Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Что я вынес из обращения к Вертинскому? Пожалуй — почерк Мастера. Прикосновение к Вертинскому — это всегда прикосновение к аристократическому мастерству. Оно, конечно, не может не передаться тебе хотя бы малой толикой, если ты обращаешься к нему с открытым сердцем и искренним намерением.

Первые впечатления от песен Вертинского, 130-летие со дня рождения которого пришлось на сегодня, конечно, из детства. Его пластинки были у моих родителей и часто звучали в нашей квартире. Я был еще маленьким и слушал эти записи наряду с отечественной эстрадой и классической музыкой, выходившей на пластинках. Гораздо раньше я услышал Высоцкого. «Снимал» его песни на гитаре. Спустя некоторое время довольно много слушал Петра Лещенко. Так что Вертинский до поры до времени ничем для меня не выделялся.

Ровно до того момента, когда я, уже будучи студентом, услышал песню «Желтый ангел» в исполнении Евгения Всеволодовича Головина (поэт, филолог, переводчик. — «Известия»). Это было очень необычное исполнение под гитару, но именно в этом варианте я ее услышал и выучил. Головин исполнял ее в абсолютно неповторимой манере, хотя отдаленно она напоминала манеру Вертинского.

Идея исполнить ее на публике пришла гораздо позже, когда моя группа «Ва-Банкъ» уже существовала лет десять. Потом родилась мысль сделать программу песен Вертинского, и в 2000 году появилась наша программа «Бразильский крейсер. Странные песни А.Н. Вертинского» с Ириной Богушевской. С этого момента, я слушал Вертинского уже действительно много. Погрузился в его песни с головой: переслушал практически все и именно в этот момент поддался магии и очарованию его исполнения, совершенно уникального, манерного, очень специфического, которое и до сих пор никем не повторено.

Интонации Вертинского остались только у него, что лишний раз свидетельствует о его огромном мастерстве. Он нашел настолько свое лицо, что любые попытки приблизиться к его манере исполнения моментально воспринимаются любой аудиторией стандартно: «А, понятно! Он копирует Вертинского». Вот именно этого я хотел максимально избежать.

Альбом, получивший название «Русское солнце», вышел 12 лет назад — это максимально мой Вертинский. Во всяком случае, на том этапе. Во время подготовки к альбому я общался с Анастасией Александровной Вертинской (актриса, дочь Вертинского. — «Известия»). Мне было важно, чтобы она поняла, что «Русское солнце» — это абсолютно не спонтанная работа. И то, что она одобрила песни, которые я выбрал для альбома, мной было воспринято как благословение свыше.

У меня была очень робкая, скромная надежда, что сама Анастасия Александровна поучаствует в альбоме — я хотел попросить прочитать одно стихотворение. Но она была настолько благосклонна, что прочитала не одно, а целых два. И это настоящие жемчужины альбома, потому что читает она их совершенно изумительно, и каждый раз, когда я слушаю эти стихи в исполнении Анастасии Александровны, вижу за ней самого Вертинского.

Когда альбом «Русское солнце» вышел на «виниле», я с почтением подарил ей эту пластинку. И пригласил Анастасию Александровну на один из концертов. После, в гримерке, она сказала: «Хорошо, спасибо!»

Сегодня старая аудитория, в чей культурный багаж вошли песни Вертинского и которая еще застала его живым, не так широка. К этой аудитории относится моя мама, бывавшая на его концертах. Для нее песни Вертинского — вечные. Иногда на концертах, где я исполняю эти песни, вижу людей совсем молодых, и им они тоже явно интересны. Конечно, Александр Вертинский элитарен, и, без сомнения, он не общенародный певец. Он гораздо более элитарен, чем Утесов, Бернес или Высоцкий, но от этого его эстетическая значимость ничуть не меньше.

Думаю, что число устойчивых поклонников Вертинского, конечно, не так огромно, как у Высоцкого, но нужно учесть, что страна у нас огромная, и если предположить, что Вертинского слушает хотя бы 1% населения, то это уже больше миллиона человек. Очень много...

Автор — рок-музыкант, основатель и лидер группы «Ва-Банкъ»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир