Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Программы поддержки рассчитаны на долгосрочный период"

0
Фото: РИА Новости/Павел Лисицын
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Почему экспорт вошёл в число нацпроектов? Что даёт развитие внешней торговли россиянам, простым гражданам?

Если мы посмотрим на структуру национальных проектов, то увидим, что большая часть из них носит социальную или инфраструктурную направленность. Но для того чтобы пользоваться социальными благами, людям надо где-то работать. Причём их рабочие места должны быть современными, конкурентоспособными, ориентированными на глобальный рынок.

Национальный проект «Международная кооперация и экспорт» как раз и направлен на решение этих задач. Инвестиции в соответствующие проекты формируют налоговую базу для реализации тех самых инфраструктурных и социальных программ. Это, в свою очередь, ведёт за собой рост экономики регионов и в конечном счёте повышение качества жизни граждан.

Более того, «Экспорт» — это нац­проект, направленный на изменение структуры российской экономики. На базе реализованных планов импортозамещения мы формируем модель экспортоориентированного развития конкурентоспособных отраслей промышленности. Такой подход позволит диверсифицировать структуру российской торговли и обеспечить долгосрочную стабильность для реального сектора экономики.

Появляется элемент гордости, когда Россию перестают воспринимать только как продавца энергетических ресурсов и оружия. Причём уже сегодня наш экспорт один из самых высокодиверсифицированных в мире.

За счёт каких экспортных позиций?

Существует огромная масса рыночных ниш, в которых российские производители выпускают самую современную конкурентоспособную продукцию — от технологий промышленного климата и холодильного оборудования до лазерных систем для медицинских нужд и обработки металлов. Россия — мировой лидер в сферах производства сапфиров для потребительской электроники, защитного программного обеспечения, сервисной робототехники. Не говоря об атомной отрасли и огромном потенциале сельского хозяйства.

Серьёзный рывок у нас сейчас происходит в сегменте нефтегазового оборудования с открытием для нас рынков на Ближнем Востоке. Созданные мощности в автопроме позволяют экспортировать двигатели и комплектующие в Европу. Традиционно сильны наши позиции в транспортном машиностроении.

Есть и неочевидные примеры, как, допустим, экспорт виниловых пластинок. Начались поставки за рубеж российских солнечных панелей, хотя ещё несколько лет назад отрасли оборудования для ВИЭ в нашей стране просто не существовало.

В целом Россия поставляет на экспорт порядка 95% от общего количества позиций, включённых в перечень ТН ВЭД. Это один из самых высоких показателей в мире.

Доля несырьевых неэнергетических товаров тоже растёт. Если в 2013 году она составляла 26,6% от общего объёма зарубежных поставок, то по итогам девяти месяцев 2019-го — 33,7%.

От каких производителей государство в первую очередь ждёт прорыва?

Мы делаем ставку на те сегменты, в которых Россия является крупным глобальным игроком, — машиностроение, металлургия, химия, лес. Они формируют до 70% нашего экспорта.

Например,в металлургии мы экспортируем в основном «первичку» и полуфабрикаты. И очевидно, что необходимо наращивать поставки готовой продукции, проката, сложного литья. То же касается нефтехимии, лесопереработки. В этом наш главный резерв.

Завершается первый год реализации нац­проекта. Что удалось сделать, а что нет?

2019 год ушёл на запуск новых инструментов и их настройку. Вся инфраструктура поддержки экспорта создана, и теперь начинается, скажем так, работа «на земле».

Мы запустили главный механизм поддержки — единую субсидию для реализации корпоративных программ повышения конкурентоспособности (КППК). Заключая соответствующие соглашения с Минпромторгом, компании получат доступ к кредитным ресурсам и основным программам поддержки промышленности. Взамен бизнес берёт на себя обязательства обеспечить прирост выпуска глобально конкурентоспособной продукции.

Сколько компаний проявили в итоге интерес к этой программе?

В паспорте нацпроекта у нас есть отдельный показатель о том, что мы должны заключить к 2024 году не менее 320 соглашений о КППК. При этом уже по итогам первого отбора было поддержано 711 заявок от предприятий из 70 регионов страны. Сейчас в нашем портфеле находится ещё около 600 заявок.

Причём с помощью этого механизма мы не только поддерживаем сам экспорт, но и стимулируем модернизацию промышленных мощностей. По сути, мы говорим о запуске в стране новой индустриализации.

При этом динамика несырьевого экспорта в этом году показывает торможение после рекордов прошлого года.

Да, по итогам текущего года у нас будет либо ноль, либо небольшой выход в плюс. Связано это в первую очередь с внешними конъюнктурными факторами, падением мировых цен на наши основные экспортные товары — сталь, цветные металлы, продукцию деревообработки.

При этом хорошими темпами рас­тёт машиностроение (+5,2% за девять месяцев 2019 года), фармацевтическая отрасль (+8,8%), лёгкая промышленность (+6,4%).

Что позволит выправить ситуацию?

Запуск новых программ, включая КППК, и целый ряд значимых регуляторных инициатив.

В сентябре мы скорректировали механизм субсидирования затрат на транспортировку продукции. Теперь для подачи заявок нужно утвердить программу поставок продукции, за счёт чего можно планировать объём поддержки по годам. Установлены лимиты субсидии на компанию, конкретную отрасль и вид транспорта.

Ещё одно важное направление — признание нашей продукции за рубежом. Мы разработали и утвердили план модернизации 36 опорных лабораторий по всей стране. Экспортёры, получившие в них российские сертификаты, будут освобождены от необходимости сертифицировать свою продукцию за рубежом. На эти цели выделено более 5 млрд рублей.

Началось строительство 37 пунктов пропуска — автомобильных, воздушных, морских и железнодорожных. С 1 января 2020 года отменяются требования о репатриации валютной выручки для несырьевых компаний. Снижается объём отчётности перед налоговыми органами. Обнулён НДС для экспортёров инжиниринговых, строительных, транспортных и прочих услуг.

Запущенные программы поддержки экспорта будут выходить за рамки 2024 года?

Они просто обязаны быть рассчитаны на долгосрочный период. Это наша принципиальная позиция, о которой мы обязательно будем заявлять в следующем году. Чудес не бывает, за 4–5 лет невозможно поменять структуру экономики.

Ограниченность сроков поддержки оказывает негативное влияние на развитие внешней торговли, потому что все ключевые проекты связаны с длинными инвестиционными циклами. Именно поэтому на 15–20 лет рассчитаны основные механизмы поддержки инвесторов — специнвестконтракты, соглашения о защите и поощрении капиталовложений. И в этом вопросе нас поддерживает как бизнес, так и банковский сектор.

Прямой эфир

Загрузка...