Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

А не спеть ли мне песню...

В понедельник депутаты Андрей Вульф и Иосиф Кобзон внесли в Госдуму проект федерального закона "Об осуществлении гастрольно-концертной деятельности в области музыкального шоу-бизнеса". Стар и млад российского шоу-бизнеса - Иосиф Кобзон и Андрей Вульф пытаются создать правила в самой увлекательной индустрии страны, где все по-прежнему предпочитают игру без правил. По мнению депутатов, государство должно защитить потребителей от недобросовестных фонограммщиков...
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В понедельник депутаты Андрей Вульф и Иосиф Кобзон внесли в Госдуму проект федерального закона "Об осуществлении гастрольно-концертной деятельности в области музыкального шоу-бизнеса". Стар и млад российского шоу-бизнеса - Иосиф Кобзон и Андрей Вульф пытаются создать правила в самой увлекательной индустрии страны, где все по-прежнему предпочитают игру без правил. По мнению депутатов, государство должно защитить потребителей от недобросовестных фонограммщиков, мошеннических фирм и экстремистских призывов на рок-концертах. - Есть сомнение, что государство может быть эффективным игроком на рынке шоу-бизнеса, но, к сожалению, ситуация на этом рынке напоминает торговлю в ларьках в начале 90-х годов, - сказал Вульф, член фракции СПС. По словам Вульфа, в прошлом популярного телеведущего, в качестве временной меры для регулирования деятельности компаний шоу-бизнеса необходимо ввести их государственную аккредитацию - своего рода лицензирование. Эта мера, считает депутат, поможет борьбе с теневыми доходами шоу-бизнеса, а также будет способствовать пресечению деятельности фирм-однодневок. Аккредитацией, по мнению Вульфа, может заниматься Минкульт, а контролем - общественный совет, состоящий из представителей индустрии: "Это уважаемые опытные люди, которые сами наведут порядок в своем огороде". Наведение порядка - это прежде всего борьба с пиратством, уровень которого в России, по данным Международной организации производителей фонограмм (IFPI), составляет более 60%. Годовой оборот пиратской аудиопродукции в России, по оценкам экспертов IFPI, составляет 243 миллиона долларов (легальной - 193 миллиона). Ранее государство уже пыталось доступными ему средствами само навести порядок в шоу-бизнесе. В сентябре 1997-го Александр Починок, тогда глава налогового ведомства, встречался с российскими звездами при посредничестве известного шоу-бизнесмена Сергея Лисовского с целью заставить их платить налоги. Пионер шоу-бизнеса Лисовский, впоследствии переключившийся на сельское хозяйство, рассказывал корреспонденту "Известий", что предлагал министру платить налоги не от точной суммы концертных сборов, а создать некую "тарифную сетку", которая бы учитывала доход артиста от мероприятия. - Я предлагал ввести пять-шесть тарифов, по которым артист платит налоги. У него тысячный зал - он платит один налог, двухтысячный зал - другой налог, стадион - третий... Потому что сборы просчитать невозможно. Часто сборы не говорят о реальной прибыли, так как многие концерты, особенно в Москве, - и тогда, и сейчас - артисты проводили, заплатив собственные деньги ради промоушна. Специфика концертной деятельности такова, что ее невозможно засунуть в рамки промышленного производства, поэтому экономика здесь завязана на творчестве, а творческую составляющую здесь трудно вычленить. Чтобы государство не чувствовало себя обманутым, а артист понимал, что ему нужно заплатить, а не доказывать, что он на этом концерте не заработал, а, наоборот, вложил свои. Несмотря на то, что предложения Лисовского так и не были приняты, а сам главный налоговик переключился на социальные проекты, представители налоговых служб сказали "Известиям", что уже не имеют претензий к звездам. Сами звезды также извлекли уроки из прошлого: по словам музыканта и продюсера Александр Шевченко (работает с певицей Алсу), ситуация с 1997 года "в корне изменилась". Многие российские артисты стали ПБОЮЛами (предпринимателями без образования юридического лица) и сами стараются держать под контролем свои доходы и расходы. Шевченко сказал "Известиям", что поддерживает закон о "шоу-бизнесе", который поможет представителям индустрии осознать, что "воровать у собственного народа невыгодно". В то же время и сами российские шоу-бизнесмены, хотя и хвастают на телеэкранах своими домработницами, живут не слишком сладко, платя за ротацию на телевидении своих клипов (исключение здесь составляет MTV). В других странах с развитой шоу-индустрией раскруткой клипов занимаются рекорд-компании. Кроме государственной аккредитации акул и мелких рыбешек российского шоу-бизнеса, законопроект предусматривает борьбу с фонограммой. О том, что в выступлении артиста используется пресловутая "фанера", зритель должен будет знать заранее. В 1999 году аналогичную борьбу с фонограммой вели думские депутаты Михаил Мень и Александр Щелищ, которые предлагали ввести поправку в закон "О правах потребителей", заставив музыкантов указывать в рекламе использование "фанеры". Закон прошел лишь первое чтение, но был горячо поддержан, в частности, рок-музыкантом Юрием Шевчуком. Автор знаменитой песни "Фонограммщик" уличил своего коллегу Филиппа Киркорова в использовании фанеры при записи одного из концертов "Песня Года". Но если Киркоров, который на своих концертах поет вживую, оказался в роли козла отпущения, многим безголосым любителям фанеры в случае принятия закона придется несладко. А пока правовые нормы не действуют, слушатели сами выносят свой вердикт "фонограмщикам" -У нас в Хабаровске был жуткий скандал со одной из групп-двойников. Набился полный концертный зал - они включили "фанеру", начали кривляться, а потом кто-то крикнул, что "король то голый", и после этого началась дикая свара, милиции пришлось применять слезоточивый газ. Поддерживаю Иосифа Давыдовича, который все время пел без фонограммы, а сегодня под фанеру открывают рты и боятся напрягать свои связки, - рассказал "Известиям" зампред комитета по информационной политике Борис Резник. Не забыли авторы закона и о традиционной агрессии музыкантов и их экстремистской деятельности, под которую может вполне подпасть и деятельность группы "Ленинград" Сергея Шнурова. При этом, в отличие от своего молодого и либерального коллеги Вульфа, зампред думского комитета по культуре Иосиф Кобзон считает недопустимым сценическое сквернословие -Я не ханжа, более того, я сквернослов, но я не могу выражаться таким языком в присутствии женщин и детей". - возмутился Кобзон. - Я буду голосовать за такой закон, - добавляет Резник, - и надеюсь, что депутаты проголосуют, но главное, чтобы не перейти грань и не поставить все под запрет. Депутаты должны понимать, что требуется молодежи. Сам возмутитель спокойствия - Шнуров вполне мог бы оказать поддержку законопроекту, так как именно ему принадлежит блестящая характеристика состояния отечественного шоу бизнеса: "А денег нам заплатят кот наплакал. Такой вот шоу-бизнес....". Певец Александр Маршал, которому есть с чем сравнивать - его музыкальная карьера в группе "Gorky Park" состоялась в США, - согласен со Шнуровым в его характеристике российского шоу-бизнеса. -Что касается шоу-бизнеса как такового, у нас его просто нет, в Америке и других странах Европы все поставлено на конвейер, существуют объективные журналы типа "Билборд", куда артист попадает не потому, что его раздули, а по количеству проданных пластинок. В Америке работают огромные мультимиллионные компании, которые берут нового артиста, вкладывают деньги в запись его пластинки и стараются доводить дело до конца. - В Америке малейшее отклонение от нормы преследуется в судебном порядке, - продолжает Маршал. - Здесь, когда пираты выпускают мою пластинку, если я подам на них в суд, - потрачу свое время и нервы, но ничего от этого не получу. Продажа пластинок меня, как и других артистов, беспокоит больше всего. А то не успеешь записать - пираты все уже выпустили. Основной доход артиста - это концерты, но и расходы большие: надо платить артистам, которые ездят со мной, оплачивать аппаратуру. Все это я делаю за свои деньги. Нужно ли законом запретить пение под фонограмму? Александр ТОЛМАЦКИЙ, продюсер: - Это должно оставаться на совести исполнителя. Есть ситуации, когда нельзя не петь под фонограмму: записи телевизионных концертов, например. Это шоу-бизнес, каждый делает, что хочет. При чем тут Госдума? Пусть бы лучше боролись с пиратством. Запретить фонограммы - все равно что запретить использование синтезатора, заставив всех играть на рояле. По-моему, это бред. Татьяна АСТРАХАНКИНА, заместитель председателя комитета по информполитике Государственной думы РФ: - Не уверена, что бороться с использованием фонограмм нужно законодательными мерами. Ответственность должна быть скорее нравственная. Кроме того, я не вижу механизма реализации этого закона. Мы будем музыкантов к уголовной ответственности привлекать, в тюрьму сажать? Идея сама по себе хороша, но, я думаю, исполнение ее потерпит фиаско. Никита ДУХОВНИКОВ, руководитель Саратовского джаз-оркестра "Ретро", член Клуба "Известий": - Выступления под фонограмму запретить нужно. Наш оркестр всегда играет живым звуком. Мы только два раза играли под фонограмму - но это было на площади, во время гигантских городских праздников, и фонограмма была условием организаторов. А уж если концерт проходит в зале с отличной акустикой, за билеты берутся большие деньги, надо выступать живьем. Кстати, по Интернету бродит запись реального пения одного известного нашего певца - непочищенная и неисправленная. Он там так задыхается, что просто волосы дыбом встают. На концерт к нему идти после такого, конечно, не хочется. Александр МИНАЕВ, музыкант, группа "Тайм-Аут": - Это было бы правильно. Если у человека нет совести, которая запретила бы дурить публику, видимо, должно быть какое-то наказание за это. Ведь люди платят немалые деньги, чтобы послушать живое исполнение. Среди поп-музыкантов большинство поет под фонограмму. Галина АЛЕКСЕЕВА, музыковед, доктор искусствоведения, профессор Дальневосточной государственной академии искусств, член Клуба "Известий": - Запретить это нужно. Потому что пение под фонограмму - это искажение подлинного исполнения. Это вообще полная профанация профессионального искусства. Если запретить такие выступления законом, тогда не будет всех этих безголосых артистов, которые под фонограмму создают иллюзию искусства. Алена СВИРИДОВА, певица: - Идея хорошая. Такая мера может способствовать повышению уровня профессионализма на эстраде. Сейчас не поет только ленивый, компьютер может из любого мычания сделать музыку. Эта общедоступность нивелирует профессию музыканта. Аттестацию, проверку на использование фонограмм, провести очень просто: выключить электричество и пусть поют. Сразу станет понятно, кто умеет петь, а кто нет. Юрий АЙЗЕНШПИС, продюсер: - Под фонограмму артисты поют не потому, что не могут петь вживую. Существуют сборные концерты, где участвует большое количество музыкантов, или телевизионные съемки, там просто технически нельзя петь вживую. Подобные законы, по-моему, возникают просто от того, что кому-то делать нечего. С недобросовестными артистами нужно бороться по-другому. Если умеет петь человек -допускать на сцену, если нет - запрещать.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир