Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Длительное нахождение в изоляции влияет на физическое и психологическое состояние любого человека. Особенно, когда речь идет о местах лишения свободы. Спортсмены не исключение. Более того, их профессиональная деятельность изначально требует настолько высокого уровня здоровья и физической подготовки, что после почти года в СИЗО и колонии они точно не могут не растерять свои главные качества. Поэтому Александра Кокорина и Павла Мамаева ждет очень долгий и тяжелый путь восстановления. И сразу вернуться в большой футбол у них не получится. Они имели внушительный период простоя. Да, в тюрьме футболисты выполняли какую-то работу, что-то там изображали, чем-то занимались. Но это вообще не в счет.

Здесь важно не только физическое, но и психологическое состояние ребят. Лет 15 назад на базе нашего учреждения «Центр спортивной медицины» проводилась дескрипция (описание. — «Известия»), в ходе которой был сделал вывод, что, если спортсмен выходит из строя на срок от трех месяцев до полугода, то это приравнивается в обычной популяции к инфаркту миокарда. Имеется ввиду схожесть стрессовых ситуаций. Это обязательно нужно учитывать, когда мы говорим о Кокорине и Мамаеве.

Футболисты были оторваны от привычного ритма жизни. Ведь жизнь современных спортсменов заключается в том, что они каждый день делают одно и тоже. И всё по часам: подъем, завтрак, тренировка, теоретическое занятие, обед, сон, полдник, тренировка, ужин, отбой. И так изо дня в день. А теперь представьте, сколько таких дней Кокорин и Мамаев пропустили. Им придется очень серьезно трудится и натаскивать упущенное. Но, прежде чем они начнут набирать форму, их нужно будет полностью обследовать. Этим обычно занимаются сами клубы. То есть начнут они с клиники. Их постепенно станут подводить к тренировочному процессу, а затем и к игровому.

Сейчас многие вспоминают советских футболистов Эдуарда Стрельцова и Юрия Севидова, которые в свое время оказались в местах лишения свободы. Причем на длительные сроки — гораздо более длительные, чем у Кокорина и Мамаева. Стрельцов отсидел семь лет, Севидов — четыре года. И оба вернулись в футбол. Эдуард Анатольевич сумел после заключения провести выдающиеся несколько лет, выиграл чемпионат СССР в составе «Торпедо», дважды стал лучшим игроком сезона. Севидов еще два года поиграл на уровне высшей лиги за «Кайрат». Это, конечно, было не во времена моей врачебной практики. Но я наслышан о том, какой стресс они пережили.

Кокорину и Мамаеву тоже было нелегко. Но визуально мы видели, что они даже улыбались и не падали духом во время судебных заседаний и в период пребывания в заключении. Может быть, им удастся пройти этот путь чуть проще. Это всё очень индивидуально и зависит от каждого человека. Но если Стрельцов и Севидов сумели вернуться после гораздо больших сроков, то организм Кокорина и Мамаева способен восстановиться.

Многие задаются вопросом, а смогут ли они вообще вернуться на поле. А что им делать? Куда им деваться? Футбол — это вся их жизнь. Они же не могут бросить это дело на половине пути. Главное, чтобы они сейчас засучили рукава и после выхода на свободу взялись за восстановление. Спокойно, методично, под присмотром клубных врачей. Поскольку оба профессионалы, уверен, что Александр и Павел сами понимают, какой вызов перед ними стоит. Они сделают всё, чтобы вернуться в большой футбол и показать, что их нельзя списывать со счетов.

Автор — доктор медицинский наук, главный специалист департамента здравоохранения Москвы по спортивной медицине, в 1982–1992 годах тренер-врач в Управлении медико-биологического обеспечения сборных команд СССР, в 1988 году врач олимпийской сборной СССР по футболу (золото Олимпиады в Сеуле) в 1992–1998 годах — врач сборной России по футболу

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...