Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В поисках утраченного "Я"

Жизнь кинофестиваля скоротечна как спринтерская дистанция. Не успев начаться, он уже финиширует. На Выборгском фестивале интрига сохранилась до последнего просмотра. И она интересна не только участникам смотра, которых волнует, кто именно победит. По идее, она должна быть любопытна и кино-, и телезрителям: ведь речь идет о фильмах, которые выйдут на экраны, в том числе и теле-, в скором времени. Последними из лент, показанных в Выборге, оказались "В движении", "Кукушка", "Чеховские мотивы", "Кино про кино". Но они уже были на других фестивалях. "Дневник камикадзе" вызвал к себе повышенное внимание, хотя бы потому что это был премьерный показ
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Похоже, начала сбываться мечта тех, кто причисляет себя к среднему классу. Они имеют возможность увидеть кино про себя, свои проблемы, дилеммы, трудности и радости. На фестивале это кино представлено сразу несколькими картинами -"Одиночество крови" Романа Прыгунова, "Упасть вверх" Александра Стриженова и Сергея Гинзбурга, "В движении" Филиппа Янковского. В какой-то мере к ним примыкает новая лента Дмитрия Месхиева "Дневник камикадзе". Вот оно, племя младое, незнакомое. Вот нам его заботы. Вот вам, молодым и среднего возраста буржуа, социально-активным людям России XXI века, - зеркало. На экране уже нет братков и нет ментов. Они иногда попадаются среди второстепенных персонажей, но в основном оттеснены на периферию сюжетов. В центре же творческие личности - ученые, журналисты и один писатель. В первых двух картинах ("Одиночество крови" и "Упасть вверх") их портреты малоубедительны. По крайней мере в художественном отношении. Хотя рамы, в которые они заключены, шикарны. Фантик наряден и завлекателен, а начинаешь его разворачивать - пустота, отполированная до блеска. Героини жутко загадочны, а вглядываешься - и ничего, кроме склонности к нарциссированию, не замечаешь. Сюжеты страшно закручены, но при ближайшем рассмотрении кажутся вымученными. И вдруг: куда что девалось и главное - откуда что взялось. Я имею в виду фильм Филиппа Янковского "В движении". В нем та же клипмейкерская моторика, что и в других молодежный лентах, тот же круг сюжетных мотивов, тем, героев, но почему-то этому сопереживаешь. Даже не мешает то обстоятельство, что сюжетный каркас фильма - с чужого плеча. И легко догадаться - с чьего. Конечно же, с феллиниевского. В основе фильма молодого Янковского сценарная схема сладкой жизни. Драматург Геннадий Островский и не думает этого скрывать. Он выпячивает свое заимствование и щеголяет им. Там герой - папарацци, здесь - папарацци. Там - светские рауты, и здесь - они же. Есть и расхождения, но незначительные. Скелет-то итальянский, времен экономического бума 60-х годов, а мясо-то на нем свое, российское, с характерной для нашего времени криминальной начинкой, с легкой ностальгией по авторской песне у костра. Стало быть, племя молодое, представленное довольно известными уже артистами Константином Хабенским, Михаилом Ефремовым, Оксаной Фандерой, Федором Бондарчуком, - не такое уж и незнакомое. А у Дмитрия Месхиева в "Дневнике" оно и вовсе знакомое. При том довольно давно. Его герой родом из 60-х, а не из 80-х, как у Янковского. Здесь главный герой не "желтый репортер", ни какой-нибудь папарацци, а серьезный писатель, маститый драматург. Это уже герой не из "Сладкой жизни", а скорее из "8 1/2" того же Феллини. Сходство чисто внешнее, вернее статусное. Там - художник, тут - художник. Там - творческий кризис, здесь - творческий тупик. А в остальном чисто российские реалии: денежные долги, старые грехи, светские тусовки и пуля-умница, что решает все проблемы. И еще есть брат, который тебе враг. И еще есть друг, который вдруг... Который постигает всю глубину нравственной бездны нашего времени. Историю, сочиненную одним из плодовитейших в прошлом наших драматургов Эдуардом Володарским, можно и так изложить. Жил-был в советское время преуспевающий сценарист. Были у него деньги и идеи. А потом началась другая жизнь. Кончились деньги, идеи, а амбиции остались. Испортился характер. Сергей Шакуров играет своего персонажа совершенно осатаневшим. И ему это хорошо удается. А прочее состояние и переживания героя остаются не проявленными. Между тем, судя по диалогам и сюжетным поворотам, их довольно в фильме. Ведь испытание нравственной бездны - не шутка. Когда кончилась советская власть и началась другая жизнь, то все ангелы стали дьяволами. Свальный грех - уже не грех, убиение старушки-процентщицы - не задачка. На повестке дня и ночи - убиение родной матери, умерщвление родного брата. Русский писатель, запутавшийся в долгах, не был бы русским писателем, если бы не сочинил из всего этого крутой детектив с религиозной подоплекой, карамазовско-смердяковской рефлексией и богоборческой гордыней. Идеологическая надстройка, воздвигнутая над криминальной историей в фильме Месхиева и Володарского, производит впечатление. Не столь уж часто современный герой изъявляет готовность ответить перед Богом. А тут ведь он еще и Бога призывает ответить за собственную низость. Это, пожалуй, чересчур. Странное дело: ремейк чужестранной феллиниевской "Сладкой жизни" вполне удался, а с ремейком Достоевского вышла незадача. Может быть, потому что эта задача совсем иного объема? Сегодня поздно вечером станут известны имена победителей конкурса, а также будут определены лучшие фильмы по "Выборгскому счету". На церемонии закрытия покажут картину Павла Лунгина "Олигарх", которая, по слухам, представляет собой опять же ремейк - на этот раз "Гражданина Кейна" Орсона Уэлса. Насколько удачный - об этом и об итогах фестиваля в следующем номере. А что вы думаете об этом?
Комментарии
Прямой эфир