Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Шишимора как сторож и фотомодель.

Калининградец Михаил Семенов на территории национального заповедника "Куршская коса" создал первый и пока единственный в стране Музей русских суеверий. Он сразу же стал своеобразной туристической Меккой: за четыре с половиной месяца курортного сезона его посетило более шести тысяч человек
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Заходим в двухэтажную деревянную избу. В просторной горнице по-хозяйски разместились десятки деревянных фигурок. Их шкодливые физиономии не вызывают ничего, кроме умиления. - А вот это напрасно, - призывает меня к бдительности Михаил, - от них любого подвоха ждать можно. И в самый неподходящий момент. В прошлом году одна посетительница экскурсию вести не давала, все пилила своего мужа. Так вот, в самый разгар воспитательного процесса прямо перед ней Жировик (домашний дух, проказничающий не со зла, а со скуки. - "Известия") с полки "спрыгнул". Даму, конечно же, не задел, но замолчать заставил. - Как резчик по дереву, я начинал с корнепластики, - рассказывает Михаил Семенов. - Люблю гулять по лесу, рассматривать промытые водой корни и придумывать, что из них может получиться. А идея создания музея такого профиля родилась неожиданно. Лет пятнадцать назад мой товарищ с Севера привез мне в подарок фигурку шишиги. Я стал интересоваться, что это такое. Оказывается, Шишига, или Шишимора, - обитательница болот, злой языческий дух, завлекающий туда пьяных и доверчивых путников. Не имеет ничего общего с кикиморой. Последняя - сугубо домашний обитатель. И я стал копаться в библиотеках. - С Музеем чертей в Каунасе ваш музей как-то перекликается? - В каунасском музее при всей внешней разнице черти идентичны по сути. Наша нечисть очень разная. Все мы с детства пуганы Бабаем, но мало кто из нас знает, что этот вредный и брюзгливый старикашка никогда никого не воровал. Конечно, он жутко не любит шумных и капризных детей. В знак неудовольствия начинает скрипеть, шуршать, и даже стучит в окно. Но более радикальных шагов Бабай не предпринимает. - Среди персонажей музея существует градация на злых и добрых? - Не забывайте, что это все-таки нечистая сила. Не лишенная шарма, лукавая, озорная, но все-таки... И шутки с ней чреваты последствиями. Если уж кто-то желает как-то классифицировать языческих духов, то их следует разделять на "безнадежно злых", "безвредных" и "непутевых". Кстати, среди своих сородичей "безвредные", равно как и "непутевые", не пользуются авторитетом. Они считаются неудачниками. Иногда в них просыпается навязчивое желание творить добро, но, как правило, помощь эта настолько неуклюжая, что лучше поостеречься. Хотя и в семье нечисти не без урода. Бабка Дрема или Хлевный стараются дружить с хозяевами. В стене на уровне человеческого роста торчит массивный топор. - Не надо вытаскивать, - предупредил мой невольный жест Семенов. - В Древней Руси считалось, что девица, постоявшая под топором, будет долго обладать статной фигурой и железным здоровьем. Поскольку в музее можно поучаствовать в обрядах, то под топор встают практически все посетительницы - от девчонок до старушек. - Верующие люди музей посещают? - Конечно. Есть среди них категорично настроенные. Но большинство прекрасно понимают, что это не капище, пропагандирующее чертовщину, а музей традиций. Ни от одного из местных батюшек я не слышал анафемы. В музей систематически приезжают свадьбы. Молодожены прямо с венчания едут сюда, и убеждать их в том, что брак всегда крепок любовью и уважением, а не суевериями и обрядами, бесполезно. Уже на выходе я обратил внимание на усыпанную мелочью скамейку внушительных размеров. Рука автоматически потянулась в карман. - В других музеях денежку оставляют, - засмеялся Семенов, - а у нас, наоборот, берут. Так что возьмите монетку на память. У крыльца в почетном карауле замерло истуканом-часовым ехидное чудище. Это как раз Шишимора. Подрабатывает здесь и сторожем, и фотомоделью одновременно. Я не устоял перед искушением сфотографироваться с нею.
Комментарии
Прямой эфир