Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Особняк с Моцареллой

Вопросы приватизации старинных особняков - памятников культуры - сильно заботит сегодня Министерство культуры России. Разрешать или нет их приватизацию? Сдавать или не сдавать в аренду? Дилемма решается годами, и большая часть недвижимости до решения ее вряд ли доживет. В подмосковном поселке Щапово (Подольский район) разводят коров, продают молоко и варят сыр для пиццы - Моцареллу. Еще берегут свою духовную святыню - музей-имение Щаповых. Материя и сознание... Перед щаповцами встал старый философский вопрос: что же из них первично?
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Имение Ильи Васильевича Щапова - скромное: несколько небольших домиков, каменный мост, парк, три пруда... Еще Щапов строил школы: церковно-приходскую, сельскохозяйственную и школу юных кружевниц... Почил филантроп в 1998 году, завещав все хозяйство и 100 тысяч рублей государству. Музеем имение стало в октябре 1998-го. Его директором назначили потомка бывшего владельца - ученого-историка Ярослава Николаевича Щапова. Все шло недурно: в музей загоняли экскурсии школьников, а рядом тихонечко разорялся агрокомплекс: коровы худели, надои уменьшались, а зарплату труженикам села не выплачивали по 9 месяцев. Так бы и сдохли все коровы, но пару лет назад в Щапово пришли капиталисты. Компания "Седьмой континент" скупила "передовое" хозяйство, учредив там ОАО "Щапово-Агротехно". На инвестиции не пожалели многих миллионов. В собственности дочерней фирмы "Седьмого континента" оказались не только коровники, новая линия по производству сыра Моцарелла, но и музей-усадьба. Часть помещений музея "агротехники" тут же сдали в аренду: почте, местной АТС, аптеке и под офис организации, занимающейся вывозом мусора... Но непосредственно с музея аренду не требовали. Хрупкий компромисс между духовным трудом и капиталом разрушился вместе с частью постройки, прилегающей к "господскому дому" усадьбы. Это произошло в апреле прошлого года. Приехав в пятницу на выходные в "родовое" имение, директор музея обнаружил рядом с "растерзанной", по его словам, исторической кухней Щаповых груду кирпичей и белого камня. - Была разобрана крыша, сломаны высокая труба, двери, окна, стена белокаменной лестницы в погреб, утрачены все декоративные элементы памятника. Опешив от увиденного, Ярослав Щапов, по его же выражению, "начал скандалить" - писать гневные письма. В том числе и главе "Седьмого континента" Владимиру Груздеву (сейчас он - депутат Мосгордумы). Господин Груздев, правда, сообщил "Известиям", что никакого обращения Щапова он не получал. А вот гендиректору "Щапово-Агротехно" Елене Петровой от общения с соседом не уклониться: как-никак соседи. Щаповскую кухоньку, по рассказам сотрудников музея, сдали в аренду "каким-то армянам". Те стали переоборудовать ее под магазин. Потом "все бросили и сбежали". Единственное, что осталось от кухоньки, - кирпичная "коробка". Над ней пришлось сделать временную крышу: чтобы вода не размывала фундамент. Щапов недавно попробовал поговорить с Петровой на тему реконструкции кухоньки, но та, по словам профессора, его "послала по матушке". Супруга Щапова Юлия Леонидовна деликатно называет Елену Петрову "противоречивым человеком". А сама подумывает, не открыть ли в усадьбе кафе с русско-итальянской кухней. В меню она включит: мороженое, чай и пиццу с той же, сваренной "противоречивой" Петровой Моцареллой. Петрова же считает Щаповых маниловыми. И чуть ли не мизантропами: - Они не любят никого в деревне, и их никто не любит... Правда, и меня многие не любят, потому что я бьюсь за каждую копейку. Выслушав доводы сторон - бедного потомка и богатых арендаторов, администрация Подольского района признала незаконной приватизацию "Щапово-Агротехно" культурно-исторического объекта, который должен принадлежать народу. Музей теперь передается району. Правда, вопрос, поможет ли государственная "крыша" починить крышу особняка, остается открытым - лишних денег в районе нет. А что вы думаете об этом?
Комментарии
Прямой эфир