Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В марте 2019 года исполняется 20 лет со дня начала натовской операции «Союзная сила» («СС») против Союзной Республики Югославия. За несколько месяцев военной агрессии американцев и их сателлитов погибло свыше 1,7 тыс. гражданских лиц, в том числе несколько сотен детей. Эти массовые убийства ни в чем не повинных людей были цинично названы гуманитарной интервенцией.

Специальный представитель ООН по правам человека в бывшей Югославии в 1998–2001 годах Иржи Динстбир совершенно справедливо отмечал, что операция «СС» привела к большему числу жертв среди мирного населения, чем сам косовский конфликт, ради разрешения которого она якобы осуществлялась. Пожалуй, это одна из базовых черт американского глобального экспансионизма — после вмешательства США становится только хуже. Достаточно беглого ретроспективного взгляда на карту мира, чтобы увидеть, что Вашингтон оставил кровавый след военных преступлений и в Европе, и в Азии, и в Латинской Америке — практически по всему земному шару.

Даже после окончания операции «СС» счет ее жертвам не был закрыт. Ведь НАТО не просто не погнушалось применить в Югославии запрещенные международным законодательством впоследствии кассетные бомбы, но и использовало в своих боеприпасах обедненный уран. Тем самым американцы и их сателлиты выказали презрение не только к жизням погибших под натовскими бомбардировками югославов — использование радиоактивных веществ стало причиной как минимум 18 последующих смертей участвовавших в нанесении авиаударов военнослужащих США. И это лишь те цифры людских потерь, которые поддаются более-менее точной оценке — доподлинно установить показатели избыточной смертности в результате ухудшения условий существования на территории бывшей Югославии не представляется возможным.

Пропагандистским поводом для проведения карательной операции против Югославии стал инцидент в косовском селе Рачак. Чтобы настроить общественное мнение на необходимость военного вмешательства, американцы решили выдать уничтоженных в ходе боестолкновений с югославской полицией боевиков «Армии освобождения Косова» за мирных жителей села. Против Белграда была запущена мощная диффамационная кампания. Никого не смущал тот факт, что в присутствии двух представителей миссии ОБСЕ сербскими экспертами на руках жертв были выявлены следы пороха, что опровергало версию о расправе над гражданским населением. Для агрессии нужен был повод, а не какие-то там факты.

Бомбардировки Югославии продолжались 78 дней. Авиаударами НАТО уничтожено или повреждено 48 больниц и госпиталей, 82 моста, 70 школ, 18 детских садов, девять зданий университетских факультетов и четыре общежития, 35 церквей, 29 монастырей. Таким бомбометательным целеполаганием Североатлантический альянс не оставлял внимательному наблюдателю никаких иллюзий относительно того, с кем именно он воюет. Мишенью американского экспансионизма стало не только руководство Союзной Республики Югославия, но и сам сербский народ.

Спустя 20 лет после окончания войны в Югославии военные и политические деятели, отдававшие приказы о преднамеренном и сознательном уничтожении гражданских объектов, так и не понесли не только уголовной, но даже политической ответственности. Зато едва ли не все знаковые сербские руководители, попавшие под Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ), приговорены к различным срокам лишения свободы. Пожизненное заключение на днях суд назначил бывшему лидеру боснийских сербов Радовану Караджичу. Ранее такой же приговор был вынесен в отношении сербского генерала Ратко Младича. Но самой циничной, пожалуй, стала форменная расправа над бывшим президентом Союзной Республики Югославия Слободаном Милошевичем, который скончался в Гаагской тюрьме, после того как получил фактический отказ в предоставлении в полном объеме необходимой ему по состоянию здоровья медицинской помощи. В итоге ни один из пунктов выдвинутых против сербского лидера обвинений так и не был полностью доказан.

Таким образом, Гаагское правосудие, по сути, стало инструментом ликвидации неугодных американцам политических и военных деятелей бывшей Югославии. Практически все военное и гражданское командование Сербии оказалось в заключении: 60% обвиняемых МТБЮ — это сербы и черногорцы, в то время как хорваты составляют лишь 18% попавших под суд участников конфликта. Более того, все хорватские генералы, которые несут как минимум не меньшую ответственность за преступления против гражданского населения, были оправданы Трибуналом.

Еще более цинично покрываются преступления косовских албанцев. Даже экс-прокурор Международного трибунала ООН по бывшей Югославии Карла дель Понте в своей книге «Охота. Я и военные преступники» подтверждает случаи продажи органов, вырезанных у еще живых сербских пленных, и другие, не менее чудовищные преступления поддерживаемых американцами боевиков. Однако почти все эти злодеяния, даже будучи тщательно задокументированными, по-прежнему остаются без наказания.

Утешает только одно. Очевидно, что за прошедшие два десятилетия мир сильно изменился. В свое время слабая Российская Федерация не смогла предотвратить катастрофу в Югославии. Сейчас же на глобальную карту возвращается сильная Россия. И вот уже пресечены попытки американцев повторить югославский сценарий в Сирии. На пути экспансионистским планам США всё более уверенно становится и Китай. В новой, пока еще только формирующейся геополитической реальности агрессия США против суверенных государств уже не будет для американцев такой легкой прогулкой, как в 1999 году. Если в ходе вторжения в Югославию прямые боевые потери американцев составили всего два человека, то цена их милитаристских авантюр уже в ближайшем будущем станет несравненно более высокой. Надеюсь, это вынудит США всё чаще отказываться от них в пользу мирных решений.

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир