Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Владимир Путин. История жизни

В начальных классах в пионеры меня не приняли, - рассказывает Владимир Путин. - Ведь я воспитывался во дворе, где самоутверждение ребенка выражалось совершенно в другом. Впервые хорошо "получил" еще до школы. Я даже помню, где и как это происходило: на соседнем дворе, не на "моей", кстати, территории. Когда первый раз наподдали - было обидно, - вспоминает президент. - Парень, который ударил, выглядел замухрышкой, но сразу выяснилось, что и по возрасту он старше меня, и физически намного сильнее. Тот инцидент был для меня первым серьезным уличным "университетом". Более того, для меня он стал серьезным и хорошим уроком, из которого я сделал четыре вывода
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

У читателей "Известий" появляется шанс самим ответить на сакраментальный вопрос: кто вы, мистер Путин? И - откуда вы родом? Мы выбирали из книги о президенте России, которая в четверг поступит в продажу, прежде всего самое интересное. А может быть, и единственно интересное: монологи Владимира Путина, рассказывающего о себе, о своем детстве, о своем роде, о своем доме. Внимание к личности главы государства - естественно; важно знать, какой именно человек, с каким характером, с каким строем мысли руководит твоей страной. А то, что на этом естественном интересе будет делаться и уже делается бизнес... что же, это неизбежно. Где есть спрос, там появляется предложение. Это предложение может облекаться в самые разные формы, совсем необязательно денежные. Отсвет президентского статуса неизбежно ложится и на того, кто сумел приблизиться к главе государства. И на того, кто щедро спонсирует рекламную кампанию по продвижению элитного "товара". Так что книга о Путине, фрагменты из которой мы сегодня предлагаем вашему вниманию, явно не последняя. Но она - на русской почве - первая. Это заранее выделяет ее из общего ряда. Который обязательно возникнет. "Вышли мы все из народа" Детство родителей Владимира Путина прошло в Тверской губернии, километрах в шестидесяти от Твери. Подростки жили в соседних деревнях. Владимир Спиридонович Путин - в Поминове, а Мария Ивановна Шеломова - в Заречье... Родители Путина поженились, когда им не было и двадцати лет... На основании найденных в архивах Тверской области документов можно сделать вывод, что род Владимира Путина по отцовской линии ведет свой официальный и подтвержденный историческими материалами отсчет с 1723 года, когда родился Симеон Федоров Путин... В XVIII веке Путины являлись крестьянами деревни Поминово Тургиновской волости Тверского уезда Тверской губернии... Перечислим предков Владимира Путина по отцовской линии (на 1880 год): Петр Прохорович Путин, 56 лет, жена его, Матрена Яковлевна, а также их дети: Иван, Николай, Анна, Тимофей. У старшего, Ивана, к этому времени уже трое своих детей: Иван, Ксения и Спиридон, родившийся в 1879 году. Именно Спиридон Иванович Путин, первый в роду нынешнего президента России родившийся после отмены крепостного права, и приходится дедом Владимиру Владимировичу Путину по отцовской линии. У Спиридона Ивановича, женившегося на Ольге Ивановне, которая была на семь лет моложе мужа, рождаются четверо сыновей: Михаил, Владимир, Алексей и Александр, а также две дочери: Анна и Людмила. Рассказывает Владимир Путин: В начальных классах в пионеры меня не приняли. Ведь я воспитывался во дворе, где самоутверждение ребенка выражалось совершенно в другом. Жить во дворе и в нем воспитываться - это все равно что жить в джунглях. Очень похоже. Очень! А во дворе - свободная жизнь. Уличная жизнь сама по себе очень вольная. Совсем как в фильме "Генералы песчаных карьеров". У нас было то же самое. Разница была, наверное, только в погодных условиях. В "Генералах" было теплее, и там ребята собирались на пляже. Но в остальном, что у них, что у нас - абсолютно одинаково. Я был непослушным и, конечно же, не следовал тем правилам, которые были установлены в школе. А школа - это уже некое структурированное общество, где существуют свои четкие нормы поведения. Но когда человек воспитывается в джунглях, то, попав в другую среду, все равно продолжает жить по этим законам. А в школе его в какое-то стойло ставят. В стойле неудобно, и человек начинает "раздвигать" окружающие его "стены". Естественно, что такое "свободолюбие", бунтарство вызывает справедливую реакцию со стороны учителей. Подобное поведение преподавателей уже тебе не нравится. Значит, начинаешь как-то сопротивляться. Это, естественно, вызывает конфликты. И - пошло-поехало... Отсюда, кстати, начались и эти дворовые драки... Когда впервые хорошо получил и пришлось ответить? Это было еще до школы. Я даже помню, где и как это происходило: на соседнем дворе, не на "моей", кстати, территории. Когда первый раз наподдали - было обидно. Парень, который ударил, выглядел замухрышкой, но сразу выяснилось, что и по возрасту он старше меня, и физически намного сильнее. Тот инцидент был для меня первым серьезным уличным "университетом". Более того, для меня он стал серьезным и хорошим уроком, из которого я сделал четыре вывода. Первый - я был не прав. Не помню точно деталей конфликта, но, кажется, парень мне просто что-то сказал, а я ему довольно-таки грубо ответил, в резкой форме. Фактически я ни за что обидел человека. Поэтому сразу и получил, получил по справедливости. Даже тогда внутренне для меня это было очевидно. Вывод второй. Наверное, я так себя не вел бы, если бы передо мной стоял верзила. А поскольку парень был на первый взгляд замухрышкой, то мне показалось, что ему можно грубить. Но тут же, когда я получил, выяснилось, что - нельзя. Я понял, что вести так себя нельзя ни с кем и всех надо уважать. Это был хороший "показательный" урок! В-третьих, понял, что в любом случае - прав я или нет - надо быть сильным, чтобы иметь возможность ответить. Ведь тот парень не дал мне никакого шанса. Шансов-то не было! И в-четвертых, я уяснил, что всегда надо быть готовым мгновенно ответить на причиненную обиду. Мгновенно! А вообще-то не было у меня в драках безрассудности и ярости. Просто я понимал, что если хочешь победить, то в любой драке нужно идти до конца и биться, как в последнем и самом решающем бою. Кроме того, я четко осознавал, что нельзя куда-либо ввязываться без крайней необходимости. Но если что-то все-таки случается, то следует исходить из того, что пути к отступлению нет и надлежит биться до последнего. В принципе, это известное правило, которому меня позднее учили в Комитете госбезопасности, но усвоено оно было значительно раньше - в детских потасовках. Было и другое простое правило, которому обучали в Комитете госбезопасности: если вы не готовы применять оружие - не доставайте его. Не надо никого пугать. Пистолет необходимо вынимать только тогда, когда вы приняли решение стрелять. Допустим, у вас с кем-то конфликт, но до того момента, пока вы окончательно не решили для себя: да - сейчас я стреляю, не доставайте оружие. Так же было и в детстве, на улице, когда отношения порой выяснялись с помощью кулаков. Если решил, что вступаешь в драку, то стой до последнего. Драться приходилось частенько. По каким поводам? Сейчас даже и не вспомню. Детские поводы какие-то. Но при этом могу сказать, что мы не были хулиганами. Мы были простой дворовой шпаной. Не было у нас этого перехода из дворового шпанства в некую криминальную область. Конечно же, на "задворках" кто-то из них, криминальных, болтался. Но к нам никакого отношения не имели. Как и мы к ним. К слову сказать, у нас никогда не было ножей или кастетов. Они были у уголовников с судимостями. Мы же предпочитали выяснять отношения в честном кулачном бою и к подлым методам в драке никогда не прибегали. Ставка больше чем жизнь Рассказывает Владимир Путин: Отец внешне был человек неприветливый. Но, тем не менее, я понимал, что он меня любит и заботится обо мне. Я уж не говорю о маме, которая, как клуша, ходила вокруг меня. Я понимал, что у нее нет никаких других целей в жизни, кроме меня. Это проявлялось в мелочах и деталях ежечасно и ежесекундно. Надо сказать, что я выгодно отличался от многих сверстников тем, что чувствовал постоянную заботу и внимание родителей. Их участие ко мне порой было глубже, нежели в некоторых других семьях. И это для меня было очень важно, так как формировало мою духовную основу. Уже тогда у меня перед глазами были примеры, когда семьи распадались, в том числе и из-за пьянства. Я это видел сначала в нашем многоквартирном доме, а потом в школе. В то время я даже не осознавал, что у родителей ограниченные финансовые возможности. Но я видел, что они делают для меня все, что в их силах. Однако самым главным была именно духовность, а не бытовые условия моей жизни. Кстати, чувство какой-то обойденности или бедности у меня никогда не возникало, потому что вокруг все были такие же, как я. Быт был примерно одинаков у всех. В центре Ленинграда все жили в коммуналках. Кто-то получше, кто-то похуже, но уровень существования семей примерно был одинаков. К слову сказать, первое пальто я себе купил после поездки в стройотряд в Коми АССР. До этого ничего серьезного у меня из вещей не было. Большим плюсом было то, что моя семья - это моя крепость. Тогда я даже не отдавал себе в этом отчета, но семья для меня была абсолютно крепкой, надежной опорой. И было ясно, что у родителей самое дорогое, что есть, - это я: они думают обо мне, заботятся и все, что могут, сделают для меня. Поэтому я, даже ничего не анализируя, а просто оглядываясь по сторонам, считал, что мне очень хорошо. И для меня это было очень важно. Очень! Это принципиальный момент. Может быть, на каком-то этапе в университете я старался не афишировать, что мои родители не просто рабочие, мама была даже чернорабочей. Конечно же, мне было бы приятней, особенно в университете на первом курсе, если бы я мог сказать, что мой отец профессор, а мать, допустим, доцент. Я не выпячивал их род занятий, но никогда и не стеснялся профессий родителей, потому что сам к ним тепло относился и прекрасно понимал, что все, что у меня есть, - это только благодаря им. Я также прекрасно понимал, что родители, будучи простыми людьми, сделали все, чтобы мне в жизни было лучше. Когда я учился в школе, в моей семье даже не обсуждалось, что мне делать дальше. С самого начала было ясно, что я должен поступить в институт. Но никто об этом каждый день не говорил. Также не обсуждалось, какой это будет институт, по какому профилю буду учиться. Институт - это был тот минимальный стандарт, от которого все отталкивались. По большому счету, родители, наверное, и сами не представляли, какой это будет институт. Но было понятно для всех, что высшее образование у меня должно быть. Родители на меня давили в середине десятого класса, когда я им объявил, что собираюсь поступать в университет. Рахлин же предложил мне пойти во втуз при Ленинградском металлическом заводе. Поскольку я занимался в спортивном обществе "Труд" при ЛМЗ, то тренерам легко было сохранить клуб, переведя всех во втуз и тем самым избавив от службы в армии, а вернее, от выступлений за сборную СКА. Анатолий Семенович встретился с родителями и сказал, что у меня есть возможность поступить во втуз практически без экзаменов. Он сказал также родителям, что втуз - это хороший институт и нет никакого смысла мне валять дурака, рисковать поступать в университет, тем более есть опасность туда не поступить и тут же загреметь в армию. Естественно, что после таких слов отец начал на меня поддавливать по-серьезному. Более того, за меня взялись как следует уже с двух сторон: Анатолий Семенович - на тренировках и родители - дома. И дело доходило если не до скандалов, то было близко к этому. Но я сказал, что буду поступать в университет, и все тут... - В армию пойдешь, - говорят мне. - Ничего страшного, - отвечаю, - пойду. Служба в армии, конечно же, отдаляла перспективу трудоустройства в КГБ, но, в общем, не мешала моим планам. Конечно, малоприятно было потерять пару лет, но принципиально это ничего не решало. У меня это был один из моментов в жизни, когда надо было играть ва-банк. Или я сейчас все сделаю, все решу и у меня будет следующий этап в жизни такой, какой я хочу, или я проиграл. Это был первый переломный момент в моей жизни. Книги о Владимире Путине "От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным". М., 2000. Юрий Борцов. "Владимир Путин". Ростов-на-Дону, 2001. Александр Рар. "Владимир Путин. "Немец" в Кремле". Пер. с немецкого. М., 2001. Олег Блоцкий. "Владимир Путин. История жизни". Книга первая. М., 2001. _________________________________ Текст и фотографии взяты из только что вышедшей в свет книги Олега Блоцкого "Владимир Путин. История жизни". Издательство "Международные отношения", тираж 15 000 экземпляров. В ближайшие дни книга поступает в продажу.

Комментарии
Прямой эфир