Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

На игле

В союзе России и Запада в борьбе против режима Афганистана есть некоторое парадоксальное противоречие. Политически, идеологически, духовно, наконец, мы вроде ближе к Западу. Но по устройству отечественного хозяйства - больше монтируемся с Афганистаном. Самое любопытное теперь в том, что бесконечно долго жить в двух взаимоисключающих режимах невозможно. Придется определиться, будем дрейфовать на Восток или подтянемся к Западу
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Политический контекст понятен и растолкован президентом Владимиром Путиным. Экономический не так очевиден. Потому что при всех созданных за последнее время экономических институтах и инструментах, включая то, что у нас называется фондовым рынком, российская экономика так же "сидит на игле", если воспользоваться вошедшим в обиход жаргоном наркоманов, как афганская. Сосед СНГ имеет прибыли почти исключительно от торговли наркотиками - лучшей в мире марихуаной, отменного качества героином и просто опиумным сырьем. Россия же живет на торговле нефтью и некоторыми другими видами сырья. Плюс были кредиты от международных организаций, которые нам исправно выдавали десять лет, пока надеялись, что российская промышленность начнет что-то производить, кроме алюминиевых чушек, и сможет отдавать деньги. Примечательно, что и в Афганистане, и в России пытаются изменить экономическое устройство. Но до сих пор в обеих странах это не получается. Талибы вроде запретили выращивание опийного мака. На днях запрет сняли - война. В России была лихая попытка советника президента Андрея Илларионова заставить страну жить без расчета на мировую конъюнктуру нефтяных цен. Провалилась. В обоих случаях результат был предсказуем. Чтобы что-то производить, кроме сырья или дурмана, надо проложить дороги, обновить оборудование на предприятиях, вложить деньги в создание или закупку технологий и т.д. Непонятно, как со всем этим обстоят дела в Афганистане, но в России о необходимости структурных реформ и привлечения инвестиций говорят с прошлого тысячелетия. Пока только говорят. Последние примеры. Пенсионная реформа в своем первоначальном виде была ориентирована и на впрыскивание в экономику от миллиарда долларов в год. Ту часть реформы, которая объявляла о накоплении этого миллиарда, одобрили. Но отложили как минимум на пару лет ту, которая расписывала, как и кому давать деньги под выгодные проекты (включая строительство дорог, обновление оборудования, закупку или создание технологий и т.д.). Все нынешние дебаты о накопительной части пенсий - это дебаты о том, что можно сделать в 2004 году. На ту же пару лет откладываются и реформы в банковском секторе, потому что даже капитал в 5 млн евро боятся сразу потребовать от действующих кредитно-денежных организаций - мол, иначе много банков просто закроется. Даже такая "мелочь", как ликвидация уже объявленного Конституционным судом вне закона налога с продаж, тоже откладывается. На что же надеются российские финансисты в преддверии крупных выплат по государственным долгам, если не на быстрое проведение реформ? На иглу. Привычно, удобно, приятно. Министр финансов Алексей Кудрин так и говорит президенту, что бюджет сверстан с запасом прочности до падения цен на нефть до $18,5 за баррель. А если поползут цены дальше вниз, то уже проведены переговоры о предоставлении очередной порции "наркоза" - новых займов МВФ. На все упреки правительство отвечает примерно так: "Быстро только кошки по крышам бегают". Понятно, любого наркомана положено постепенно отучать от зелья, иначе "ломка" может привести к летальному исходу. Но все-таки постепенно надо снижать дозу и заменять ее какими-то, пусть горькими, но лечебными препаратами. В российской же Думе с подачи правительства обсуждается лишь, как перераспределять доходы "из иглы", а не отказываться от них. В связи с этим интересно мнение авторитетного английского эксперта в области влияния наркотиков на функцию мозга профессора Роджера Пертви, высказанное им в связи с намерением британского правительства отказаться от уголовного преследования за хранение марихуаны. Профессор говорит, что частое употребление даже этого "безобидного" наркотика может привести к импотенции уже в 17 лет. История России за последние пятьдесят лет доказывает, как трудно отказаться от пагубной привычки. Все реформы у нас, начиная с косыгинской, затевались после падения цен на нефть и сворачивались после их повышения. Так было примерно каждые пять лет - часто. Не получим ли экономическую импотенцию к 2004 году, на который сейчас уповаем?
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир