Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Неестественный отбор

В пятницу наконец-то состоялась отложенная (после октябрьских событий в Москве) церемония вручения главной национальной телевизионной премии - "ТЭФИ". На момент подписания номера имена лауреатов еще не были известны, поэтому "Известия" решили выбрать своих лауреатов и подвести некоторые итоги восьмилетней - увы, не во всем безупречной - жизни этой премии
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Каждый год как минимум два раза - при объявлении троек финалистов и после выбора лауреатов - и телеакадемики, и сама "ТЭФИ" превращаются в этаких зайчиков из тира, чья нелегкая профессиональная обязанность состоит в том, чтобы подвергаться беспрерывным обстрелам со стороны "посетителей"-телекритиков, а в иные разы даже и самих академиков. К их чести, "зайчики" плохо поддаются деформации, с замечательным упорством демонстрируя те же ошибки на тех же граблях. Собаки лают, караван идет. Задача "ТЭФИ", сформулированная ее основателями, благородна и должна была бы по идее вызывать уважение и признание со стороны тех, кто ее получает, вручает и оценивает этот процесс. Нет аргументов против "поддержки ярких и содержательных работ в области телевизионного искусства; поддержки оригинальных идей и проектов в творчестве и технологии вещания". Никто не возразит против "поощрения соревновательного начала государственных и частных телекомпаний; повышения профессионального, гражданского, интеллектуального и культурного уровня отечественного телевидения". В борьбе за это даже представители телепрессы готовы как один умереть. Не умираем. Не поддерживаем. Критикуем. Престиж премии падает. И это происходит потому, что методы и способы оценки и окончательного выбора лучших из представленных номинантов, применяемые телеакадемиками, может быть, и были уместны в первые годы существования премии. Тогда мало кто понимал, как это нужно делать, и пытался - довольно неумело, надо признать, - скрестить западный опыт (премию Emmy, например) с русскими, к тому же почти несуществующими традициями на эту тему. Но спустя восемь лет это выглядит не просто странно, это выглядит непрофессионально. В течение многих лет упреки к академикам сводились все к одному и тому же. И в сущности можно сказать, что каждая ошибка в обустройстве "ТЭФИ" влечет за собой другую, превращаясь в некоторую фатальную цепь. Так, в детективах герой, совершивший одно убийство, вынужден де-факто превратиться в маньяка, чтобы зачистить место действия от свидетелей. Стоит ли говорить, что на одном из таких бессмысленных действий он и попадается. Претензии к "ТЭФИ" таковы: отсутствие гласности в процессе выбора; отсутствие гласности в самом списке номинантов; отсутствие совершенно необходимого промежуточного тура (его еще четыре года назад предложил ввести телеакадемик Сергей Муратов), когда можно было бы спокойно и вдумчиво выбирать финалистов и только на следующем этапе лауреатов (сейчас и те, и другие выбираются одномоментно путем тайного голосования). Плохо работает и система, при которой производители выдвигают себя сами - некоторые не могут счесть себя достойными звания лучших, другие плохо разбираются в смысле номинации, превращая весь процесс в этакий смотр художественной самодеятельности. Одной из глобальных проблем "ТЭФИ" является то, что нет деления на секции, гильдии или любые другие подразделения по профессиям, когда специалист в своей области отсматривает соответствующих претендентов. Сейчас все смотрят всё (в этом году каждый академик должен был отсмотреть более пятисот кассет), что приводит к следующей ошибке, вызывающей наиболее серьезные претензии: номинационное безумие. Н.б. начинается в том случае, когда в одной номинации оказываются программы, совершенно очевидно относящиеся к разным жанрам, или люди, работающие вроде бы в одной области, как, например, операторы, но в настолько разных ее сферах, что ставить их в один ряд не глупо, но бессмысленно - каковы же тогда принципы отбора? "ТЭФИ-2002" мало чем отличается от своих предыдущих приходов. Исправлен немаловажный недостаток, в котором премию упрекали, и не раз. Был создан зональный конкурс "ТЭФИ-регион", что позволяет назвать премию действительно национальной и устраняет несправедливое проигрышное положение региональных телевизионщиков, у которых до сего момента было не так много номинаций, куда они могли бы вклиниться. Но это, пожалуй, то немногое, что было сделано академией. Главная проблема - смешение разных жанров в одной номинации - не просто осталась, но, похоже, подошла к логической завершающей фазе: абсурда. Таких номинаций в списке из 26 - шесть. Для главной премии страны многовато. Особенно если пристально вглядеться в эти проколы. Особый шум при объявлении финалистов вызвала номинация "Ведущий развлекательной программы", в которой объединили Хрюна и Степана, Михаила Швыдкого и Максима Галкина. Мультяшки добавили гротеска в старое по сути дело. Менее скандально, но так же необъяснимо выглядит объединение "Фрака народа" и "Жди меня" в разделе "Публицистические программы". Ни та, ни другая к ним в общем-то не относятся. Ничего не имею против "Папиной гармони" и "В нашу гавань заходили корабли" ("Музыкальная программа"), но отчего к ним прицепили программу Артема Варгафтика "Партитуры не горят"? Программу о музыке музыкальной счесть можно с большой натяжкой, скорее культурно-просветительской. С программами для детей у наших телеакадемиков тоже случился некоторый конфуз: "Дог-шоу. Я и моя собака" никогда не считало своей целевой аудиторией только детей, скорее пенсионеров. В "Развлекательных программах", так же как и в их "Ведущих", тоже не обошлось без коллизий: кому пришло в голову объединить реальное телевидение, да еще из разряда задачи на выживание ("Последний герой), и юмористический "Городок"? Не знали, куда свалить хлам, стащили на чердак, чтобы не думать? Похоже, что да. Но лучше всех выглядят операторы. Почему никому из телеакадемиков не пришло в голову, что объединение людей по признаку камеры на плече более чем сомнительно? Каким образом оценить превосходство Павла Лебешева, снявшего "Азазель", над Сергеем Ребровым, работавшим над авторской программой Елены Масюк? И уж тем более, как с ними оказался рядом Александр Пугачев из передачи, не требующей, замечу, особого операторского искусства ("Уроки русского. Чтения")? Эти вопросы, увы, ничуть не оригинальны. Те же, но с другими именами и номинациями задавались и прежде. Но, видимо, академики знают главный секрет пишущих коллег - отрицательную рецензию хорошо написать проще, чем положительную. А потому предпочитают избавлять нас от лишних мучений, давая все основания для критики. Спасибо, но все-таки оно того не стоит.
Комментарии
Прямой эфир