Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Банк России начинает вторую половину года с достаточно явных сигналов о готовности к снижению ключевой ставки. Открытым остается вопрос о том, наблюдаем ли мы сейчас за подготовкой регулятора к агрессивным шагам по смягчению денежно-кредитной политики (Эльвира Набиуллина не исключала снижение на 0,5 п.п.) или же речь идет лишь о выстраивании коммуникационного канала, подтверждающего намерения ЦБ по либерализации монетарных условий на перспективу 2020 года?

У Центробанка достаточно пространства для маневра со снижением ставки как на 0,25 п.п., так и на 0,5 п.п. Наиболее активный фактор, позволяющий регулятору рассматривать широкий диапазон для движения ставки, — это развитие инфляции. Ее темпы указывают на значительное снижение рисков роста цен. Более того, уровень геополитических угроз, по крайней мере исходя из внешнего фона, тоже позволяет рассчитывать на то, что в перспективе ближайших месяцев новых санкций против нас не введут.

Тем не менее, если изменение ключевой ставки на 0,25 п.п. характерно для ЦБ, то шаг в 0,5 п.п. несколько выбивается из привычного рынку поведения регулятора. Видимо, у Банка России появились веские причины, определяющие такое ускорение.

Понижение сразу на 0,5 п.п. определит уровень ставки в 7% после июльского заседания. Фактически это будет означать, что достигнута граница нейтрального для монетарной политики диапазона (нейтральными ЦБ считает ставки в коридоре 6–7%). По мнению регулятора, такой уровень не оказывает ни стимулирующего, ни сдерживающего влияния на рост экономики и баланс инфляционных рисков.

Однако на практике даже такое снижение вряд ли окажет значительное стимулирующее воздействие на экономику. Таким образом регулятор, возможно, хочет проверить рынок на прочность. Если он пройдет тест: рубль резко не ослабнет, а банки сохранят устойчивость, то ЦБ может перейти к более агрессивному понижению ключевой ставки. Решение Банка России снизить ее на 0,5 п.п. — это фактически признание слабости экономического роста и попытка хотя бы в какой-то мере остановить ухудшение ситуации.

Риторика ЦБ последних месяцев подразумевает ослабление давления на потребительский спрос в условиях растущей кредитной нагрузки на население. Так, снижение ставок позволит гражданам рефинансировать кредиты и несколько снизить выплаты процентов. В то же время такой «уверенный» шаг регулятора вряд ли вызовет риски бума потребкредитования. Опасения со стороны Минэкономразвития по этому вопросу видятся несколько гипертрофированными. Нынешний спрос населения на денежные ресурсы носит ярко выраженный вынужденный характер. В таких реалиях более существенное понижение ключевой и соответствующая адаптация банковских ставок позволят потребительскому сегменту если не вернуться к росту, то хотя бы ослабить давление «долговой спирали» на население.

В то же время говорить о том, что уровень в 7% станет своеобразной панацеей для инвестиционного спроса и экспорта, не приходится. С заявлениями Эльвиры Набиуллиной сложно не согласиться — для перезапуска инвестактивности экономике нужны не дешевые деньги, а структурные реформы, которые могли бы наконец придать смысл внутренним инвестициям.

Вопрос о более агрессивном понижении ставки следует рассматривать не только в плоскости монетарного эффекта на экономику. Не менее важным в данном случае будут изменения, которые могут произойти на российских долговом и валютном рынках.

В частности, заседание ЦБ, на котором может быть принято решение, состоится 26 июля — за пять дней до столь ожидаемого рынками заседания ФРС. Такой тайминг ставит ЦБ в не самое удобное положение, так как вопрос, уменьшит ли Федрезерв ставку, остается открытым. Если предположить, что отечественные монетарные власти пойдут на сравнительно резкое понижение, а американский регулятор сохранит ставку неизменной, то долговой рынок РФ станет менее привлекательным. В таких условиях появляются предпосылки для более существенного ослабления рубля в августе до 65–67 за доллар. Впрочем, если ситуация с санкциями будет стабильной, то даже такой уровень отечественной валюты будет для рынков более чем приемлемым.

Так или иначе до заседания ЦБ РФ предстоит особо тщательно взвесить все «за» и «против» снижения ключевой ставки на 0,5 п.п. С одной стороны, регулятор, судя по всему, вынужден более активно отвечать на вызовы со стороны российской экономики, которой сейчас необходима любая поддержка. С другой, мировые инвесторы уповают на американского регулятора, действия которого в конце июля во многом определят, как будут развиваться события на глобальных финрынках до конца года. Поэтому шансы, что Банк России резко снизит ставку, — примерно 50 на 50.

Автор — главный аналитик инвестиционной компании

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...