Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Борода - нехороший признак

Просьба подровнять мне бороду вызывает откровенное замешательство у ташкентского парикмахера: "Если честно, мы уже забыли, как это делать. В нашей стране запрещено носить бороду". Парикмахер, конечно, преувеличивает. Нет в Узбекистане никаких законов, направленных против бородачей. Есть другое - боязнь радикальных исламистов, от которых республика и ее светские правители немало пострадали в последние годы. И потому человек с бородой (как бы подчеркивающий свою "повышенную религиозность") вызывает у окружающих подозрение. На ташкентских улицах его могут остановить милиционеры, проверить документы...
0
В Узбекистане начались гонения на бороды
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Просьба подровнять мне бороду вызывает откровенное замешательство у ташкентского парикмахера: "Если честно, мы уже забыли, как это делать. В нашей стране запрещено носить бороду". Парикмахер, конечно, преувеличивает. Нет в Узбекистане никаких законов, направленных против бородачей. Есть другое - боязнь радикальных исламистовя , от которых республика и ее светские правители немало пострадали в последние годы. И потому человек с бородой (как бы подчеркивающий свою "повышенную религиозность") вызывает у окружающих подозрение. На ташкентских улицах его могут остановить милиционеры, проверить документы. Вот и предпочитают люди не рисковать, не общаться лишний раз с правоохранительными органами. И потому "от греха подальше" сбривают бороды. Сегодня жизнь мусульман в Узбекистане полностью контролируется светскими властями. Так, все имамы проходят аттестацию, на которой присутствуют не только представители муфтиата (Духовного управления мусульман), но также работники Государственного комитета по делам религии и Комитета национальной безопасности. "Такое впечатление, что мы не священники, а государственные чиновники. Лично меня на экзамене спросили, сколько звезд на государственном флаге Узбекистана!" - жалуется мне один из ташкентских имамов. Руководство Духовного управления фактически является структурой госвласти. Имамы не имеют даже права самостоятельно составлять пятничные проповеди, они обязаны читать тексты, утвержденные муфтиатом. Власти пытаются контролировать доступ населения к зарубежным религиозным сайтам. В некоторых интернет-кафе мне приходилось видеть надпись следующего содержания: "Запрещено смотреть религиозные и порнографические сайты". Причины столь жесткой политики Ташкента несложно понять. Еще относительно недавно в республике действовали достаточно мощные организации исламских радикалов. В первую очередь это -Исламское движение Узбекистана (ИДУ), организация, стремящаяся насильно свергнуть нынешний режим и заменить его исламским государством, а также узбекское отделение международной организации "Хизб-ут-Тахрир", поставившей своей целью объединение всех мусульман мира в единый халифат. Взгляды "Хизб-ут-Тахрир" носят откровенно антизападный характер. Такие страны, как США, Великобритания и Израиль, объявлены "порождением шайтана". Для идеологии "Хизб-ут-Тахрир" характерен откровенный антисемитизм. Причем в "евреи" автоматически записывается любой враг партии. Так, например, президента Узбекистана Ислама Каримова в листовках "Хизб-ут-Тахрир" называют "еврейским кафиром". Один из узбекских активистов этой партии всерьез сетовал в беседе со мной, что Гитлеру так и не удалось уничтожить всех евреев . В борьбе с противником, исповедующим такие взгляды, оправданны любые, в том числе весьма жесткие, методы, - убеждены власти. Западные правозащитники с такой постановкой вопроса не согласны. Как заявил "Известиям" директор службы новостей Форум F-18 (норвежская организация, занимающаяся защитой прав верующих в республиках бывшего СССР и Восточной Европе) Феликс Корли, "узбекские власти борются не только с исламскими радикалами, но и просто с верующими мусульманами". После разгрома афганских талибов угроза дестабилизации обстановки в Узбекистане исламскими радикалами снизилась. Американская авиация разбомбила военные лагеря ИДУ в Афганистане, и с этого времени боевики этой организации никак не проявляли своей активности. Затихла и "Хизб-ут-Тахрир". На сегодняшний день в тюрьмах сидят почти все узбекские активисты этой партии. И население не спешит выражать им свое сочувствие. Это последнее обстоятельство не может не раздражать узбекских исламистов. "Приходится признать, что наш народ спит. Даже сотрудничество Каримова с США - главным врагом мусульман всего мира - не пробудило узбеков. Большинство истинных мусульман уже давно находятся за решеткой. Оставшиеся же на свободе забыли о Боге, им наплевать на то, что неверные, не насытившись кровью афганских мусульман, собираются теперь убивать иракцев. Они думают только о куске хлеба ", - сетовали в беседе со мной активисты "Хизб-ут-Тахрир". Разгромив исламское подполье, Ташкент так и не устранил первопричину, породившую это явление. Уровень жизни в республике по-прежнему чудовищно низок. Даже в Ташкенте редкие счастливчики получают зарплату больше 50 долларов в месяц. Повсеместная коррупция во властных структурах на фоне крайней бедности населения приводит к тому, что порой приходится слышать сочувственные отзывы об исламистах даже от совершенно светских людей: "Если они придут к власти, то по крайней мере не будут брать взятки и воровать!" В отличие от соседних Казахстана и Киргизии в республике так и не сформировалась прослойка бизнесменов. Многие мои ташкентские знакомые жаловались, что частным предпринимательством заниматься просто невозможно: замучаешься давать взятки. По сути, единственные богатые люди в сегодняшнем Узбекистане - это узкая прослойка коррумпированных чиновников. Забытое в соседних Казахстане и Киргизии понятие "дефицит" в Узбекистане - по-прежнему реальность. В магазинах можно свободно купить лишь товары первой необходимости, если же вам нужен хороший сыр или, например, виски, то придется, как в советское время, обращаться к знакомым. Резкое ухудшение экономического положения произошло с июля, когда вышел президентский указ о повышении тарифов на импорт. Цены в магазинах настолько выросли, что люди попросту перестали покупать товары. В результате без работы остался единственный слой узбекских предпринимателей - мелкие торговцы. Увидев опустевшие полки магазинов, тысячи людей ринулись за покупками в соседний Казахстан. Каримову не удалось создать сколько-нибудь значительную социальную прослойку, поддерживающую руководство. Недовольство политикой властей выражают сегодня все слои общества: крестьяне, рыночные торговцы, рабочие, интеллигенция. Люди не могут понять, почему население этой некогда наиболее экономически развитой и богатой республики Центральной Азии сегодня живет гораздо хуже, чем, например, жители соседнего Казахстана. Пока люди пребывают в апатии - трудно сказать, как долго продлится такая ситуация. Справка "Известий" Узбекистан - далеко не единственная мусульманская страна, где светский режим пытается держать "в узде" исламистские партии и группировки. Например, в Тунисе исламское духовенство также жестко контролируется властями. В Алжире военные и вовсе пошли на государственный переворот, чтобы не допустить прихода к власти исламистов. Наиболее показательный пример - Турция, государство, которое чаще всего приводят как успешный пример превращения мусульманской страны в "европейскую". При Кемале Ататюрке было запрещено под угрозой наказания использовать арабский алфавит и носить традиционную для мусульман одежду, а в Уголовный кодекс были введены специальные статьи, предусматривающие длительные сроки заключения за использование религии в политических и личных целях. Одновременно турецкие власти стали формировать систему "официального", разрешенного ислама, влияние которого вне мечети строго ограничивалось.
Комментарии
Прямой эфир