Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Суррогатное материнство нельзя рассматривать в отрыве от контекста, в котором оно существует. Мы сейчас говорим о потребностях больных женщин, которые действительно вынуждены прибегать к такому способу решения проблемы. Эти категории совершенно точно определены в приказе Минздрава № 107н «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению». А также — в клинических рекомендациях, носящих исключительно медицинский характер.

Есть целый ряд ситуаций, при которых молодая женщина не может вынашивать беременность. Они хорошо известны в клинической практике. Это отсутствие матки, врожденное или приобретенное, различные заболевания матки и состояние здоровья женщины, когда вынашивание беременности и роды способны значительно ухудшить ее здоровье. В качестве примера можно привести развитие нового и востребованного направления в медицине — сохранение репродуктивной функции у онкологических больных.

Впервые в нашей стране мы ведем программу сохранения репродуктивного материала онкологических больных — молодых женщин в возрасте от 24 до 38 лет, заболевших раком и не успевших родить детей. У них положительный прогноз жизни и выздоровления, но лечение сопряжено с тем, что они потеряют свою репродуктивную функцию. Это химиолучевая терапия, удаление матки или шейки матки при онкологии. Мы забираем их яйцеклетки и консервируем. Эта молодая женщина вылечится, но репродуктивного органа у нее уже не будет или по характеру ее заболевания — например, при раке молочной железы — ей опасно вынашивать беременность. Под нашим наблюдением находятся уже 200 пациенток, излечившихся от онкологических заболеваний. Что им делать?

Круг таких больных расширяется, это не только онкологические, но и другие хронические, пожизненные болезни. А уровень современной медицины позволяет женщинам жить долго. Они тоже хотят стать матерями и быть счастливыми, а в обществе у нас очень популярен тезис: «Какой тебе ребенок? Ты бы сама выжила». Но это — не тезис XXI века.

Таких женщин уже 5–7% в общей когорте тех, кто обращается к медикам по поводу вспомогательных репродуктивных технологий. Их число будет увеличиваться. Мы не можем и не имеем права отказать им в возможности иметь своих детей.

Такие случаи документ Минздрава рассматривает как показания к использованию суррогатного материнства. Они распространяются на женщин репродуктивного возраста по определению ВОЗ (19–49 лет). Хотя после 40 лет в случаях с некоторыми пациентками встает вопрос о возможности получения генетического материала — яйцеклетки, чтобы родить своего ребенка. Каждая ситуация должна рассматриваться индивидуально, это принцип персонализированной медицины.

Вторая сторона вопроса — это те бедные женщины, которые становятся суррогатными матерями. Их нельзя подвергать обструкции. У них есть собственные дети, но они не имеют возможности их содержать. Это одинокие или разведенные женщины без хороших социальных условий: жилья и денег. Они хотят, но не могут заработать. Многие живут в отдаленных районах, деревнях в действительно невыносимых условиях и не видят другой возможности изменить свою жизнь.

Скажите, пожалуйста, что делать этим женщинам? Они в первую очередь заботятся о своих детях. Хотят купить для них жилье, собрать их в школу, обеспечить их одеждой или просто нормально кормить.

Вместо того чтобы запрещать суррогатное материнство, нужно на законодательном уровне решать вопрос защиты обеих сторон процесса. Сейчас для этого ничего не сделано. Подбор суррогатных матерей ведется посредническими конторами, потому что государственные или частные клиники по лечению бесплодия не вмешиваются в эти вопросы. Их прерогатива — оказать медицинскую помощь согласно существующим законам. Финансовые и юридические взаимоотношения не в компетенции клиник, для этого должны быть юристы. Поэтому таких посреднических компаний появилось очень много. Почему бы контроль за их деятельность не прописать отдельным законом?

В нашей стране суррогатное материнство разрешено, и это совершенно правильно. Но законодательство в этой области настолько расплывчатое, что его правоприменение в современных условиях вообще невозможно.

Автор — директор института репродуктивной медицины ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...