Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сейчас производительность в России находится на уровне $26,5 добавленной стоимости на один час, отработанный сотрудником. Для примера, в Норвегии эта цифра превышает $80, в США — $70. Такая разница в себестоимости снижает конкурентоспособность произведенных в нашей стране товаров и услуг, как на мировом, так и на внутреннем рынках. В преодолении этого отставания кроется большой потенциал для роста ВВП.

Меньше года назад президент Владимир Путин поставил задачу увеличить производительность труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей не ниже 5% в год к 2024 году. Такой темп роста показывал только Китай. В России за последние пять лет он составил 1,3%. Поэтому 5% — это вызов. Важен и тот факт, что за этими числовыми показателями стоят стратегические задачи: повысить конкурентоспособность российской продукции как внутри страны (импортозамещение), так и за рубежом (экспорт).

Чтобы достичь этих целей, важно реализовать комплекс мер, связанных с обеспечением адресной поддержки предприятий, инфраструктуры и нормативной базы для бизнеса, а также с повышением эффективности труда. Давайте разберемся, что же нужно сделать.

В рамках нацпроекта по повышению производительности труда руководители фактически ломают старую систему и строят новую, используя универсальные принципы и инструменты бережливого производства. Несмотря на уникальность каждого отдельного предприятия суть изменений одна и та же. Главное, научиться устранять потери, именно это — залог любого здорового производства. Дальше накладывается масса других методик, которые помогают решать отдельные проблемы по направлениям, таким как, переналадка оборудования, изменение в нагрузке операторов или качестве выпускаемой продукции.

Начинаются эти изменения с простой фиксации фактов: сколько времени в смену простаивает оборудование, каковы объемы запасов, по каким маршрутам осуществляется транспортировка сырья, персонала, продукции. К этим данным необходимо добавить информацию об объемах бракованных товаров и времени, которое тратится на доработки. Завершат картину результаты опроса подразделений и клиентов о том, какие параметры продукта представляют для них ценность, а какие — не имеют значения.

Законодателем в сфере производительности труда по праву считают экс-председателя совета директоров компании Toyota Тайити Оно. Он предложил классификацию важнейших видов потерь, когда был еще начальником механического цеха. В начале 1950-х годов Оно начал внедрять систему «кайдзен». С ее помощью японцы сумели исключить из процесса производства любые виды потерь. В России специалистов по повышению производительности труда насчитывается около 2 тыс. человек, многие из них работают в крупных корпорациях. Соответственно, большинству наших предприятий инструменты бережливого производства недоступны. А самостоятельно определить, что тормозит бизнес без дополнительных знаний и навыков, российским предпринимателям довольно сложно.

При внедрении инструментов бережливого производства основными препятствиями становятся скепсис сотрудников или даже страх увольнений после оптимизации рабочих процессов. Но уже через шесть месяцев на большинстве предприятий – участников нацпроекта работники смогли увидеть ощутимый результат: сократилось число брака, снизились затраты, выросла заработная плата и удовлетворенность сотрудников от условий работы.

Всего в рамках федерального проекта примет участие около 10 тыс. предприятий, этого достаточно, для того чтобы запустить цепную реакцию развития производительности труда в каждом отдельном регионе, и сформировать новую производственную культуру, сделать этот показатель таким же привычным, как, например, выручка или прибыль. А это в конечном счете и приведет Россию к заветным 5% ежегодного роста.

Автор — руководитель «Федерального центра компетенций»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир