Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вместе с президентом Боливии Эво Моралесом в отставку ушло и все высшее руководство страны. Их к этому попросту принудили. И одна из самых логичных версий — виртуозно подготовленный и осуществленный Соединенными Штатами государственный переворот, который традиционно замаскирован лозунгами борьбы за демократию и права человека. В основе же — стремление получить доступ к богатейшим залежам полезных ископаемых Боливии, в частности, лития, что при президенте Моралесе сделать было не возможно.

Чуть более года назад американская администрация заговорила о «трех тираниях» в Латинской Америке — Кубе, Венесуэле и Никарагуа, — с которыми Вашингтон намерен покончить. Это страны, которые не намерены вписываться в фарватер политики США в Латинской Америке. В этот ряд Штаты как бы намерено не поставили Боливию, чей внешний и внутренний курс при президенте Моралесе абсолютно противоречил интересам американских корпораций. В момент появления тезиса о «трех тираниях» США были поглощены венесуэльской «проблемой», потому было ясно, что атака на Боливию — лишь вопрос времени. И вот пришла очередь президента и этой страны испытать на себе всю мощь американской «демократии».

Убедительно победив на выборах в декабре 2005 года, Моралес стал первым за всю историю Боливии президентом, представляющим коренное население страны. И сразу президент-индеец выступил с инициативой изменения конституции. Основной закон был реформирован в 2009-м. Главным из нового в нем было то, что все недра Боливии объявлялись национальным достоянием.

Из-за этого иностранные корпорации лишись прямого доступа к полезным ископаемым Боливии. А главное богатство этой страны — легкий щелочной металл литий. Боливия обладает, по разным оценкам, 50–70% его мировых запасов, которые уникально сосредоточены в одном месте, в солончаке Уюни. Литий используется в производстве аккумуляторов для мобильных телефонов, ноутбуков и прочих электронных гаджетов, а также электромобилей. Учитывая бурный рост IT-индустрии и производства разного рода электроники, спрос на металл постоянно растет. По разным данным, за последние 10 лет он увеличился в три раза. Солончак Уюни — это теперь литиевый Клондайк, а Боливия — Саудовская Аравия, только не с нефтью, а с литием.

Различные иностранные компании выражали заинтересованность в инвестировании в добычу лития. Однако правительство президента Моралеса настороженно относилось к зарубежным корпорациям и до сих пор принимало только технические рекомендации. И вот теперь путь для западных компаний открывается. Можно с большой долей уверенности предположить, что на смену левому правительству Моралеса придет его главный конкурент в предвыборной гонке — прозападный кандидат Карлос Меса. И можно не сомневаться, что он изменит законодательство страны таким образом, что иностранцы, как и в прежние эпохи, будут контролировать добычу полезных ископаемых в Боливии и присваивать львиную долю прибыли от этого дела. Тем более что литиевый бизнес в наше время сулит феноменальные деньги.

Теперь пара слов о механике переворота. Очевидно, что процесс смещения Моралеса с поста президента был заранее спланирован и четко разыгран. Формально США не светятся и как будто вообще стоят в стороне. Ключевую роль в этом сыграла Организация американских государств (ОАГ) — полностью подконтрольная Штатам структура, которая используется ими как инструмент давления и вмешательства в дела тех стран Латинской Америки, где Вашингтону нужно изменить социально-экономическую модель. Именно в таком качестве ОАГ используется Штатами против Кубы, Венесуэлы и Никарагуа.

В день выборов миссия наблюдателей от ОАГ в Боливии «усомнилась» в том, что голосование было честным. Формально Организация американских государств использовала тот факт, что в ходе передачи через средства связи бюллетеней из горных и отдаленных районов Боливии в центральный Избирательный трибунал произошла некоторая задержка после подсчета 80% всех поданных голосов. Миссия ОАГ объявила, что результаты выборов, по которым Эво Моралес победил уже в первом туре, «противоречат статистическим прогнозам миссии». Именно это заявление, как условный сигнал, дало старт массовым уличным беспорядкам.

Политические наблюдатели в один голос указали на то, что организация, публично давая такие оценки, де-факто влияет на избирательный процесс и провоцирует нестабильность. Что это, если не открытое вмешательство в дела суверенного государства? Следом, как по сценарию, Госдеп США заявил о нарушениях в ходе выборов в Боливии. А Евросоюз сказал, что «может не признать» их результаты.

Но этого было мало. Уже через пару дней ОАГ заявила, что намерена провести «аудит» выборов и потребовала от властей, чтобы результаты этой проверки были обязательными к исполнению президентом Моралесом. И кто бы сомневался: в заключении миссии, опубликованном 10 ноября, содержится сомнение в нормальной работе электронной системы передачи предварительных данных о голосовании. Оказывается, по данным «аудиторов», этот процесс «противоречил передовой практике и не были соблюдены стандарты безопасности». И потому «нельзя быть уверенным в результатах» выборов. Это дало генеральному секретарю организации Луису Альмагро повод заявить, что «первый раунд выборов в Боливии, состоявшихся 20 октября, должен быть отменен и избирательный процесс должен начаться вновь». Теперь, надо полагать, США будут удовлетворены результатами предстоящего нового голосования. Мы такое уже видели на Украине, когда в незаконном «третьем туре» президентских выборов в декабре 2004 года «победил» кандидат Виктор Ющенко…

Между тем уже бывший президент Моралес сообщил, что его пытаются арестовать. Есть все основания опасаться за его жизнь. Ясно, что он и стоящие за ним силы не вписываются в новую социально-экономическую модель, которую готовят для Боливии.

Автор — эксперт РИСИ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...