Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Авигдор ЭСКИН: "Меня сегодня поддерживают и Хелмс, и Рогозин"

Имя израильского публициста Авигдора Эскина в последнее время все чаще упоминается российскими телеведущими, о судьбе этого человека беспокоятся влиятельные члены российской Думы. Эскин, выходец из России, сохранивший наряду с израильским российское гражданство, отбывает срок в тюрьме Израиля по обвинению в экстремизме. На новой родине о нем говорят, что "правее его могут быть лишь стены камеры, в которой содержится Игаль Амир" (убийца премьер-министра Ицхака Рабина). Однако ни экстремистом, ни тем более террористом Эскин себя не считает
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Имя израильского публициста Авигдора Эскина в последнее время все чаще упоминается российскими телеведущими, о судьбе этого человека беспокоятся влиятельные члены российской Думы. Эскин, выходец из России, сохранивший наряду с израильским российское гражданство, отбывает срок в тюрьме Израиля по обвинению в экстремизме. На новой родине о нем говорят, что "правее его могут быть лишь стены камеры, в которой содержится Игаль Амир" (убийца премьер-министра Ицхака Рабина). Однако ни экстремистом, ни тем более террористом Эскин себя не считает. Он настаивает, что его взгляды находят растущее признание и в Израиле, и в Соединенных Штатах, и в России. В феномене Авигдора (в прошлом Виктора) ЭСКИНА пытается разобраться вашингтонский корреспондент "Известий" Евгений БАЙ, которому его собеседник позвонил прямо из израильской тюрьмы. - В каких условиях отбывает срок человек, обвиненный в Израиле в экстремизме? - Условия сходны с теми, которые вы видите в американских фильмах о "тюрьме Оз". Она считается тюрьмой строгого режима. В камерах находятся по два человека, они маленькие, но вполне уютные. Кроме того, здесь есть место, выделенное под синагогу. Именно там я и пребываю с 7 утра до 11 вечера, читаю и пишу. На территории тюрьмы есть телефоны-автоматы, которыми можно пользоваться даже для звонков за границу. Компьютер мне пока не дали, хотя я и очень об этом просил. - Авигдор, давайте объясним нашим читателем, за что вас осудили. Насколько мне известно, вас сначала обвинили в том, что вы собирались осквернить мечеть на Храмовой горе "путем метания в нее с помощью катапульты свиных голов". У вас действительно были такие планы? - Эта нашумевшая история относится к декабрю 1997 года. Тогда по газетам и телеканалам всего мира прошла информация, что в Израиле раскрыт крупнейший заговор осквернения мечети на Храмовой горе. И главой этого заговора являлся известный правый радикал Авигдор Эскин. Позднее суд отверг все обвинения в мой адрес и признал, что это израильская служба безопасности Шабак заслала к одному из моих знакомых двух провокаторов, которые и предложили этот экзотический план. А сам я в это время находился в Москве и представления об этом не имел. Вообще моя принципиальная позиция состоит в том, что мы не должны вступать в конфронтацию с исламом как с религией. Мы ведем борьбу против террористов, боевиков исламо-ваххабитского толка. - Но свиные головы все-таки фигурировали в обвинительном акте... - Один из моих знакомых под пытками признался в подготовке к проведению двух акций - осквернения могилы одного известного палестинского террориста из военного крыла "Хамас" (именно на нее предполагалось возложить свиную голову) и поджога офиса пропалестинской пацифистской организации "Поколение мира". Этот человек заявил, будто я в разговоре с ним одобрил эту идею. Этих показаний, выбитых под пытками - их факт потом признала "Эмнисти Интернешнл", - оказалось достаточным, чтобы отправить меня в тюрьму на два года. - Вы думаете, что ваше дело определял некий политический заказ? - Сразу после моего ареста тогдашний премьер-министр Биньямин Нетаньяху встречался с госсекретарем США Мадлен Олбрайт и заявил ей буквально следующее: "Вот как мы расправились с нашими экстремистами". Израильское правительство хочет доказать США, что оно принимает меры по отношению к "собственным радикалам". Но у обвинения против меня была и другая подоплека. Я в течение многих лет пытался установить тесные контакты с российскими организациями, исповедующими идеи державности. Я доказывал, что Израиль должен быть ближе к России, что американское влияние на него является главной причиной, которая привела к нынешнему плачевному состоянию. И вот этот американский след всегда присутствовал в моем деле. В Израиле принято, что в случае примерного поведения заключенного освобождают после того, как он провел в тюрьме две трети срока. Но меня суд освободить досрочно отказался. Во время рассмотрения дела судьи постоянно держали в руках бумаги на английском языке, которые, очевидно, пришли из американского посольства. - Вы считаете Америку главным виновником того, что Израиль оказался в осаде террористов. Но хорошо известны ваши многолетние связи с американским сенатором Джесси Хелмсом... - В 80-х годах я действительно часто посещал Соединенные Штаты, где установил прочные контакты с американскими консерваторами. Главой "новых правых" тогда был сенатор Джесси Хелмс. Взаимопонимание между нами, израильскими и американскими консерваторами, привело к тому, что сенат США начал выступать за запрет на продажу оружия таким странам, как Саудовская Аравия и Египет. Позднее правота этих действий была полностью подтверждена, ведь именно эти два государства оказывают наибольшую кадровую поддержку "Аль-Каиде", чеченским боевикам, другим террористическим движениям. К сожалению, эпоха, когда в Америке правили бал консерваторы, закончилась вскоре после распада СССР. Как сказал мне во время последней беседы Хелмс, "мы победили СССР, но проиграли Америку". Америка начала экспортировать либеральные псевдоценности, она стала заражать ими Россию, она привела к ослаблению Израиля изнутри. А теперь именно Америка удерживает Израиль от решительных действий в отношении палестинских бандитов. - Какой путь решения конфликта предлагаете вы? - Нынешнее так называемое мирное урегулирование - это дорога к гибели. Вот недавно президент Буш объявил, что США поддержат мирный план, если будет обновлено руководство Палестинской автономии. Но давайте представим, что произойдет, если на территории автономии в январе действительно пройдут так называемые "демократические выборы" под контролем Запада. Произойдет то же самое, что в свое время случилось в Алжире. При сегодняшних настроениях, когда 70-80 процентов палестинцев поддерживают самоубийц-душегубов, можно с уверенностью сказать, что победу одержат экстремистские ваххабитские силы. И что тогда останется делать Западу? Поддерживать некий военный режим, как в Алжире? Возвращать Арафата? Однако я далек от мысли, что Госдеп так уж наивен. Цель американской политики - не борьба с терроризмом, эта страна преследует другие, прежде всего экономические, нефтяные цели, она стремится подчинить регион своему влиянию, выкинуть оттуда Россию. - Вы мне не ответили, какие меры на Ближнем Востоке предлагает "самый правый человек" в Израиле. - На мой взгляд, пример нам всем показывает президент Путин в Чечне. Другой пример - действия Америки в Афганистане. Израиль сегодня поставлен в тупиковое положение. Страна оказалась полностью парализованной в результате действий террористов-камикадзе. Если этому не положить конец, на нас падет еще более страшная волна террора. Израиль должен нанести мощнейший военный удар. Если его результатом станет переселение большой части палестинцев в Иорданию, это не следует считать катастрофой, возможно, это будет даже самый гуманный из всех возможных вариантов. - Во время одной из последних авторских программ Михаила Леонтьева на ОРТ вас взял под защиту председатель думского комитета по международным делам Дмитрий Рогозин. Что заставило его вступиться за человека, обвиненного в своей стране в экстремизме? - Рогозин всегда был человеком, который заботится о российских гражданах независимо от их местонахождения. Я напрямую обратился к нему за помощью, и он откликнулся. Дело не только в кампании по моему спасению. У отношений двух наших стран есть прекрасные перспективы. И они основаны, с одной стороны, на уважении русской идеи, которую исповедуют многие российские политики, с другой - еврейского традиционализма, который исповедую я. На этой основе почитания державности еще никогда не строились русско-еврейские отношения. - Словом, вы намерены и дальше обращать в свою веру Рогозина и других российских политиков так же, как это делали с сенатором Хелмсом? - Параллель между Рогозиным и Хелмсом безусловно интересна. Но для того, чтобы активно сотрудничать с российскими политиками, мне прежде всего надо выйти из тюрьмы. А что вы думаете об этом?
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...