Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Танцы на соломе

29 января в Большом - премьера балета "Тщетная предосторожность" Фредерика Аштона на музыку Луи Фердинана Герольда. "Предосторожность" поставил для Большого Александр Грант, бывший танцовщик Ковент-Гарден, которому Аштон завещал права на этот балет. Премьера состоится 29 января. Главные партии исполнят в день премьеры Светлана Лунькина и Сергей Филин, 30-го - Анастасия Горячева и Андрей Болотин, 31-го - Нина Капцова и Юрий Клевцов
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Как утверждает легенда, все началось в парижском предместье. Жан Доберваль сидел с друзьями в кабачке и праздновал получение нового заказа на постановку. Заказ был весьма кстати. Артистическая карьера заканчивалась. Даже в 1789 году, когда мужчин никто не просил в балете летать по воздуху (это полагалось делать лишь женщинам), 46 лет для танцовщика - это было прилично. Карьера балетмейстера в Гранд Опера шесть лет назад закончилась крахом. Пусть не художественным, а финансовым, это не утешало: долги были столь велики, что пришлось задумываться о побеге из страны - для того чтобы не оказаться за решеткой. Тогда Доберваля спасла Дюбари, фаворитка Людовика XVI. Она объявила сбор средств в помощь бедствующему таланту, и король первым поставил свое имя на подписном листе. Все придворные поспешили последовать его примеру - 90 000 франков избавили артиста от тюрьмы. Проблема была лишь в том, что хореограф не знал еще, на какой сюжет этот спектакль можно было бы сочинить. На стене кабачка висела лубочная картинка: нежно обнимающаяся парочка и строго глядящий на парочку старик. "Новый балет готов!" - был возглас Доберваля, взглянувшего на картинку. Вот так и рождаются шедевры. Легенды легендами, а шедевр у Доберваля действительно получился. Со дня премьеры - 1 июля 1789 года - прошло уже двести с лишним лет, а "Тщетная предосторожность" живет в репертуаре множества балетных театров в мире. Каждый век перетанцовывает ее по-своему, каждый хореограф что-то меняет, а в основании - все тот же "Балет о соломе, или От худа до добра всего один шаг". Все так же бойкий, но небогатый крестьянин Колен ухаживает за дочкой зажиточной вдовы-мельничихи Лизой, Лиза все так же отвечает ему взаимностью, и вдвоем они торжественно оставляют в дураках и матушку Лизы, стремящуюся выдать ее за жизнерадостного богатого идиота, и этого самого нежеланного жениха. Правда, в сюжете присутствует матушка (отсутствовавшая на лубочной картинке), но зато ее роль всегда исполняет мужчина. А солома, в которой прячется Колен, из названия исчезла, и история эта давным-давно называется по-другому: на Западе - La Fille mal gardee, у нас - "Тщетная предосторожность". В России "Тщетную" (в самый первый раз - "Обманутую старуху") сыграли впервые в Москве, в Петровском (затем сгоревшем) театре через десять лет после французской премьеры, и далее в XIX веке балет часто появлялся на афишах. Прима-балерины любили эту комедию в танцах, и в петербургском Большом театре Лизой была воспетая Пушкиным Авдотья Истомина. На премьере же в московском Большом в 1845 году главные партии танцевали Екатерина Санковская и Ираклий Никитин - первые московские артисты, покорившие западные сцены. Санковская ранее триумфально гастролировала в Гранд Опера, а Никитин через два года после премьеры стал самым первым балетным невозвращенцем, из-за конфликта с дирекцией поменяв Большой на Венскую Оперу. Далее среди Лиз были знаменитые гастролерши Фанни Эльслер и Вирджиния Цукки, Анна Павлова и Матильда Кшесинская, а среди Коленов - Павел Гердт и Михаил Мордкин. Хореографы, осуществлявшие возобновления, перерабатывали танцы и добавляли музыкальные фрагменты (из Делиба, Рубинштейна и Дриго). А если учесть, что среди них были люди сверхталантливые - Жюль Перро, Мариус Петипа и Александр Горский, например - то понятно, как мало осталось в памяти русских балетных поколений от Доберваля. В памяти английских тоже, конечно, не много осталось. И балет Фредерика Аштона, сочиненный в 1960 году, связан скорее с легендой о "соломенном балете", чем вот именно с теми самыми танцами. Но многое наверняка было именно так или почти так. Простодушный юмор ситуаций (российские хореографы ХХ века старались сделать балет более утонченным, а он прост как сноп соломы). Добротность хореографии. Ленты майского деревенского праздника. Улетающий на зонтике неудачливый жених (в бурю его ветром уносит). А из плюсов нашего времени - возможность смотреть спектакль вместе с детьми. Но, наверно, не с теми, кого уже не худо оберегать.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир