Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Потребительское кредитование в России ставит новые рекорды: в прошлом году объем только ипотечных займов превысил 3 трлн рублей. На фоне снижения доходов населения это вызывает опасения у Центробанка и экспертов. Но давайте разберемся, так ли опасен бурный рост кредитования и как потребительские займы поддерживают российскую экономику. Ведь на деле у тенденции может быть и инвестиционный характер.

Принято считать, что циклические колебания в этой сфере характеризуются сменой поведения домохозяйств: от кредитной модели к сберегательной в предкризисный период и наоборот. В пользу такого аргумента зачастую приводится движение процентных ставок, меняющее предпочтения клиентов: при их кризисном росте спрос на депозиты увеличивается, а на кредит снижается. Существует и альтернативный подход, принимающий во внимание динамику доходов населения: их повышение поддерживает вклады, а падение стимулирует спрос на кредитование.

Что мы видим в России? С середины 2017 года кредитование росло намного быстрее, чем объем вкладов. Если стагнацию депозитов можно объяснить снижением процентных ставок и доходов населения, то активное кредитование на фоне невысокого качества заемщиков в розничном сегменте выглядит достаточно авантюрным.

Ключ к разрешению противоречия состоит в понимании того, что розничный кредитный портфель на 60% состоит из потребительских кредитов и на 40% — из ипотечных ссуд. Если рост потребзаймов стимулируется дефицитом доходов и потребления, то жилищные кредиты являются своего рода альтернативной инвестициям. В обществе доминирует мнение, что цены на недвижимость не могут сильно снизиться, скорее они будут постепенно расти. Плюс этот рынок значительно простимулировало снижение ставок по ипотечным кредитам.

Конвертацию вкладов в жилищные займы технически можно объяснить необходимостью внесения первоначального взноса в размере порядка 15–20% от стоимости квартиры. Средняя сумма ипотеки в России составляет 2 млн рублей, но в крупных городах она в 1,5–2 раза больше. Логично предположить, что объем накоплений для первоначального взноса колеблется в диапазоне 0,3–1,2 млн рублей на квартиру. Как следует из статистики АСВ, в целом средний размер вклада в сентябре 2018 года вырос на 7,5% по отношению к сентябрю 2017 года, а депозиты до 1,4 млн рублей — только на 1,9%. Это косвенно указывает на то, что значительная часть возможного увеличения вкладов была направлена на первые взносы по ипотеке.

В результате замещение депозитов населения ипотечными кредитами стало дополнительным стимулом для экономического развития. Ведь так сбережения становятся инвестиционным ресурсом, снижающим расходы на импорт и вложения на валютном рынке.

С другой стороны, есть и поводы для беспокойства. Спрос на вклады и кредиты сильно зависит от величины процентной ставки, и это делает ситуацию неустойчивой.  Посредственный рост реальных доходов населения при сокращении расходов бюджета может стать очагом рисков для темпов увеличения розничного кредитования. Однако учитывая, что потенциальный прирост депозитов реализовался в виде инвестиций в жилье, разрыв между сбережениями и кредитами становится не так велик, а отмеченные риски характерны для необеспеченных кредитов.

Что мы имеем в итоге? Рост ключевой ставки ЦБ на 0,5 п.п. в сентябре–декабре 2018-го, по сути, вернул условия на рынке в начало прошлого года. Но экономическое состояние домохозяйств не показало существенного прогресса. А это означает охлаждение рынка розничного кредитования в нынешнем году и сокращение разрыва с темпом роста вкладов. Уже сейчас банкам необходимо пересматривать свою стратегию работы с розничными клиентами. Речь идет о смещении фокуса от стратегии продаж к стратегии обслуживания.

Автор — главный аналитик госбанка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир