Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Марк Штарк: "Биоуправление - это медицина будущего"

Чем больше возможности современной медицины, тем яснее основное противоречие. С одной стороны, врачи призывают нас активно участвовать в сохранении собственного здоровья и процессе лечения. С другой, мы все чаще становимся пассивным объектом медицинского воздействия - высоких технологий, большого количества лекарств. Между тем каждый из нас вполне способен сам корректировать работу основных систем и органов своего тела. Так утверждает бурно развивающаяся новая научно-практическая дисциплина "биоуправление" ("biofeedback"). О достижениях и перспективах новой науки академик РАМН Марк Штарк, заместитель директора Института молекулярной биологии и биофизики Сибирского отделения РАМН, беседует с обозревателем Татьяной Батеневой
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Чем выше техническое оснащение и возможности современной медицины, тем яснее самое существенное ее противоречие. С одной стороны, врачи все громче призывают нас активно участвовать в сохранении собственного здоровья и процессе лечения. С другой, мы все чаще становимся пассивным объектом медицинского воздействия - высоких технологий, сложной техники, большого количества лекарств. Между тем каждый из нас вполне способен сам корректировать работу основных систем и органов своего тела, возвращая их функцию к норме. Так утверждает бурно развивающаяся новая научно-практическая дисциплина, которая в России носит название "биоуправление", а в мире известна как "biofeedback" - "биологическая обратная связь". Недавно вышла в свет российско-американская монография "Биоуправление-4". О достижениях и перспективах новой науки академик РАМН Марк Штарк, заместитель директора Института молекулярной биологии и биофизики Сибирского отделения РАМН, беседует с обозревателем Татьяной Батеневой. - Вы, как один из теоретиков и практиков биоуправления, утверждаете, что человек произвольно может замедлять и ускорять ритм сердца, снижать и повышать температуру тела, изменять электрические потенциалы головного мозга? - Не произвольно менять, а раскрепощать, растормаживать непроизвольные механизмы их управления. Необходим лишь любой из параметров, которые можно измерить: электрокардиограмма, электроэнцефалограмма, значения пульса, температуры кожи или электрокожного потенциала и т.п. - Но эти данные использует и врач, чтобы установить диагноз или проверить эффект лечения. - В биоуправлении они нужны в других целях. Все, что поддается измерению, может быть введено в компьютер и визуализировано на мониторе в виде схемы, движущегося графика, игровой метафоры и т.д. Видеоряд зависит лишь от компьютерного дизайна, а его возможности сейчас безграничны. - И вот вы вывели на экран картинку, схематично изображающую состояние пациента, - к примеру, ЭКГ. Зачем? - Динамическая картинка изменяется в процессе биоуправления. На основе этих данных создается лечебно-реабилитационный алгоритм - компьютерная программа, которая позволяет человеку самому управлять изменением этих параметров. Программу для каждого пациента создает физиолог, программист, специалист в области современных информационных технологий, а использует ее врач, иногда совместно с психологом. Но самое главное - пациент становится не послушным исполнителем предписаний врача, он сам участвует в процессе лечения. - До сих пор, насколько помню, усилием воли изменить ритм работы сердца умели только йоги, но ведь им для этого никаких компьютеров не требовалось? - Мы живем в режиме обратной связи. Простой пример - зеркало. Я смотрюсь в него и соизмеряю то, что вижу, с тем, что бы хотелось видеть. То есть здесь налицо модель текущая и модель прогнозируемая. Биоуправление позволяет изменить текущую модель так, чтобы приблизить ее к желаемой. - И как, например, можно избавиться от головной боли, глядя на экран компьютера? - Приступы головной боли часто связаны с тревогой, депрессией, напряжением, в том числе и мышечным. Это отражается и в электроэнцефалограмме, выведенной на монитор. Пациента обучают методам мышечной релаксации, которые меняют ритмы работы мозга. С каждой последующей процедурой эта зависимость проявляется все заметнее, больной учится управлять своим состоянием, а его мозг фиксирует и запоминает новый стереотип реакции на напряжение, на стресс. Головные боли проходят, пациент перестает принимать обезболивающие препараты, без которых не мог жить прежде. - Вы утверждаете, что подобным же образом можно использовать биоуправление при множестве заболеваний? - Да, и во всех этих случаях цель - создать новую или восстановить нормальную модель работы структур головного мозга. Мы можем менять устойчивые, часто патологические стереотипы реакций и поведения, которые и приводят к болезни. Особенно ярко это видно на примере игрового биоуправления - особой области, которую мы активно развиваем в последние годы. Это наш, российский приоритет. - "Лечебные" игры отличаются от привычных компьютерных? - С привычными играми их роднит лишь то, что лечебно-реабилитационная процедура тоже погружена в соревновательный сюжет. Победить в игре можно лишь при выполнении единственного условия - приобретения нового эффективного навыка, который затем используется пациентом в обычной жизни. - Если можно, на конкретном примере. - В игре "Вира!" на мониторе возникает виртуальная морская среда. В поле зрения пациента два акванавта, каждый из которых стремится раньше соперника достичь дна, где лежат сокровища. Сюжет игры управляется сердечным ритмом игрока, который необходимо замедлить, чтобы победить. Курс - 10-12 сессий в течение двух - двух с половиной недель. Каждая сессия состоит из 8-10 попыток в течение 20-30 минут. Причем лишь в первой попытке играет за соперника компьютер, во второй и остальных пациент соревнуется со своим собственным результатом - идет самоусовершенствование. - И управлять своим сердечным ритмом может научиться каждый? - В процессе обучения выяснилось, что часть испытуемых умели и до этого неосознанно управлять своим сердечным ритмом, в процессе тренинга они научились контролировать этот процесс, осознали стратегию своего поведения. Другие обучались только к концу сеансов биоуправления. Но важен результат: в процессе игры много раз повторяющиеся виртуальные события формируют у игроков новые стереотипы, обеспечивающие рациональное поведение в условиях стресса. Прежние модели реакции на стресс, которые лежали в основе многих психосоматических заболеваний, вытесняются. - Но и в обычных компьютерных играх также есть фактор конкуренции. - Игровые системы биоуправления принципиально отличаются от конкурентных электронных игр. В их сценарии предусмотрен неизбежный превентивный антистрессовый механизм. Если в обычных играх все построено на стремлении опередить соперника, на напряжении, усиливающем стресс, то в наших комплексах, наоборот, побеждает именно тот, кто меньше волнуется, сохраняет самообладание, контролирует свои реакции. - Не изменяют ли подобные воздействия структуру личности, не могут ли стать причиной новой психологической зависимости? - Нет, личность не изменяют. Наоборот - технология ориентирована на восстановление зоны комфорта, формирование эффективного независимого поведения. Все технические средства и методология лечения утверждены Минздравом РФ. - Но специалисты все же отмечают появление и новых зависимостей - от компьютерных игр, от Интернета... - Убежден, что если каждое компьютерное рабочее и домашнее "место" будет снабжено системой игрового биоуправления, процент компьютерных пристрастий удастся существенно снизить. - При каких заболеваниях применение технологий биоуправления оказалось наиболее успешным? - При гипертензивных состояниях, гипервентиляционном синдроме, в том числе бронхиальной астме, всех видах химических и нехимических зависимостей (максимальный опыт у нас и в США в лечении наркомании, а также гэмблинга - зависимости от азартных игр); синдроме дефицита внимания с избыточной двигательной активностью у детей, при парезах и параличах после инсультов или инфарктов мозга. - Каков мировой и отечественный опыт использования лечебного биоуправления? - Многие приоритеты в области биоуправления принадлежат советским и российским ученым. Как научное направление, оно проистекает из работ Наталии Бехтеревой в СССР в 50-е годы и Грея Уолтера (Великобритания) в тот же период. В США открыты сотни кабинетов "биофидбека", которые посещают десятки тысяч пациентов, чуть меньше их в Европе. В России этим направлением занимаемся мы, наши аппаратно-программные комплексы есть в нескольких городах, во многих странах мира. - Наблюдали ли вы отрицательные эффекты, есть ли противопоказания к лечебным процедурам? - Технология показала высокую эффективность. Противопоказания сведены к минимуму: нарушенное сознание, грубая органическая патология. Ухудшений не описано. Я убежден, что аппаратно-программные системы биоуправления должны присутствовать на каждом рабочем месте врача, психолога, тренера, учителя. Они способны не только помогать в лечении больных. Они также могут изменить мотивацию, мобилизовать ресурсы личности - а этого многим из нас сегодня недостает. Материалы рубрики "Наука" в "бумажных" "Известиях" читайте теперь по субботам.
Комментарии
Прямой эфир