Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Президент США Дональд Трамп провел телефонный разговор с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом ибн Салманом, в ходе которого поддержал саудитов в их желании нарастить добычу и потеснить Россию на рынке нефти, но... Как известно, всё, что говорится до «но», не имеет значения. Значение имеет только то, что было сказано после. А именно: не роняйте цену до уровней, опасных для американских нефтегазовых компаний.

Разговор Дональда Трампа с Мухаммедом ибн Салманом, о котором СМИ узнали на днях, состоялся в начале месяца, когда судьба сделки ОПЕК+ оказалась висящей на волоске. В тот момент саудиты требовали от России согласовать сокращение добычи на 1,5 млн баррелей в сутки. В ответ на эти требования российская сторона предложила сохранить действующие параметры сделки и мониторить ситуацию. И это было вполне разумно, так как в начале марта начала восстанавливаться экономическая активность в Китае, а Соединенные Штаты и страны Евросоюза только-только ощутили на себе влияние эпидемии COVID-19. При этом резко сократилась добыча в Ливии. Соответственно, для принятия ответственного решения в рамках ОПЕК+ не было достаточно объективной информации, получить которую можно было только к апрелю. То есть к моменту окончания действующего соглашения.

Саудовская Аравия восприняла отказ России неадекватно, заявив о начале ценовой войны и о своем намерении значительно нарастить добычу. И если отказ нашей страны резко сократить производство нефти лишь насторожил рынок, то слова саудитов его обрушили. На этом фоне президент США, видимо, и решил прояснить свою позицию главному союзнику на Ближнем Востоке: с Россией воюйте сколько угодно, но цены не роняйте.

Американская нефтегазовая отрасль попала в катастрофическое положение. Как показали события 2014–2016 годов, добыча нефти и газа в США не способна выдержать удар низких цен. Тогда произошло стремительное падение производства с 9,61 до 8,4 млн баррелей в сутки. Но при стабилизации рынка отрасль достаточно быстро ожила и начала набирать обороты. К настоящему моменту производство нефти в Штатах колеблется в пределах 12,9–13,1 млн баррелей в сутки.

Выдающаяся динамика была обеспечена прежде всего внешними факторами. В первую очередь усилиями стран ОПЕК+ по стабилизации рынка.

Но нельзя сказать, что без сделки ОПЕК+ ее не произошло бы. Просто на это ушло бы больше времени. Также нельзя сказать, что американский нефтегаз не начал бы восстанавливаться после того, как в 2014–2016 годах лопнул сланцевый пузырь. А тот факт, что он лопнул, вызывает сомнение только у экзальтированных фанатов американской нефтянки. Возможно, восстановление происходило бы более умеренно и осмотрительно, а отрасли удалось бы избежать надувания второго сланцевого пузыря.

Но в реальности Соединенные Штаты воспользовались сделкой ОПЕК+, чтобы надуть второй пузырь, который не в последнюю очередь и привел к нынешнему положению. Его корень кроется в 2018 году, когда произошел резкий рост добычи в США на фоне нефти, рвущейся к отметке в $85 за баррель. Тогда странам ОПЕК+ пришлось экстренно снизить добычу, чтобы избежать резкого обвала рынка. И невольно поддержать американский нефтегаз.

И, с одной стороны, Штаты действительно не могут столь же эффективно, как Россия, Саудовская Аравия или, к примеру, Норвегия, регулировать уровень добычи нефти. Ведь здесь нет доминирующих нефтегазовых компаний, способных на разумные самоограничения. Поэтому нельзя огульно обвинять США в нежелании присоединиться к сделке ОПЕК+ для всеобщего блага. Но, с другой стороны, никто не отменял косвенного регулирования. Снижаешь добычу? Вот тебе налоговые послабления или дополнительные льготы. Бесконтрольно наращиваешь? Будь добр, заплати налоги по удвоенной ставке. То есть способы повлиять на динамику собственно роста добычи у Штатов были. А с третьей стороны, зачем поступаться своими интересами, хоть и для общей пользы? Пусть пузырь надувается, а о том, что делать, когда он лопнет, подумаем завтра.

Сегодня США оказались в крайне противоречивом положении. Им нужны высокие цены. Поэтому американские нефтяники готовы сотрудничать с ОПЕК, чтобы стабилизировать рынок. Техас бьет тревогу, требует срочных мер и заявляет о желании вести переговоры с Москвой и Эр-Риядом. Цена WTI уже близка к тому уровню, за которым нефтяникам придется отдавать банкам 100% выручки. Банкротство грозит более чем половине компаний. Поэтому на этой неделе по телефону с наследным принцем Саудовской Аравии поговорил и госсекретарь США. Он призвал саудитов отказаться от наращивания добычи и стабилизировать ситуацию.

В то же время причины, которые заставили Штаты отказаться от участия сделке ОПЕК+, никуда не делись. Они лишь усугубились президентской гонкой. Поэтому в рамках гипотетического союза с саудитами Соединенные Штаты вряд ли пойдут на планомерное сокращение добычи.

Но в то же время отрадно, что США не смогут выступить с Саудовской Аравией единым фронтов в ценовой войне. Впрочем, их предложение позволяет саудитам сохранить лицо в текущем конфликте. Якобы они не капитулируют, признав свою неспособность вести затяжной конфликт, а поддаются на уговоры заокеанских союзников.

Для нашей страны в данном случае важно, что Штаты понимают слабость своей позиции. И либо они в привычном стиле продавят своих ближневосточных союзников, либо их нефтянка резко сократит добычу. И то и другое приведет к прекращению паники, сокращению излишков предложения и стабилизации рынка. Хотя второй способ и потребует больше времени.

Автор — аналитик, заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир