории философии я с радостью обнаружила, что запаху уделяли большое внимание Кант, Локк, Кандильяк, Мишель Серр. Не хотелось ограничивать разговор такими очевидными темами, как современная парфюмерия, реклама. В книге участвуют мои коллеги по цеху - филологи, культурологи, искусствоведы. - Как, по-вашему, соотносятся запах и культура? - Запах - это идеальная культурная модель. Сам по себе он ничего не означает, между формой и содержанием связь чисто произвольная. Мы ощущаем запах, но что мы по этому поводу думаем, зависит от того, как мы воспитаны, в какой находимся среде. - Кого предпочесть женщине: умного мужчину, от которого пахнет луком, а то и водкой, или пустоголового денди, пахнущего модным парфюмом и дорогими сигарами? - Наша задача - понять, кто выбирает и почему. В запахе содержится момент культурной относительности. Был проведен опрос о заведомо приятных и неприятных запахах. И выяснилось, что есть довольно небольшая определенная группа заведомо неприятных запахов, но в том, что касается запахов приятных, имеется огромный разнобой. У японцев это все, связанное с ванной, у немцев - с запахом свечей. А уж что касается любимых духов... - Кстати, о духах. У вас есть любимые - или вы спешите за модой? - Я меняю духи достаточно часто, но не в угоду моде, а просто по настроению. Сейчас у меня духи Issey Miyaki и Jean Paul Gautier. Когда я уже работала над составлением этой книги, мою квартиру ограбили. Не взяли ничего из дорогих вещей: немного бижутерии и - главное - мою коллекцию духов. Еще похитили книгу "История запаха", издание Метрополитен-музея, к которой были приложены маленькие пробники с образцами запахов каждой исторической эпохи. После этого я убедилась: тема выбрана правильно. - Как вы представляете себе читателя этой книги? - Она была задумана не только для ученой публики, но и, к примеру, для тех модниц, которые покупают духи под воздействием рекламы, а нам хотелось, чтобы их выбор был более осознанным. В конце концов, культура запахов есть часть общей культуры эпохи. - Читатели знаменитого романа Патрика Зюскинда "Парфюмер" станут читателями вашего двухтомника? - Безусловно. А после нашей книги они обратятся к роману Гюйсманса, возьмут в руки Пруста. Таким образом, книга будет способствовать прогрессу просвещения. В начале проекта главный редактор "Нового литературного обозрения" Ирина Прохорова сказала: "Серия "Культура повседневности" представляет собой попытку осмыслить культуру в более широком смысле, чем это принято в российском контексте". "Ароматы и запахи в культуре" представляются в этом смысле, пожалуй, наибольшей удачей на этом пути. В планах издательства - "Мода в Древнем Риме".
Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир