Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Парад-алле титанов мысли

Главное дело издательств - печатать хорошие книги. В этом обзоре представлены крупнейшие издательства России, публикующие интеллектуальную литературу. Каждое издательство представлено какой-нибудь характерной книгой из числа вышедших за последние полтора года. Конечно, каждое из них стремится продать свои книги, но у издательств, о которых мы говорим, есть и другие цели - просветительские. Поэтому работа этих издательств держится в большей или меньшей степени на энтузиазме, любви к литературе и других неощутимых токах воздуха
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В одном обзоре всех издательств не назовешь. Здесь нет блистательной "Иностранки" с ее сериями "Иллюминатор" и "За иллюминатором". Нет московского издательства "Логос" с его глубоко продуманной серией философских книг "Сигма". Да и деятельность издательств, вроде бы вполне коммерческих, - таких, как питерские "Амфора" и "Азбука" - часто включает вполне просветительские проекты. Как, например, выходящая в "Азбуке" серия "Наследие". Ну и тем лучше. На ярмарке Non/Fiction мы увидим гораздо больше. Там и встретимся. "Симпозиум" Петербургское издательство "Симпозиум" публикует в основном комментированные издания иностранных авторов, в первую очередь авторов трудных, требующих внимательного чтения и долгого размышления: таких, как Томас Пинчон или Ален Роб-Грийе. Переводы могут быть образцовыми или вызывать споры - но в этом случае речь всегда идет не о халтуре, а об авторской трактовке. Недавно "Симпозиум" опубликовал автора, известного почти всем. Однако и здесь издательство осталось верным себе, потому что вообще-то автор этот непрост и даже временами пугает. Вуди Аллен. Записки городского невротика, маленького очкастого еврея, вовремя бросившего писать/Пер. с англ. и т.п. - СПб.: "Симпозиум", 2002. - 352 с. Знаменитый американский кинорежиссер предстает в этой книге в качестве литератора. Проза и драматургия Аллена, вероятно, подразумевают несколько более узкую аудиторию, нежели его кино. Дело здесь не в методе: намеренно "несмешные" алленовские пародии характерны для всех сторон его деятельности. Но в фильмах ирония по поводу "вечных вопросов философии" спрятана среди абсурдистских гэгов; в прозе же иронический философский скептицизм главенствует. Любимый прием Аллена - почти инфантильное снижение высокого: частному детективу поручают поймать Бога, недоступная профанам мудрость учителей-мистиков оборачивается совершеннейшим кретинизмом, а Смерть проигрывает в карты тому, за кем пришла, и уходит ни с чем. Что-то в этом есть от Петрушки, который дурит черта, только Петрушки-интеллигента, живущего в современном мегаполисе. "Пушкинский фонд" Это издательство тоже живет в Питере. Его редактор Геннадий Комаров создал первую в России 90-х престижную серию современной поэзии. Издает Комаров тех поэтов, которых можно считать современными классиками (Сергей Гандлевский, Михаил Еремин, Тимур Кибиров), и молодых авторов (Полина Барскова, Мария Степанова). Вкусы Комарова широки, хотя предпочтение отдает тем, кто связан с традициями русской классики и петербургской неподцензурной литературы 60-80-х годов. Сочинения Елены Шварц. - СПб.: "Пушкинский фонд", 2002. - Т. I. 464 с. Т. II. 256 с. Всегда охотно печатавший Елену Шварц, "Пушкинский фонд" выпустил ее двухтомник. Жест тем более знаменательный, что доселе собрания сочинений более чем в одном томе это издательство удостаивало только Бродского. Поэзия Шварц давно уже стала явлением, вышедшим за рамки трудноуловимой петербургской поэтической школы. Кажется, что-то свое обнаруживает у Шварц и "традиционалист", и "авангардист", и "постмодернист" (при всей бессмысленности подобных этикеток). Это парадоксально: поэтический мир Шварц весьма "неуютен" и никак не рассчитан на автоматическое принятие. Фантасмагория обыденности: чего стоят хотя бы герои одной из поэм - живущие в питерской коммуналке суфий, каббалист, инок, Будда и проводница Верка. Жизнь на постоянном ветру, святое акробатство, ежедневный апокалипсис. "Поэт есть глаз, узнаешь ты потом,/ Мгновенье связанный с ревущим божеством,/ Глаз выдранный, на ниточке кровавой,/ На миг вместивший мира боль и славу". "Новое литературное обозрение" ("НЛО") Это московское издательство многогранное настолько, что трудно представить его одной книгой. "НЛО" работает сразу по нескольким направлениям: научные филологические и исторические труды, современная проза, новая поэзия ("новая" во всех смыслах слова), воспоминания о разных эпохах, сборники критических эссе... И это не считая журналов "НЛО" и "Неприкосновенный запас". Ну, пусть будет издание современного классика, совершенно не известного большинству читателей. Леон Богданов. Заметки о чаепитии и землетрясениях. Избранная проза. - М.: Новое литературное обозрение, 2002. - 544 с. Одна из самых продуктивных традиций русской литературы, идущая от Розанова и Шестова, совместились у Леона Богданова (1942-1987) с другой традицией фрагментарного повествования, восходящей к старинной японской дневниковой прозе. Богданов, петербургский андеграундный художник и самиздатовский писатель, вместе с Владимиром Казаковым и Павлом Улитиным предстает сегодня "подспудным классиком" современной русской словесности. Обычные бытовые записи, описание покупки книг и вина, фиксация природных катаклизмов и государственных переворотов - казалось бы, это никак не может быть текстом, тем более художественно значимым. Но проза Богданова завораживает почти дзенским спокойствием интонации, самим своим течением, в котором ощутимы одновременные непрерывность времени и прерывистость его восприятия. "Алетейя" Издательство "Алетейя" (по-гречески - "истина") выпустило множество книг, которые хочется назвать не столько научными, сколько познавательными. Здесь и переводы древнегреческих и византийских поэтов и историков, и труды по античной истории, временами вполне популярно написанные... А еще "Алетейя" издает книги о современном обществе и искусстве. Это и творения французских философов-постмодернистов, и отечественные исследования. Ксения Богемская. Понять примитив. Самодеятельное, наивное и аутсайдерское искусство в ХХ веке. - СПб.: Алетейя, 2001. - 192 с. Минувший век стал эпохой не только открытия наивного (примитивного) искусства, но и его широчайшего признания, даже моды, распространившейся в кругах ценителей. Впрочем, литературы о художественном примитиве у нас по-прежнему крайне мало. Книга Ксении Богемской - одна из немногих внятных работ на эту тему. Исследовательский метод Богемской можно назвать скорее экстенсивным, нежели интенсивным. Читателю предлагается целый ряд подходов и интерпретаций, разнообразие ответвлений основного "исследовательского сюжета": так, речь идет о творчестве детей или душевнобольных, искусстве архаических народов, массовой культуре... Четких схем и построений, привычных читателю Юрия Лотмана или Вяч. Вс. Иванова, искать здесь не стоит. Однако заслуга Богемской уже хотя бы в опровержении многочисленных мифов, окружающих проблему художественного примитива. "Текст" Московское издательство "Текст" издает современную прозу, русскую и иностранную. Название издательства - подчеркнуто сдержанное. Имена, как правило, не очень известные. Кроме писателей, которые творят детективы и боевики, есть множество профессионалов, которые пишут качественно, но не так раскручены. С другой стороны, "Текст" издает и иностранных писателей, чаще всего тех, которые известны у себя в стране, но пока мало известны в России, как, например, нобелевский лауреат 2002 года венгр Имре Кертес. Мария Галина. Покрывало для Авадонна. Курортная зона: Повести. - М.: Текст, 2002. - 160 с. Место Марии Галиной в литературном мире специфично - она пишет и "элитарную", и "массовую" прозу. Кавычки здесь вполне уместны: "ненаучная" фантастика Галиной - образец самой что ни на есть изысканной литературы; с другой стороны, в тех вещах, которые к фантастике не отнесешь, чувствуется школа письма для читателя, а не для критика. Легкость галинской прозы (лишь отчасти объяснимая одесским происхождением автора) не означает легковесности. В этой книге Галина предстает в обеих своих ипостасях: "Покрывало для Авадонна" - так сказать, каббалистический комедийный триллер, "Курортная зона" - не столько повесть, сколько цикл связанных общими героями новелл, в которых сталкиваются импрессионистические зарисовки и диалоги-анекдоты. Одесса Галиной - не столько фолкнеровская Йокнапатофа, сколько маркесовское Макондо - нереальный мир, проступающий сквозь видимую реальность. "Языки славянской культуры" Издательство, которое называлось сперва "Языки русской культуры", а теперь "Языки славянской культуры", начало с издания пудовых многотомников, в которые входили труды самых интересных современных гуманитариев - Лотмана, Топорова, Бориса Успенского... Студенты и просто любители умного чтения понесли их из магазинов, пыхтя и уважительно поглядывая на сумку. Потом "Языки..." научились выпускать и книги поменьше, да и авторы их не так известны, но книги получаются столь же содержательны и еще более парадоксальны, потому что мысли, опубликованные в них, еще не так "обкатаны" на конференциях и в журналах. Книжный шкаф Кирилла Кобрина. - М.: Языки славянской культуры, 2002. - 144 с. - (Studia philologica. Series minor). Рецензирование, как доказали Ходасевич и Борхес, может быть высоким искусством. Кирилл Кобрин, собравший под одной обложкой свои книжные обзоры из "Нового мира" (1999-2002), - аристократ в разночинском мире книжной журналистики. Самоценность текстов о текстах не вступает у Кобрина в противоречие с тонкостью и аналитизмом; таким образом, "Книжный шкаф" оказывается одновременно и художественным, и критическим сочинением. Это, конечно же, не диво в рамках постмодернистской ситуации, однако, на общем фоне, позиция Кобрина отличается редкостным здравомыслием и отсутствием спекуляций. Настораживает, пожалуй, одно: непредсказуемость суждений; книги, казалось бы, привычно объединяемые в одном ряду, у Кобрина то и дело жестко противопоставляются. Впрочем, это доказывает лишь то, что Кобрин руководствуется не заранее принятой концепцией, а исключительно личным вкусом. Издательство Ивана Лимбаха Издательство Ивана Лимбаха - редкий, хотя и не единственный случай, когда человек ставит свое имя как марку: за качество отвечаю лично! Возникло это издательство, к слову, задолго до пива "Солодов" и даже до продуктов от Довганя. Издает оно книги дорогие, но очень качественные: тщательно подготовленные книги современной поэзии, комментированные дневники и воспоминания писателей "серебряного века", труды по гуманитарным наукам - в том числе и избранные работы тех ученых, работа которых - эталон профессионализма и любви к предмету. Т.Л. Никольская. Авангард и окрестности. - СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2002. - 320 с. Не всякая филологическая книга может заинтересовать неспециалиста в узкой конкретной области. Сборник статей Татьяны Никольской - из таких. Крупнейший специалист по грузинскому и русскому модернизму и авангарду, Никольская - неутомимый открыватель и популяризатор фигур, традиционно относимых к "третьему" или "четвертому" ряду, - таких, как Игорь Терентьев, Александр Чачиков или Юрий Марр... Статьи Никольской позволяют видеть историю литературы не в плоскости, но в объеме, демонстрируют живой организм вместо хрестоматийной схемы. Книга замечательна, кроме всего прочего, последним разделом: здесь Никольская вспоминает ровесников и старших современников: Андрея Егунова и Ивана Лихачева, Иосифа Бродского и Леонида Черткова; мемуарные очерки предстают яркими образцами столь актуальной нынче литературы non-fiction. "АРГО-РИСК" Издательство "АРГО-РИСК" с 1994 года издает современную прозу и - еще больше - поэзию. В основном молодых. Всегда - экспериментирующих, непривычных, неожиданных. Яркий образец поискового издательства (главный редактор - Дмитрий Кузьмин): результаты деятельности таких издательств сказываются не сразу, но именно через них открываются миру новые течения в литературе. Андрей Сен-Сеньков. Танец с женщиной, которая немного выше: Стихи, проза, визуальная поэзия. - М.: АРГО-РИСК; Тверь: Колонна, 2001. - 84 с. - Библиотека молодой литературы, вып. 19. Это четвертая, наиболее представительная книга перебравшегося недавно из Борисоглебска в Москву автора "младшего литературного поколения". Поэтика Сен-Сенькова, кажется, не имеет близких аналогов в отечественной литературе: нарочито-барочное письмо, то максимально отстраненное, холодное, то, напротив, вызывающе чувственное; полное аллюзий и трудноуловимых отсылок, но при этом вполне самодостаточное, независимое от текстов-источников. Сен-Сеньков - настоящий коллекционер методов письма: в книге мы встретим и "словари", заставляющие вспомнить Павича, и "серии", в которых демонстрируется множественность взглядов на один и тот же предмет, и образцы фрагментарной, квазидневниковой прозы, и совершенно уникальные визуальные стихотворения, в которых сочетаются витиеватое название, эпиграф из Витгенштейна или Бланшо - и рисунок, авторская пиктограмма… Идеальное чтение для завсегдатаев Музея кино. "ОГИ" "ОГИ" ("Объединенное гуманитарное издательство"), как и "НЛО", славится работой по нескольким направлениям. Во-первых, оно существует вместе с системой молодежно-богемно-интеллектуальных клубов и книжных магазинов и само проводит вечера своих авторов. А еще - самая популярная среди молодежи обеих столиц серия поэтических сборников. А еще - серия книг по экономике и социологии. А еще - филологические труды. Иногда же в "ОГИ" случаются и настоящие открытия - по крайней мере для широкой читающей общественности. Павел Улитин. Разговор о рыбе. - М.: ОГИ, 2002. - 208 с. Павел Павлович Улитин (1918-1986), один из крупнейших русских прозаиков второй половины минувшего века, "удостоен" отдельного издания впервые (!), да и предыдущие его публикации немногочисленны и малодоступны. Дважды репрессированный при Сталине, подвергнутый в 1962 году обыску, при котором были изъяты все его рукописи, Улитин никак не укладывается в представление ни о писателе-лагернике, ни о литераторе-диссиденте. Формула Улитина - "Все писать с сокращениями. Кроссворд. Проза-ребус. Шифровка", - не описание привычного "эзопова языка". Улитин обращается к весьма узкому кругу знакомцев, намекая на что-то, заведомо им известное. Мы же, не знавшие Улитина лично, читаем его тексты как эзотерические сочинения, сквозь внешнюю недоступность которых просвечивает онтологический смысл. Чтение улитинских литературных коллажей (или, как он их сам называл, "уклеек") - работа, но работа завораживающая. "Академический проект" Что это за издательство, ясно из названия. В нем важно не только слово "академический", но и слово "проект": издательство стремится быть максимально профессиональным, но в то же время - обновлять привычные формы академического книгоиздания. Именно оно подхватило любимую советскими интеллигентами "Библиотеку поэта" и продолжает ее выпускать. Именно оно затеяло серию "Современная западная русистика", в которой печатает новейшие, меняющие наши представления исследования о Достоевском, Толстом и менее известных авторах. Классики, которых выпускает "Академический проект", тоже оказываются очень неклассическими. Неизданный Хармс. Полное собрание сочинений. Трактаты и статьи. Письма. Дополнения: не вошедшее в т. 1-3. / Сост., примеч. В.Н. Сажина. - СПб.: "Академический проект", 2001. - 320 с. При всей неопределенности понятия "классик" издание академического собрания сочинений - верный признак "забронзовения". Воспринимавшийся некогда как маргинал, Даниил Хармс теперь удостоен научно подготовленного и стремящегося к полноте собрания сочинений. В этом смысле "Неизданный Хармс" (фактически четвертый том собрания) - особенно симптоматичная книга: Валерий Сажин старается не упустить из внимания даже самый незначительный хармсовский автограф, а также публикует "коллективное" и "приписываемое". Среди помещенных в томе текстов Хармса, кажется, наиболее интересны "трактаты", в которых оригинальная мистика и логика "чинарей" прорастает сквозь пугающий неофита художественный язык позднего авангарда. Данила ДАВЫДОВ (о книгах), Илья КУКУЛИН (об издательствах) А что вы думаете об этом?
Комментарии
Прямой эфир