Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

На три четверти: в Доме музыки отметили 75-летие Владимира Спивакова

В концерте-спектакле артист рассказал о себе всеми возможными способами
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Московском международном Доме музыки отметили 75-летие своего руководителя музыкально-театральным действом «Владимир Спиваков. Автопортрет», срежиссированным Кириллом Серебренниковым. Каково быть художником и человеком, юбиляр лично поведал публике, появившись на сцене Светлановского зала в трех амплуа — рассказчика, скрипача и дирижера.

На мультимедийном экране расположилась выставка фотографий и видеозаписей Спивакова разных лет. Слева маленький Володя с инструментом делает первые шаги в искусстве. А справа за ним задумчиво наблюдает уже прославленный маэстро. В инсталляцию попали юношеские кадры музыканта с выступлений, фото с супругой, ролики из закулисья. Но открывшая вечер скрипичная миниатюра «Зеркало в зеркале», которую Арво Пярт посвятил Спивакову, живописала портрет артиста лучше любых изображений. Его отличительные черты — интеллигентность, тонкость и культура — воплотились в длиннотах, украшенных трепещущим вибрато. В ирреальном пианиссимо, которое солист разделил с партнером по сцене Алексеем Гориболем. В филигранной игре с тембрами звука: каждая из финальных ля, взятых им на разных струнах скрипки, звучала как отдельная вселенная.

Раскрывая детали своей биографии, Спиваков предстает в окружении грандов музыкального искусства: Игоря Стравинского (главное впечатление детства — последний приезд композитора в Россию), Антонио Страдивари (юбилейный концерт артист дал на эксклюзивной скрипке итальянского мастера) и Леонарда Бернстайна (в советские годы он помог невыездному Спивакову устроить гастроли в Вене и Зальцбурге). И выступает с ними на равных, не теряя собственного голоса.

Так, в музыкально-литературной пьесе «Письма Чайковского к фон Мекк» самыми яркими оказались фрагменты сочинений композитора, которые Национальный филармонический оркестр России исполнил под руководством маэстро. Придворному вальсу из «Лебединого озера» он придал изящной кокетливости, роковым фанфарам Четвертой симфонии — особую трагическую обреченность, инструментальному «хору» «Вечерней молитвы» — живое певческое дыхание. Переписку Петра Ильича с Надеждой Филаретовной, ожившую в диалогах Евгения Миронова и Ксении Раппопорт, при желании можно воспринять как еще один метафорический портрет юбиляра. Тема меценатской поддержки, возникающая в письмах Чайковского и фон Мекк, перекликается с идеей Международного благотворительного фонда Владимира Спивакова для одаренных детей.

«Тихая молитва» Гия Канчели подтвердила слова Спивакова о том, что музыка — это религия. Оркестр и ансамбль солистов отдались ей без остатка, продемонстрировав полное погружение в звуковую ткань опуса. В ходе сакрального ритуала скрипка то выходит на первый план, разражаясь экспрессивными трелями-рыданиями, то прячется в тень, образуя выразительные дуэты с виолончелью (Петр Гладыш), вибрафоном (Дмитрий Барков) и детским голосом (Светлана Степченко). Парой к «Молитве» выступило дьявольское танго из кантаты Альфреда Шнитке «История доктора Иоганна Фауста». Здесь уже безраздельно царили контральто с грудными низами и исключительной артистической харизмой Ива Биттова и академический большой хор «Мастера хорового пения».

Автопортрет художника завершила «Поэма экстаза» Александра Скрябина, сочинение, идеально вписавшееся в концепцию юбилея. Его герой (оркестр под управлением маэстро), самоутверждаясь в борьбе, стремится к конечной точке — апофеозу, где восемь валторн провозглашают тему наслаждения. Упоение искусством, которое отличает каждое слово, звук и жест Владимира Спивакова, и есть то чувство, которое Скрябин в эпиграфе к поэме назвал «Духом на вершине бытия».

Читайте также
Прямой эфир