Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Хассо ХЕРШЕЛЬ: "Я переправил в Западный Берлин 1000 и одного человека"

14 сентября 1962 года по тоннелю, прорытому под стеной в Западный Берлин, перешли 29 человек. Идеологом и организатором побега стал талантливый пловец Хассо ХЕРШЕЛЬ. "Рыть тоннель, понимая, что над тобой несколько метров земли, было тяжело, - вспоминает он. - Но самый большой стресс я пережил, когда нужно было выходить на поверхность. Мы работали по чертежам, пользовались компасом, но не знали, какова погрешность и в каком месте мы выйдем. Однако я все-таки сделал небольшое отверстие и весь превратился в слух и зрение…
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Трагедия 11 сентября 2001 года разделила мир. Однако в новейшей мировой истории такое категоричное разделение - на до и после, на правых и подлецов - уже происходило. Хотя формально оно было связано со строительством, а не с разрушением. Уничтожение башен-близнецов в Нью-Йорке в прошлом году - это то же самое, что возведение стены в Берлине в 1961-м. Тогда, чтобы услышать и понять друг друга, потребовалось почти три десятилетия. И за это время при попытке перейти на Запад - а по сути в другой мир - у Берлинской стены погибли около 250 человек. Но среди тех, кто своими поступками приближали объединение, были и победители. В субботу - ровно 40 лет с момента одного из самых первых и массовых побегов из ГДР. 14 сентября 1962 года по тоннелю, прорытому под стеной в Западный Берлин, перешли 29 человек. Идеологом и организатором побега стал талантливый пловец Хассо ХЕРШЕЛЬ. С ним встретились корреспонденты "Известий" Анна ПРОСТЯКОВА и Андрей МИТЬКОВ. Об этой истории мы, двадцатилетние, узнали из фильма "Тоннель" немецкого режиссера Роланда Сусо Рихтера. Несмотря на более чем двухчасовой формат, смотрится он на одном дыхании. Но самое важное оказалось в титрах: "Фильм основан на реальных событиях". ...Начало 60-х. Спецслужбы ГДР преследуют пловца Гарри Мельхиора. Отсидев в тюрьме, он возвращается в спорт и становится чемпионом. Но, когда начинают возводить стену, решается перейти на Запад. И принимается строить с друзьями тоннель, чтобы переправить сестру. Штази пытается сорвать готовящийся побег: ищет тоннель, следит за возможными нарушителями. Провал кажется неизбежным, однако, отстреливаясь, Мельхиор уводит на Запад 29 человек... Чтобы найти прототипа Мельхиора, потребовалось два с половиной месяца. Хассо Хершель живет в маленькой немецкой деревушке. Об интервью мы договорились из Москвы: "Говорите, из "Известий"? Вот это да! В советские времена "Известия" были партийной газетой. Да, времена действительно изменились..." Была суббота. Проехав полтора часа от Берлина, мы вышли на станции Варнитц. Хершель удивительно похож на Райно Ферха, сыгравшего в "Тоннеле" Мельхиора. От станции по проселку до деревни Мелоу ехали полчаса. Летом Укернарк изумительно красив, его называют районом тысячи озер. "Но озер в округе меньше", - смеется Хершель. Владения Хершеля показались огромными. Двухэтажный дом: "Его мы с сестрой Анитой купили на двоих. Первый этаж принадлежит ей, второй - мне". Приусадебный участок: "Здесь я все сделал своими руками". "А вот этот бассейн - единственное, что связывает меня с плаванием. Целый год строил: рисовал чертежи, потом начал копать... - Хершель на секунду задумывается. Потом улыбается: - Я хорошо копаю, навык остался на всю жизнь". Секс и насилие для успеха - Вы смотрели "Тоннель"? - Да, много раз. Более того, именно я написал первый, черновой вариант сценария. Сама идея принадлежала дочери Аниты - Астрит. Она тележурналист. И как-то предложила: "Почему бы не снять фильм о вашей истории?" Я подумал: хм, а почему бы и нет? И переложил на бумагу то, что тогда случилось. Всего за одну ночь, запасшись двумя бутылками вина. Племянница с друзьями переделали мою писанину в сценарий и показали Саду Айнцу, продюсеру компании Team Work. Он решил: проект может принести хорошие деньги, и еще переработал сценарий. Правда, когда я его прочитал, запретил использовать свое имя, имя сестры, вообще все реальные имена. - Почему? - Это действительно очень хорошая, профессиональная работа. Но... История, которая получилась, не являлась правдивым отражением реальности. Для нас - всех, кто участвовал в строительстве тоннеля под Берлинской стеной, - важно было спасти людей, переправить в ту часть мира, где они хотели жить. Но еще важнее было не допустить насилия, не довести дело до конфронтации. Я горжусь, что за полгода работы ни на одну секунду не возникла опасность ни для тех, кого мы собирались переправить на Запад, ни для простых жителей Берлина, ни для солдат. А в конце фильма есть стрельба и кровь. Я не протестовал - я знал, что в любом фильме для успеха нужны секс и насилие. Просто попросил: уберите из титров настоящие фамилии. - Не считая финальной сцены, все остальное в фильме - правда? - Есть еще одна придуманная сюжетная линия. Помните девушку, с которой у героя был роман? На самом деле женщины не участвовали в строительстве. Вот, пожалуй, и все. Остальное в фильме - абсолютная правда. Включая мое решение покинуть Восточный Берлин, желание сестры перебраться на Запад, позицию Ханнеса, мужа сестры, который считал, что уезжать им не стоит. Все началось именно с Аниты... Мы были близки с самого детства. И когда я перешел в Западный Берлин, поклялся: не сбрею бороду, пока Анита снова не окажется со мной. Как Фидель Кастро с товарищами, которые пообещали не брить бороды до полной победы революции на Кубе. - Тогда почему у Гарри Мельхиора нет бороды? - Я не думаю, что это важно. Хотя, возможно, было бы забавно. Пионерская юность - Как все начиналось? - Я родился в Дрездене. Когда учился в школе - был пионером. И не просто пионером, а настоящим пионером. Я действительно искренне верил в социализм, коммунизм, светлое будущее. Лет до шестнадцати. Но потом убеждения и взгляды стали меняться. Поступив в институт, я стал часто наведываться в Берлин. Переходил в западную часть, чтобы купить одежду, фотоаппараты... Потом продавал в Дрездене. - Занимались спекуляцией? - Да, это занятие считалось постыдным. Однако это занятие заставило меня задуматься: почему на Западе есть все, а на Востоке - ничего? Но еще большее влияние оказали книги, особенно Франк Леонард. На меня впечатление произвела книга, в которой он пишет о 1932-1938 годах в СССР. Леонард очень хорошо изучил тему, люди, о которых он рассказывает, реально существовали. Конечно, детальное описание пыток и убийств ничего, кроме отвращения, не вызывало. Но это нужно было прочесть: как одного за другим убивали людей, которые верили в революцию и идеалы коммунизма. Как выбивали признания в преступлениях, которые люди не совершали. Особенно страшно было потому, что многие ваши руководители просто использовали свое положение, притворялись. - Едва закончив школу, вы озаботились такими проблемами? - Конечно, все пришло не за один день. Я наблюдал, анализировал. Потребовалось два или три года, чтобы мировоззрение изменилось. Но день, когда это произошло окончательно, запомнил - 17 июня 1953 года, мне только исполнилось восемнадцать. Я находился в Берлине, когда началось восстание. На площади вышли сотни тысяч немцев, недовольных режимом, изоляцией Восточного Берлина от Западного, уровнем жизни... Но советские войска жестоко расправились с ними, демонстрантов расстреливали даже из танков. По городу прокатилась волна арестов. Меня тоже арестовали. Тогда я был уже достаточно известным пловцом, мои фотографии печатали в газетах, и люди из штази сразу узнали меня в толпе. Правда, в тюрьме я просидел недолго - недель шесть. Однако это было тяжелое время. Таких издевательств я не испытывал никогда. - В фильме вас жестоко допрашивали, даже били... - В реальной жизни - тоже. И самым унизительным было то, что я не имел возможности ответить. Стена отчуждения - Между восстанием 1953 года и вашим побегом в Западный Берлин прошло почти целое десятилетие. Чем вы занимались? - Продолжал существовать, испытывая давление системы. В 1954 году меня арестовали еще раз - за перепродажу. Приговорили к четырем с половиной годам заключения, я просидел в тюрьме с 19 до 24 лет. Когда освободился, возобновил тренировки. Плавал 100, 200, 400 и 800 метров вольным стилем, занимал призовые места, считался одним из сильнейших пловцов в Дрездене и во всей Восточной Германии. Но, к сожалению, в те годы ГДР не имела права участвовать в официальных международных соревнованиях. Поэтому я не выступал ни на чемпионате мира, ни на Олимпийских играх. - Строительство Берлинской стены стало неожиданностью? - Лично для меня - нет. Из Восточного Берлина в Западный ежедневно переходили 2-3 тысячи человек. И на этом акцентировала внимание западногерманская пресса. Я объяснял друзьям: однажды проснемся - и увидим стену, проходящую через Берлин. Друзья смеялись, но я-то уже сталкивался с этой системой. Я понимал: стена разделит не только Берлин и Германию, но и весь мир, и каждого человека. С позиции руководителей ГДР, строительство стены было абсолютно логичным. Если бы они ее не возвели, из страны рано или поздно ушли бы все. Но когда 13 августа 1961 года я увидел, что строительство началось, был ошарашен. Я понял: пора перебираться на Запад. - Реализовать задуманное было трудно? - Труднее было решиться оставить Восточный Берлин и Восточную Германию. Конечно, я был многим недоволен, но, покидая страну, я вынужден был оставить здесь родителей, близких, друзей. К счастью, родители одобрили мой поступок, хотя сами покинуть ГДР не могли. Позже я узнал, что к ним приходили из штази, расспрашивали обо мне. Из-за мужа, делавшего карьеру, не решилась покинуть Восток и Анита. Я очень долго сомневался. Так долго, что остался единственный шанс перейти на ту сторону - по фальшивому паспорту, воспользовавшись гримом и париком. Это случилось 21 октября 1961 года. - В фильме показано, что накануне побега вы исполнили мечту - стали чемпионом ГДР на 100 м вольным стилем. Это правда? - Я действительно победил. Только не на чемпионате страны, а на Спартакиаде. Эти соревнования пользовались популярностью. - И во время награждения отказались пожать руку большому спортивному и партийному начальнику? - А вот это уже художественное преувеличение. Подкоп под социализм - Пытаясь переправить сестру, вы решали только личные проблемы? - Всегда легче добиваться конкретной цели, если имеешь убеждения, жизненные установки. Тогда даже трудности легче переносятся. Нас - друзей и единомышленников - было немного: Ульрих Пфайттер, Ахим Ньюманн, Доминико Сеста, Луиджи Спина, Ахим Рудольф, Вольфганг Шредер, я. Все были молоды, всем около двадцати, я в двадцать пять - самый старший. Все были против стены и той системы, которая за стеной. Все имели печальный опыт взаимоотношений с системой: кто-то сидел сам, у кого-то в тюрьме побывали родственники. Мы видели, что фактически идет война, каждый день военные из ГДР убивают у этой стены. И решили спасти хоть кого-то, хотя бы одного человека. Мы, конечно, понимали, что не можем сломать систему. Однако знали, что можем причинить ей немного вреда. - Почему именно тоннель, подземное сооружение? - Мы долго думали, какие есть способы переправить на Запад людей без малейшего риска. И мы придумали: надо на глубине 5-6 метров под землей прокопать тоннель. Работали восемь месяцев - с февраля по октябрь 1962 года. Но протяженность тоннеля составила 150 метров. В самом начале строительства случился обвал, поэтому в дальнейшем через каждые 15-20 метров мы начали ставить деревянные подпорки. Постоянная команда состояла из 10 человек, всего поучаствовали около 40. Некоторые не выдерживали нескольких дней, кто-то уходил через пару недель. - Что было самым тяжелым? - Рыть тоннель, понимая, что над тобой несколько метров земли, которая в любой момент может обвалиться. Но самый большой стресс я пережил, когда мы достроили тоннель и нужно было выходить на поверхность. Мы работали по чертежам, пользовались компасом, но не знали, какова погрешность и в каком месте мы выйдем. Однако я все-таки сделал небольшое отверстие и весь превратился в слух и зрение. Наверху стояла мертвая тишина, но я долго прислушивался, потому что не был уверен, что меня не видят и не слышат. - Сколько человек вы спасли? - Планировали переправить 27. Всех предупредить заранее помогли иностранцы, которые имели спецпропуска и могли находиться в Восточном Берлине по нескольку часов. Они встречались с нашими родственниками и друзьями в музеях, театрах, парках - прямо как в шпионском детективе. Но в назначенное время в назначенное место подошли еще двое. Откуда они взялись, я не знаю, но в итоге на Запад перешли 29 человек. Случилось это 14 сентября 1962 года, ровно через один год, один месяц и один день после того, как власти ГДР начали строить стену. - В фильме ваши планы едва не сорвали секретные службы ГДР. На самом деле такая опасность существовала? - К счастью, все было спокойно. Тогда агенты штази ничего не знали и, думаю, даже не подозревали. На шарах и лодках - Как затем складывалась ваша жизнь? - Я начал строить другой тоннель. Мы помогли трем десяткам, но у каждого в Восточном Берлине остались сестра или брат, друзья или школьные товарищи... Второй тоннель построили всего за три месяца - уже были знания и навыки. Но его обнаружили. Из десяти наших агентов, ушедших на Восток, вернулись лишь семь. Я подумал: а вдруг кто-то проговорился? Но, несмотря на сомнения, работали. Все было, как в первый раз: достроили тоннель, я сделал малюсенькую дырочку, стал наблюдать... И через полчаса почувствовал, что снаружи на меня кто-то смотрит. Я стал медленно и очень тихо спускаться в тоннель, а потом - вжик! - и убежал. - План провалился полностью? - Да, но мы так сдружилась, что по-прежнему думали, чем можем помочь людям с Востока. И до 1972 года помогали всем желающим перебраться на Запад. Переправляли разными способами - в машинах, на воздушных шарах, даже на подводных лодках, если эти сооружения, конечно, можно назвать подводными лодками. Мы договаривались со служащими посольств на Западе, подкупали комендантов с Востока... Платили те, кто просил об услуге: родители - за детей, молодые люди - за невест. В итоге за 11 лет я переправил из Восточного Берлина в Западный около тысячи человек. Если быть точным - тысячу и одного. Но, конечно, не один, а с помощью друзей. - Наверное, вы были знамениты? - Не больше, чем сейчас, после выхода "Тоннеля", после всех этих интервью и ток-шоу. Честно говоря, обо всей этой истории я начал рассказывать только в 90-х годах, уже после падения стены. До этого, кто я, не знали даже соседи. На меня пару раз выходили агенты штази. В ГДР нас называли "торговцы людьми". Представляете? - Но ведь фильм Рихтера не первый? Кажется, американская кинокомпания даже спонсировала ваши работы... - Это очень интересная история. В нашей команде были два итальянца. После того как мы уже четыре или пять месяцев строили тоннель, они сообщили, что некие американцы хотят снять о нашей работе документальный фильм. Я был против, однако итальянцы сказали, что нам заплатят. Когда мы построили тоннель, а NBC сняла фильм, нам принесли по тысяче марок. Но я уже почти год прожил на Западе, знал, какие деньги крутятся на телевидении. С помощью небольшого шантажа я заполучил контракт. Тогда американцы предложили заплатить по 15 тысяч марок. Не несчастный, но бедный - Какие чувства вы испытали, когда начали ломать стену? - Я был счастлив безумно. Когда позвонили друзья и сказали об этом, я не поверил. Но сразу поехал к Бранденбургским воротам. Совершенно с незнакомыми людьми мы всю ночь от счастья пили, пели песни и танцевали. Хочется верить, мы с друзьями тоже помогли расшатать систему, разрушить стену. - А к тому месту, где строили тоннель, вы приходили? - Нет. Но после объединения Германии журнал "Шпигель" совместно с немецкой телекомпанией сняли фильм про нашу историю. С помощью специальной машины там, где был тоннель, журналисты обнаружили пустоты. Но я уверен, что тоннель уже затоплен. Когда мы переводили людей, вода уже доходила до колен. - Что стало с вашими друзьями-единомышленниками? - Мы до сих пор дружим, периодически общаемся. Обычно они приезжают ко мне в деревню. Все вернулись к нормальной жизни. Закончили институты, завели семьи. Только у меня нет семьи. Вообще-то у меня было много жен, но ни одной законной. Все дети - сын и две дочери - рождены вне брака. Но от этого я люблю их не меньше. - Где вы работали? - Сначала в пабе. Потом купил этот паб. Продал паб и купил дискотеку. Продал дискотеку, хотел купить другую, но денег не хватило. Поэтому купил ресторан. А потом ресторан потерял. Я обанкротился. Третий год в Берлине продолжается суд. Я сужусь, а это дорогое удовольствие. Сейчас я бедный человек. Не несчастный, но бедный. Именно из-за финансовых проблем я переехал из Берлина в деревню. - После этого не изменили убеждения? Что все-таки лучше - капитализм или социализм? - У социализма не будет будущего, потому что в нем только идеология. Хотя я знаю многих людей, которые были счастливы при социализме. Они искренне верили в светлое будущее и не замечали преступлений, совершаемых вокруг. Капитализм свободен от идеологии. Но это мир, где либо убиваешь ты, либо убивают тебя. Он создан для сильных людей. Я сильный, просто мне не повезло. - В какой момент вы поняли, что строительство тоннеля под Берлинской стеной - главное событие вашей жизни? - Я безусловно горжусь этим эпизодом своей биографии. Но это не главная история моей жизни. Самое важное - рождение детей. Отцовство - фантастическое чувство. Как уходили на Запад 15 августа 1961 года в 16.00 солдат погранвойск ГДР Конрад Шуман бежал в Западный Берлин в районе Бернауэрштрассе. Чтобы быстрее преодолеть колючую проволоку, бросил оружие. Тогда еще не было приказа открывать огонь при попытке побега. 5 мая 1962 года по тоннелю, прорытому в районе Гросс-Глиник, на Запад перешла группа из 12 человек, которую возглавлял 81-летний мужчина. Остальным участникам было 76, 70, 68, 58, 57, 55, 48 и 46 лет. Тоннель длиной 32 метра совками и штыком времен Первой мировой войны удалось выкопать за 16 дней. На вопрос, зачем тоннель имел высоту 1 метр 75 сантиметров, один из беглецов ответил: "Хотели выйти на свободу с поднятой головой". Между 9 января и серединой февраля 1964 года из Восточного Берлина бежали 12 юношей в возрасте от 16 до 19 лет и пятеро взрослых. Они ночью спрыгивали с моста на крышу поезда, отъезжавшего с вокзала Фридрихштрассе. До границы было 800 метров. 5 и 6 октября 1964 года через 150-метровый тоннель под Берлинской стеной, построенный за полгода студентами из Западной Германии, уползли 57 человек. 6 октября пограничники обнаружили беглецов, и в завязавшейся перестрелке погиб ефрейтор Эгон Шульц. В ГДР из него сделали героя, погибшего от рук "западных бандитов". И только после падения стены удалось собрать доказательства, что Шульца изрешетили пулями сослуживцы. 9 сентября 1968 года Бернт Беттгер из Дрездена бежал на миниатюрной подводной лодке. На ее проектирование и изготовление в домашней мастерской ушел один год. Плыл со скоростью 5 км/ч, ориентируясь по Большой Медведице и держа курс на датское маячное судно. Там уже знали о побеге из ГДР и приняли нарушителя. В ночь на 19 октября 1968 года Петер Эверт планировал перелететь в Западный Берлин с помощью двух аэростатов, лично изготовленных из искусственного волокна и наполненных водородом. Но несмотря на несколько месяцев подготовки, побег сорвался. 30 января 1980 года при попытке к бегству были арестованы 15-летний Гидо Бакерт и его школьный приятель. Они сели на борт самолета восточногерманской компании Unterflug, который следовал из Берлина в Эрфурт, с намерением угнать его в ФРГ. Планировали попасть в кабину пилотов, однако дверь оказалась запертой. Когда беглецы стали угрожать стюардессе ножом, их связали пассажиры. 29 августа 1986 года в 00 часов 05 минут 33-летний Ханс-Иоахим Пофал с Мартиной Лей и восьмимесячным ребенком прорвался на Запад на грузовой машине, груженной гравием, через КПП на Фридрихштрассе. На скорости 35 км/ч проломил шлагбаум, следующие препятствия и решетки и даже закрытые металлические ворота. 28 мая 1988 года санитарка Лиана Зюндерман (22 года) бежала в раме кресла легкового автомобиля, которую освободили от пружин и набивки. На Запад ее перевез жених, гражданин ФРГ. Использованы материалы сайта www.hro.org Краткая история стены В 1949-1961 годах Восточную Германию покинула почти шестая часть населения - 2,5 миллиона человек. А летом 1961-го ежедневно на Запад уходило 2 тысячи человек. В час ночи 13 августа 1961 года 40 тысяч солдат перекрыли границу между Восточным и Западным Берлином. Линии метро и городской электрички, связывающие две части города, закрыли. Заграждения установили на реках и каналах. Единые канализационные коллекторы перегородили решетками. Стена четырежды перестраивалась, последний раз - в 1986 году. Вот описание наиболее укрепленного участка: "1. Легкий непрозрачный экран выше человеческого роста. 2. Стена-решетка из армированного железа. 3. Контрольно-следовая полоса вспаханной земли. 4. Линия электросигнализации. При прикосновении к проволоке автоматически включалась сирена и запускались светоракеты. 5. Линия сторожевых вышек и столбов с прожекторами. Здесь по обнаруженным беглецам охранники имели право стрелять. Были задействованы и специально натренированные сторожевые собаки. 6. Заграждение из колючей проволоки, за которой начинался ров. 7. Пустое пространство перед последним препятствием. 8. Бетонная стена в полтора человеческих роста с грибообразной верхней гранью". Стена длиной 162 км пересекала 192 берлинские улицы. За 28 лет существования преодолеть ее пытались 10 тысяч человек, удалось лишь половине. И только за первый год при попытке побега были убиты 30 человек. Все бежали ночами, поэтому, как правило, погибали без свидетелей. Но 17 августа 1962 года 18-летнего Петера Фехтера застрелили днем. Всего у стены погибли 254 человека, последний - 2 июня 1989 года, за несколько месяцев до ее падения. Более 60 тысяч человек за попытку побега попали в тюрьму. Многие осужденные затем были высланы на Запад или выкуплены правительством ФРГ. В конце 80-х годов недовольство существующей в ГДР системой становилось все более массовым. В 1989-м толпы людей стали ломать стену кирками и ломами. А вечером 9 ноября 1989 года неправильно понятое объявление о введении новых правил свободного выезда за границу привело к массовому переходу через КПП в Западный Берлин. Фактически Берлинская стена пала. 18 марта 1990 года в ГДР прошли первые свободные выборы. 31 августа был подписан Договор об объединении Германии. Официально присоединение ГДР к ФРГ произошло 3 октября 1990 года. Сейчас 3 октября в Германии отмечают национальный праздник - День германского единства. Уже через пару недель после падения стены ее куски стали продавать как сувениры. Сейчас их можно купить в берлинских магазинах. Но сохранилось и несколько оригинальных фрагментов. Самый длинный - 1300 м находится возле вокзала Остбанхоф. На Фридрихштрассе, 44, недалеко от "Чекпойнт Чарли" - самого знаменитого КПП в мире, - открыт Музей Берлинской стены. Из пограничного устава ГДР (1982 год) Параграф 27. Применение огнестрельного оружия. 1. Применение огнестрельного оружия является последним средством применения насилия к личности. Огнестрельное оружие может быть применено только в тех случаях, когда физическое воздействие без него или с помощью других средств недостаточно либо не дает результата. Использование огнестрельного оружия против человека допускается только тогда, когда цель не достигается при воздействии оружием на предметы или животных. 2. Применение оружия оправданно для пресечения возможности преступления либо его последствий, которые в создавшейся ситуации имеют все признаки преступления. Также оправданно при задержании лица, подозреваемого в намерении совершить преступление. 3. Использование огнестрельного оружия предваряется окриком либо предупредительным выстрелом, за исключением случаев, когда непосредственная угроза может быть предотвращена только прицельным выстрелом. 4. Использование огнестрельного оружия запрещается, если: а) существует угроза жизни или здоровью третьих лиц; б) внешний вид лица производит впечатление, что оно находится в детском возрасте; в) возможен обстрел территории соседнего государства. 5. По возможности оружие не используется против молодежи и лиц женского пола. 6. При использовании огнестрельного оружия следует по возможности беречь жизни людей. Раненым следует оказывать первую помощь, соблюдая всяческую осторожность. А что вы думаете об этом?
Комментарии
Прямой эфир