Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Павел ШЕРЕМЕТ: "Лукашенко - это уже не смешно"

В Кремле понимают, что происходящее в Белоруссии находится за гранью добра и зла, но что с этим делать - никто не представляет. Лукашенко активно предлагал российским олигархам собственность за поддержку на выборах. Он шантажирует Москву разрывом отношений, переориентацией на другие страны, продвижением НАТО; играет на том, что большинство россиян выступает за союз с Белоруссией. Постоянно закатывает истерики Кремлю, присылает разработки белорусского КГБ, будто бы российские журналисты работают не то на американцев, не то на белорусскую оппозицию, работающую на ЦРУ. Насколько я знаю, никто его в Кремле всерьез не воспринимает, но дурацкая формулировка, что сукин сын, но наш сукин сын, продолжает довлеть над российскими политиками. Если Россия будет затягивать решение белорусской проблемы, то через 5 лет режим Лукашенко рухнет, но под обломками будут похоронены и все российские интересы
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Павел Шеремет - один из тех журналистов, кто знает о белорусском президенте и о том, что происходит в его государстве, не понаслышке. Он наблюдал за этим в течение многих лет как собственный корреспондент ОРТ в Белоруссии, потом изучал судебную и пенитенциарную систему республики как подследственный, когда его и Дмитрия Завадского арестовали за репортаж о ситуации на белорусско-российской границе. О том, что знает и думает, Павел ШЕРЕМЕТ рассказал обозревателю "Известий" Анне КОВАЛЕВОЙ. - Как давно начались проблемы со свободой слова у представителей российской прессы в Белоруссии? - Почти сразу. Наши политики находятся во власти некоторых общественных мифов, таких, например, как миф о союзе России и Белоруссии. Поэтому они стараются мешать российским журналистам высказываться критически в отношении деятельности и личности Лукашенко. Более открыто действуют коммунисты, Дума, несколько сдержаннее выступают государственные деятели. На мой взгляд, в Кремле понимают, что происходящее в Белоруссии находится за гранью добра и зла, но что с этим делать - никто не представляет. - И как же Лукашенко давит на российские власти? - Есть пряничные приемы: он активно предлагал российским олигархам собственность за поддержку на выборах. Сейчас ведутся переговоры с "Итерой" по поводу Минского автомобильного завода. Он шантажирует Москву разрывом отношений, переориентацией на другие страны, продвижением НАТО; играет на том, что большинство россиян выступает за союз с Белоруссией. Постоянно закатывает истерики Кремлю, присылает разработки белорусского КГБ, будто бы российские журналисты работают не то на американцев, не то на белорусскую оппозицию, работающую на ЦРУ. Насколько я знаю, никто его в Кремле всерьез не воспринимает, но дурацкая формулировка, что сукин сын, но наш сукин сын, продолжает довлеть над российскими политиками. Сейчас говорят, что то ли времени нет, то ли нет альтернативных фигур, чтобы сменить Лукашенко, поэтому пусть идет, как идет. Но если Россия будет затягивать решение белорусской проблемы, то через 5 лет мы получим жестко антироссийски ориентированное белорусское общество. Количество недовольных растет. Рано или поздно новое поколение сменит ветеранов, которые сейчас являются социальной базой поддержки Лукашенко, его режим рухнет, но под обломками будут похоронены и все российские интересы. - Ситуация со свободой прессы изменилась перед выборами или осталась прежней? - Он позволил себе прямое запугивание российских корреспондентов. Например, заявлял, что после выборов каждый, кто клевещет на белорусские власти, за все ответит. - Лукашенко обвинил вас в участии в похищении Завадского. - Я уже привык к подобным выступлениям. Если верить ему, то я был агентом ряда западных спецслужб, членом литовской террористической организации, готовившей на него покушение, действовал в Белоруссии по заданию Березовского, потом под руководством агентов Кремля. Разумеется, Завадского тоже я похитил. Такие обвинения он выдвигал и в отношении руководства ОРТ, когда мы, опережая белорусские службы в расследовании похищения Завадского, отдавали им те документы, которые у нас были. Если я по поводу каждой грязной ругани, сказанной в бессознательном состоянии, буду требовать опровержения, у меня не останется времени для работы. - Почему вам не разрешали показывать интервью с Алкаевым? - Вообще-то это интервью было записано не для сиюминутного показа в новостях, а для более полной телевизионной работы с итогами расследования. В Минске оно вызвало шок: впервые человек такого уровня в системе белорусского МВД нам документально доказывает, что в похищениях замешано ближайшее окружение Лукашенко - бывший министр МВД Симаков и бывший секретарь Совбеза, а ныне генпрокурор Шейнман. - Как вы оцениваете те благодушные передачи с Лукашенко, которые недавно показали несколько российских каналов? - Сейчас бывшие соратники Лукашенко признаются в том, что он финансировал некоторые политические движения в России, в частности, коммунистов и некоторых деятелей, руководящих Госдумой в настоящий момент. В России очень сильное лукашенковское лобби. Его защитники есть и среди политиков, и в спецслужбах. Часть людей верит в то, что он действительно хочет возродить Союз, у других любовь к Лукашенко поддержана финансовыми вливаниями. - Вы давно наблюдаете за Лукашенко. Он изменился? - Как человек - нет: был подозрительным, жестоким и беспощадным - таким и остался. Как политик он стал более циничным и изворотливым. Он научился работать на публику. В зависимости от ситуации он может разыграть печаль, гнев, радость. Лукашенко - это уже несмешно. Это серьезный противник с колоссальной интуицией, звериным чувством опасности и сумасшедшей жаждой власти.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир