Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ответ на штраф турецкого антимонопольного ведомства Google оставила страну без своей операционной системы Android и приложений на новых устройствах. Можно ли минимизировать вредные последствия «турецкого гамбита», если он будет сыгран против России?

Совет по конкуренции Турции обратил внимание на то, что пользователи системы Android на смартфонах по умолчанию не могут выбрать себе поисковую систему, и обязал Google внести изменения в лицензионное соглашение. Компания якобы подчинилась, однако требуемую опцию смены поисковика не добавила. И в ответ на новый штраф от антимонопольного ведомства Google перешел к открытому противостоянию.

Угроза ухода Android из Турции — тревожный сигнал. Во-первых, на сей раз санкции в отношении страны вводят уже не власти США, а американская корпорация, которая открыто наказывает Турцию за выписанный штраф. Во-вторых, остановка сертификации Google грозит ощутимыми последствиями. Без доступа к операционной системе Android в будущем останется не только популярный местный разработчик General Mobile (почти 5% рынка смартфонов и 8% — планшетов), но и подавляющее большинство гаджетов Турции на ОС Android — 85%.

От этих санкций пострадают производители устройств, торговые сети и десятки миллионов турок. А вот будущая блокировка магазина приложений Google Play ударит уже по мобильно-ориентированному малому и среднему бизнесу. Он почти целиком формирует выручку за счет электронной коммерции, такси, мобильного банкинга и других услуг через мобильные приложения. Учитывая вклад мобильной экономики Турции в ВВП страны (до 2%), убытки могут составить десятки миллиардов долларов.

Турецкий сценарий возможен и в России, где устройства на базе Android также занимают львиную долю и потребительского (75,8%), и других сегментов. Минимизировать вред мог бы массовый переход россиян на гаджеты с независимыми мобильными платформами. Но он вряд ли произойдет в ближайшие несколько лет, поскольку зависит от наличия рынка доступных приложений и широкого ассортимента современных смартфонов по доступной цене.

Однако существует и другой сегмент — мобильные системы в госуправлении и крупном бизнесе. Этот рынок составляет сотни миллиардов рублей, динамично растет и в конце концов может послужить для российских продуктов трамплином в массовый потребительский сегмент. И тут уже произошли значительные изменения.

Логика перемен — защита критически важных сфер информационной инфраструктуры, а драйвер — специальная регуляторная база. Она, хотя и с небольшими оговорками, обязует госзаказчиков закупать отечественные решения. Их нужно выбирать из двух реестров: программного обеспечения и радиоэлектроники.

Постепенно от непонимания и настороженности заказчики пришли к оценке затрат и выгод замещения. И стали находить их. Мобильные терминалы для «полевых» сотрудников внедрили в «Почте России», начался перевод всех мобильных решений РЖД на российскую мобильную ОС, идут пилоты в энергетике, финансовых и других госкорпорациях. Возникают свободные от импорта альянсы из разработчиков программ и техники, например выпускающие инфоматы для обслуживания посетителей в системе МФЦ, мэриях, судах и медицинских учреждениях, в ГИБДД. Тандемы программистов и электронщиков всё чаще воплощаются в крепких во всех смыслах смартфонах и планшетах. Тем не менее завоевание домашнего рынка могло бы стать значительно более успешным.

Например, в мобильном сегменте импортозамещение движется как бы по трем параллельным «полосам» (трекам): техника (смартфоны и другая электроника), мобильные платформы (операционные системы) и программное обеспечение (приложения для работы на платформах). Подобные треки есть в других ИТ-сегментах, и там тоже много проблем с совместимостью.

Российские ИТ-продукты, мобильные в частности, поодиночке госзаказчика уже не устраивают. Регулятор требует заменять импортное на отечественное целиком. Аналитики предостерегают: несовместимость или запретительно высокая стоимость совмещения становится серьезным барьером на пути к свободе от импорта. Хотя бы один продукт в каждой из категорий должен легко работать с продуктом из другой.

Учрежденный летом 2019 года реестр радиоэлектроники требует от производителей отечественной техники работать под управлением домашних операционных систем, в том числе мобильных. Вступает в силу приказ Минцифры. Он запрещает вносить в реестр российского ПО офисные программы, созданные не для российских, а для зарубежных платформ Android и iOS.

Но и сама ИТ-индустрия (игроки и их объединения, например АРПП «Отечественный софт», Руссофт, АПКИТ и др.) может решать эту проблему: учреждать консорциумы по выпуску ИТ-продуктов, составлять рекомендательные сборники со сведениями о программно-аппаратных модулях для корпораций и даже отраслей. То есть делать всё, чтобы максимально упростить заказчику сложность выбора.

К выпавшему шансу нельзя отнестись легкомысленно. Например, отечественные программисты и электронщики в мобильной сфере в отличие от китайских коллег не могут похвастать столь масштабным внутренним рынком сбыта (свыше 780 млн пользователей), а значит, и доходами для финансирования разработки рынка приложений и развития платформ. Таким образом, от успеха российского мобилити в корпоративном и государственном сегменте сегодня во многом зависит спокойствие простых пользователей и бизнеса — завтра.

Автор — эксперт в сфере мобильных технологий

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир