Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Александр ЛИВШИЦ: "Эта непривычная Америка"

- Я говорю об очевидных вещах. Кроме группы на переходный период, следует сделать несколько понятных шагов. Надо провести ревизию наследия 90-х годов. Устарел, скажем, прежний расчет на США, как на страну, которая может замолвить за нас словечко в МВФ. Давно пора отменить поправку Джексона-Веника... Это старая манера строить отношения с нами так: "Мы сначала сделаем России что-нибудь неприятное, а потом долго будем шантажировать: хотим - снимем, хотим - не снимем". Такая тактика неправомерна в отношении людей, которые стоят плечом к плечу в борьбе с терроризмом
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Экс-министр финансов, известный экономист Александр ЛИВШИЦ побывал в Нью-Йорке и Вашингтоне вскоре после террористических актов. Он провел в США серию переговоров в интересах российского бизнеса, который сейчас представляет. Имел ряд встреч с высокопоставленными американскими государственными служащими, на которых речь шла о российско-американских экономических отношениях. По возвращении из Соединенных Штатов Александр Лившиц дал интервью обозревателю "Известий" Георгию ОСИПОВУ. - Америка стала другой? - Это непривычная Америка. Я бывал там больше 20 раз, знаю эту страну. То, что я увидел на этот раз, противоречит моим знаниям. Лечу из Монреаля в Вашингтон. 4-5 раундов проверок. Смотрят паспорта, спрашивают: куда? зачем? где буду жить? Проверяют багаж. Все понятно. Но вот что кажется фантасмагорией: проверяющих было несколько десятков, а нас - двое. Идем вдвоем по пустым коридорам огромного аэропорта, кажется, что в нем только мы и офицеры безопасности. Непривычен вдоль и поперек знакомый Нью-Йорк. Не только потому что разрушенная зона занимает площадь примерно такую, как от Манежа до Маяковки. А в середине еще стоят развалины высотой примерно с десятиэтажный дом. Слишком часто воют сирены. Они и раньше не давали себя забыть. Но теперь просто постоянно воют. На входе в гостиницу стоят люди с проводами в ушах, интересуются: "Кто, куда?" Этого не было в Америке никогда. Несколько месяцев назад в ответ на подобный вопрос американец вызвал бы менеджера и заставил принести извинения. Теперь они спокойно предъявляют документы. Привыкли. На дорогах останавливают для досмотра автомобили, в некоторых районах - все пикапы подряд. По аэропортам ходят автоматчики - и это в США, где еще недавно увидеть военнослужащего было почти невозможно. - Соль и спички из магазинов не пропали? - 12 сентября в Нью-Йорке будто бы стояли очереди за питьевой водой. Потом все восстановилось, реальная экономика работает. - Кроме сбоя с поставками воды, США после атаки получили и более серьезные экономические проблемы? - Граждане верят, что правительство восстановит их безопасность, но не верят, что это произойдет быстро. Потребитель замер. Мало передвигается, мало покупает. - Есть такое мнение: если Америка что-то теряет, значит, кто-то другой выигрывает. - Если бы в экономике действовал закон сообщающихся сосудов, то это было бы верно. Но экономика устроена по другим законам. Если что-то теряет Америка как ведущая мировая экономика, то теряют все. - Кстати, у того же арабского мира именно на западных фондовых рынках размещено $800 млрд. И размещать их больше негде. А чем потери Америки могут обернуться для нас? - Снижается мировой спрос на товары и падают цены. МВФ прогнозирует падение цен на нефть до $20 за баррель. Мне представляется реалистичнее прогноз крупного бизнеса - $18,5 за баррель. Это довольно критично для России. Не смертельно, но чревато истощением финансовых резервов. А дальше важно то, как американцы будут выходить из ситуации, в которую попали. - Джордж Буш уже обозначил свою программу. - Американцы собираются влить в экономику 100 миллиардов долларов. И эти действия администрации разумны. Даже не столько в части дополнительных расходов для поддержки авиакомпаний и так далее. А в доходной части, в том, что объявлено снижение налогов. Есть разные модели военной экономики, но я не знаю ни одной, когда бы снижались налоги. Обычно их повышают. Решение Буша имеет громадное психологическое значение. Если во время новой войны (а этот термин в Америке стал обыденным), президент снижает налоги, значит, он победит. Бушу верят, его действия поддерживают больше 90% американцев. Но никто не знает, когда Америка снова выйдет на траекторию высокого устойчивого роста. - МВФ обещает конец спада уже в марте. - Американский бизнес настроен более пессимистично. Говорят о лете будущего года. Некоторые - даже об осени. Но все прогнозы исходят из того, что война скоро закончится. Никто не берется предсказывать, что будет, если война затянется. - Чего же ждать, если власти США попадут в цейтнот? - Может быть, американцы добавят своей экономике денег, а может - чего-то другого. Интересно, а чего другого? Ставку ФРС снижать дальше некуда. Ее нынешний уровень 2,5% и так уже скорее не мера для финансовых рынков, а мера психологического давления на потребителя, когда он получает по сути беспроцентный кредит. - В связи с этим в российском бизнесе уже обозначились страхи, что американцы для стимулирования своей экономики могут пойти на ограничение импорта. - Есть такие опасения. Мол, США будут ограничивать импорт того, что сами делают. Но во время консультаций в Вашингтоне надежные источники заверили меня, что подобные чрезвычайные меры даже не обсуждаются. - Какие именно источники? - Перед поездкой получил серию запросов о встречах из Вашингтона. На них обсуждался не только алюминиевый бизнес. Вопросы были пошире. А именно - что думает российский бизнес об экономических отношениях России и США. Все же почти восемь лет пришлось провести на госслужбе. - Значит, опасения российского бизнеса беспочвенны? - Дело в том, что для снижения импорта американцам и не надо вводить никаких чрезвычайных мер. У них все есть. Антидемпинг по особым правилам - для стран с нерыночным статусом. А для стран с рыночным статусом - закон об экспортных субсидиях и компенсационные пошлины. Оба этих механизма для ограничения импорта можно использовать в гораздо большей степени, чем сейчас, если это понадобится американцам. - Между тем США говорят о готовности предоставить нам статус страны с рыночной экономикой и содействовать вступлению в ВТО. - Если мы получаем статус рыночной страны, это делает весьма сложным несправедливое применение к нам антидемпинга. Определенное время Россия может оставаться страной с рыночным статусом, но не членом ВТО. В это время по отношению к отечественным компаниям может применяться американский закон об экспортных субсидиях. Он учитывает любые отклонения внутренних цен от мировых. Например, сталелитейщики потребляют электроэнергию, цена которой меньше мировой. Всё, против них можно применять санкции - якобы так государство субсидирует их экспорт. А раз они не из стран - членов ВТО, то не надо даже доказывать ущерб американского сталелитейщика. - То есть американцы, если их "припрет", могут пойти на сокращение импорта и у них есть для этого механизмы? - Стоит создать российско-американскую рабочую группу для решения задач в переходный период, пока мы не в ВТО. Я говорил в Вашингтоне: "Если этого не будет, вы дадите нам статус, все обрадуются. А потом будете останавливать, как захотите, любой экспорт из России". - Но таких намерений пока у США нет? - Напротив. Уровень политического доверия к нам и авторитет нашего президента Владимира Путина необычайно высоки. Все мне говорили: "Ну дал ваш президент в Берлине!" И все цитировали его речь. Задаю вопрос: почему бы не воспользоваться случаем и не распространить сложившуюся атмосферу доверия на экономику? - У вас есть план? - Я говорю об очевидных вещах. Кроме группы на переходный период, следует сделать несколько понятных шагов. Надо провести ревизию наследия 90-х годов. Устарел, скажем, прежний расчет на США, как на страну, которая может замолвить за нас словечко в МВФ. Давно пора отменить поправку Джексона-Веника. Можно продолжать замораживать ее действие каждый год, как и делал Клинтон, но сам факт существования поправки непонятен в России никому. Это старая манера строить отношения с нами так: "Мы сначала сделаем России что-нибудь неприятное, а потом долго будем шантажировать: хотим - снимем, хотим - не снимем". Такая тактика неправомерна в отношении людей, которые стоят плечом к плечу в борьбе с терроризмом. Почему не пересматривается суверенный рейтинг России? И все эти шаги - политические, не затратные. - Вам возражали? - Возражений по существу не было. Некоторые, правда, говорили: "Все правильно, но потом. У нас Афганистан, террористы. А ваши рейтинги на втором плане". По-моему, не тот подход. Уровень доверия в борьбе с терроризмом - на беспрецедентно высоком уровне. Обе страны получили уникальный шанс избавиться от негативного груза прошлого. Именно такого прорыва ждет сейчас не только российский бизнес. Американский - тоже.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир