Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

За гуманизм

В Красноярске завершилась IV Всероссийская научно-производственная конференция "Рациональное использование ресурсов соболя в России". Перспективы у соболя, третьей после водки и черной икры национальной "валюты", нерадостные. Таково мнение ученых и охотоведов, последний раз собиравшихся для обсуждения соболиных проблем 9 лет назад. С той поры они существенно обострились.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Массовые вырубки темнохвойных лесов, лесные пожары, неумеренные аппетиты расплодившихся мелких охотничьих товариществ угрожают подорвать популяцию соболя. С торговлей "мягким золотом", благодаря которому во многом русские и освоили Сибирь, проблем тоже немало. - Мировые стандарты требуют, чтобы попавшее в капкан животное погибало в течение максимум двух минут, - рассказал профессор Красноярского госуниверситета, председатель комиссии по соболю териологического общества РАН Генрих Соколов. - А в капканах, используемых российскими, в том числе сибирскими соболятниками, зверьки мучаются часами. Между тем ЕС поставило ультиматум: если Россия не перейдет на гуманные способы лова, Европа перестанет принимать нашу пушнину. Для государства, в котором добычей соболя живет огромное количество людей, это будет означать катастрофу. Ежегодно только из Красноярского края вывозится сто тысяч соболиных шкурок. Решение запретить импорт шкурок дикой пушнины и изделий из них в государства ЕС из стран, использующих в пушном промысле ногозахватывающие капканы, Комиссия ЕС приняла еще в 1991 году. Специальный регламент ЕС должен был вступить в силу с 1 января 1995 года, однако Россия, Канада и США, на долю которых приходится 9/10 оборота промысловой пушнины, заявляли, что активно работают над созданием гуманных орудий лова, и раз за разом добивались годичных отсрочек на запрет ввоза в Европу натуральных мехов. Ногозахватывающий капкан, разумеется, крайне бессердечное орудие. Но рассуждения о стандартах гуманности применительно к охоте вообще весьма условны. Ничего удивительного в том, что установление единого норматива гуманности капканов давалось с большим трудом, нет. Над этим безуспешно билась Международная организация стандартов, потом - четырехсторонняя рабочая группа в составе представителей России, США, Канады, ЕС. Кто полагал, что гуманным следует считать умерщвление животного не более чем за 30 секунд, кто опускал планку любви к братьям нашим меньшим, допуская агонию длительностью 5 минут. Впрочем, в Сибири и такой стандарт гуманизма недостижим: в наших капканах от болевого шока и мороза зверь может помирать несколько суток. Если представления о нормах гуманизма на охоте зыбки, то экономический смысл эмбарго предельно ясен и понятен. Однако россияне во многом сами виноваты в потере европейских рынков сбыта. Авторитет сибирской пушнины, как и цены на нее, в 90-х годах падал из-за появления в этой отрасли множества непрофессиональных торговцев. Госзаказ исчез еще в горбачевские времена, в тайгу хлынули теневые скупщики, забиравшие три шкурки из четырех, потом они всплывали на пушных аукционах в Хельсинки, Копенгагене, Петербурге. Деятельность разного рода активистов также сыграла свою роль в падении спроса в Европе на натуральные меха. В конце прошлого десятилетия в Швейцарии он упал на 75%, в Нидерландах - на 90%. Бойцы антимеховой войны обливают краской роскошные манто, громят витрины магазинов, торгующих пушниной. В Англии, согласно опросам, 8 из 10 граждан против ношения мехов. Меж тем охотники, заседающие в Законодательном собрании (Суглане) Эвенкии и ассоциации малочисленных народов "Арун", написали письмо в Комиссию ЕС и попросили не вводить эмбарго на ввоз пушнины из Эвенкийской автономии. Мотивировка проста: добыча соболя - основная статья доходов эвенков, якутов, кетов, представителей других народов и народностей, живущих в Эвенкии. Для Эвенкии пушнина - единственный экспортируемый товар, 89% которого - шкурки соболя. Вот и выходит, что охота на этого зверька - стержень жизнедеятельности округа. Охотники заверили брюссельских комиссаров, отвечающих за связи со странами СНГ и внешнюю торговлю, что ловить соболя будут культурно и гуманно. Обещали применять лишь дедовские способы (деревянные ловушки мгновенного действия - плашки, кулемки, черканы), умерщвляющие зверьков без мучений, а также охотиться на соболей с ружьями и собаками. В общем, по мнению аборигенов Сибири, брюссельским комиссарам заботиться следует не о северной фауне, а их, охотников, надо спасать. Решение Комиссии ЕС отзовется в чумах на Среднесибирском плоскогорье большой бедой. И без того реалии пушного промысла все явственнее свидетельствуют о закате эвенкийской охотничьей культуры, восходящей к глубокой древности, закате самого векового образа жизни тунгусов. Он нерентабелен. Между тем, согласно решению ООН, сейчас в мире идет декада коренных народов. Международное сообщество тем самым проявило заинтересованность в сохранении разноликости человечества, многообразия культур и образов жизни. Выходит, одни международные организации берутся помогать сибирским аборигенам, другие обрекают их на тяжкие испытания. Вместе с тем очевидно, что за то десятилетие, которое минуло с решения Комиссии ЕС, можно было бы и обеспечить всех охотников гуманными капканами. Хотя бы в рамках многочисленных федеральных и краевых программ, призванных обеспечить "развитие коренных малочисленных народов Севера".
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...