Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пафос послания президента Федеральному собранию состоит не только в масштабах предстоящих изменений в политической и общественной жизни. Глубокий эмоциональный и смысловой заряд несет его финал: всё затевается «ради величия России, ради достоинства ее граждан».

Последним авторитетным экспертом, публично поставившим под сомнение величие России, был Барак Обама, который назвал нашу страну «региональной державой». Тогдашний президент США лукавил: всему миру было понятно, что пошатнувшийся в «лихие 90-е» статус великой державы Россия восстановила.

Элементы величия России не ограничиваются только лишь достижениями в области международных отношений, восстановлении оборонного потенциала и защите суверенитета. В последнее время наша страна завершила работу над целым рядом масштабных проектов, реализация которых по силам только великим державам. Однако всё больше людей, оглядываясь вокруг себя, чувствуют ширину и глубину пропасти, разделяющей «великую Россию», диктующую миру свою неуклонную волю, и их богом забытые медвежьи углы с «убитыми» дорогами, лопающимися водопроводными трубами, закрывшимися предприятиями и безжалостно «оптимизированными» социальными объектами. На фоне этой разрухи наблюдающий по телевизору за «дольче витой» разнообразных имущих мерзавцев беднеющий представитель «глубинного народа» всё сильнее озлобляется от того, что его Родина, как пел в своей знаменитой песне музыкант по имени Юра, «к сволочи доверчива, а ну а к нам тра-ля-ля»… Вряд ли он считает свою жизнь достойной.

Президенту нелегко разглядеть эту изнанку величия России сквозь растущие средние цифры отчетов и наспех покрашенные фасады зданий, мимо которых он проезжает во время своих визитов в провинцию. Но логика послания говорит о том, что Владимир Путин понимает: фактический уровень жизни граждан пора приводить в соответствие с декларируемым уровнем величия. Собственно говоря, работа эта ведется, нацпроекты стартовали, а первая часть послания с ее впечатляющим набором социальных инициатив задает новые горизонты. Но ведь всё уже было, и социальные инициативы в посланиях озвучивались, и нацпроекты запущены не вчера.

Что изменилось? Есть гипотеза, что изменилось отношение президента к самой архитектуре государственного устройства: властная вертикаль уже не выглядит в его глазах эффективным инструментом исполнения важнейших политических решений и одновременно надежным каналом обратной связи с жителями России. Выстроенной сложной конструкции нужны солидная опора и прочный каркас. Опору президент пытается найти непосредственно там, где живут люди, в тех самых медвежьих углах: включение местного самоуправления в единую систему публичной власти — явный шаг навстречу страдающим от финансовой засухи муниципалитетам. Каркас — это признаки «новой федерализации»: например, возрастающая роль Госсовета как органа прямого представительства региональных интересов, изменение принципов межбюджетных отношений, позволяющее обеспечить средствами инициативы муниципалитетов в области образования, здравоохранения, культуры, поддержки коммунальной инфраструктуры и дорог. Таким образом, внутренняя политика приобретает выраженный региональный акцент и спускается на уровень муниципалитетов. И именно на этом уровне происходит квантовый переход от категорий величия страны к тому, что формирует систему достойной жизни ее граждан.

Достоинство человека возникает в том числе из ощущения нужности и востребованности своей страной. В этой востребованности никого невозможно убедить, просто засылая в эфир бодрящие сигналы. Ее нужно демонстрировать, например, вовлекая людей в процесс перезагрузки среды их обитания. Разворот вектора развития в сторону возрождения российской провинции может открыть людям новые возможности для профессиональной самореализации, создать условия для повышения качества жизни и просто подарить веру в завтрашний день, что тоже очень важно. Есть ощущение, что тектоника инициированных президентом преобразований как раз и дает первый мощный импульс этому развороту.

Масштабная программа возрождения окраин вполне может быть положена в основу новой идеологии величия России. Эта идеология не исключает для нашей страны возможности продолжать удивлять мир новыми яркими проектами планетарного масштаба и не создаст рисков для ее обороноспособности. Но она позволит не утратить связь человека с великой Россией через любовь к своей малой родине, которая должна всегда и для всех оставаться важной частью большой страны, а не безликой территорией, которую можно отдать на кормление какому-нибудь олигарху или выбрать местом захоронения столичного мусора. Можно утверждать, что именно такой подход позволит выстроить гармоничную взаимосвязь между достоинством граждан России и ее величием.

Автор — заместитель директора АНО «Центр ПРИСП»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...