Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Равновесие нефтяных цен уже давно поддерживается за счет того, что действует соглашение ОПЕК+ и одновременно с увеличением добычи вне картеля — прежде всего в США — падает добыча в Ливии, Венесуэле и Иране. Только за 2018 год рост добычи нефти в США составил 2,2 млн баррелей в день. Однако это было компенсировано падением извлечения черного золота (и экспорта) в Иране вследствие американских санкций. Вот только баланс на нефтяном рынке — достаточно хрупкий. Он легко может быть нарушен не только изменением соотношения спроса и предложения, но и самими ожиданиями изменений. А именно это сейчас и происходит. Стоимость сырья уже опустилась до $60 за баррель.

Главный возмутитель спокойствия на нефтяном рынке — разгорающаяся торговая война между США и Китаем. Особенно нервным был конец мая: переговоры, казалось, были близки к соглашению и вдруг (со стороны внешнего наблюдателя — внезапно) зашли в тупик. 25-процентная пошлина на широкую товарную группу китайского экспорта в США, введенная Дональдом Трампом 10 мая, дамокловым мечом повисла над перспективой взаимной торговли.

Китай ответил симметрично — ввел пошлины на американские товары. Это решение окончательно подтвердило начало крупнейшей торговой войны. Как и чем она закончится, пока говорить рано. Только на понимание масштаба уйдет один или два квартала: фирмы, опасаясь сюрпризов властей, создали значительные складские запасы продукции, ввезенной до введения пошлин. Это привело к тому, что пока — до исчерпания запасов — видимой реакции цен на введенные еще 10 мая пошлины не происходит. Но последствия будут. Объем складов не бесконечен.

И рынки уже верят в эту реакцию! 25-процентная пошлина заметно сократит спрос на китайские товары в США. Потребление снизится. Импортозамещение, на которое уповает Трамп, — дело не быстрое. На это уйдут долгие годы, а спрос упадет немедленно. За его падением неизбежно сократится и производство. В результате снизится и необходимость в сырье.

А рынок нефти имеет неэластичный характер: даже небольшая разбалансировка спроса и предложения ведет к сильным ценовым движениям. Особенно драматичным выдался конец мая. Заявление Саудовской Аравии о возможном сокращении добычи немного успокоило рынок, позволив ценам отыграть часть предыдущего падения. Но это не решило проблему полностью. Нефтяные котировки остаются под серьезным давлением. Возможно, вскоре будет достигнуто новое соглашение группы стран ОПЕК+ (что было бы очень хорошо), но это сама по себе очень непростая и нелегкая задача. Тем не менее именно сокращение добычи в рамках сделки картеля — самый действенный способ предотвратить дальнейшее падение цены на нефть.

Российский рубль пока сдержанно откликнулся на падение стоимости черного золота более чем на 10%. Многие аналитики ждали гораздо более значительной реакции нацвалюты. Причина такой сдержанности — политика ЦБ и Минфина, направленная на накопление международных резервов. Бюджетное правило, которое довольно жестко заработало с начала 2019 года, ослабило воздействие нефтяных цен на рубль. Нельзя сказать, что он полностью «отвязался от нефти», но эта зависимость заметно ослабла — для этого, собственно говоря, бюджетное правило и вводилось. Позиция российских монетарных властей по этому поводу очень жесткая, что позволяет предположить, что волатильность нацвалюты будет гораздо меньше, чем в 2015-м (когда тоже наблюдались сильные колебания цен на нефть).

Если торговая война между США и Китаем будет продолжаться — а это пока базовый сценарий, — нефтяные цены останутся под давлением. Это делает достаточно вероятным дальнейшее снижение стоимости на 5–7% (чем сильнее снижение цен, тем выше вероятность реакции группы ОПЕК+). Для рубля это означает возможность достижения уровня 69–70 рублей за доллар. При этом даже временное смягчение бюджетного правила (сокращение покупки валюты для пополнения резервов), на которое вполне может пойти ЦБ и Минфин, стабилизирует рубль вблизи уровня 65–66 рублей за доллар.

Однако важно помнить — любые неожиданные действия политиков способны легко разрушить даже самый лучший прогноз. А в период торгового противостояния этих действий будет немало.

Автор — доцент РАНХиГС

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...