Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Тайсон Фьюри одолел Чисору и защитил титул чемпиона мира по версии WBC
Мир
Израиль ударил по целям в секторе Газа
Армия
Российский военный отогнал горящую машину с боеприпасами и спас сослуживцев
Экономика
Правительство расширило субсидии и гранты для животноводов и сельхозпроизводителей
Мир
Будапешт назвал потолок цен на нефть РФ вредным для европейской экономики
Мир
В нескольких областях Украины объявили воздушную тревогу
Спорт
Сборная Аргентины обыграла Австралию и вышла в четвертьфинал ЧМ-2022
Спорт
Месси побил рекорд Марадоны и Роналду по количеству голов на чемпионатах мира
Армия
Связисты под шквалистым огнем боевиков эвакуировали раненых сослуживцев
Спорт
Исмаилов одержал победу над Шлеменко
Мир
Ирландский политик призвал главу ЕК поспособствовать приближению мира на Украине
Мир
Зеленский назвал установленный ЕС ценовой потолок на нефть из РФ в $60 несерьезным

Симфонический космос: в Москве исполнили «Песнь о земле» Малера

Александр Сладковский сделал ставку на сложнейшие оркестровые партитуры XX века
0
Фото: Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан под управлением народного артиста России Александра Сладковского открыл свой абонемент в Московской филармонии исполнением одной из главных вокально-симфонических партитур XX века — «Песни о земле» Густава Малера. Также прозвучал Второй скрипичный концерт Белы Бартока. Вечер подтвердил: даже самые сложные сочинения XX века вполне по силам отечественным музыкантам.

В первом отделении был Барток. Решение предварить им Малера — спорное, поскольку для «разогрева» трехчастный скрипичный концерт сложноват и длинноват, а для равновеликого «противовеса» все-таки не столь масштабен концептуально, как «Песнь о земле» — звуковая Вселенная, удивительный гибрид симфонии и кантаты, задавший вектор развития обоих жанров на век вперед.

Тем не менее виртуозное сочинение венгерского классика — прекрасная возможность и для оркестра, и для солиста (француз Рено Капюсон) продемонстрировать свой уровень. Чем все исполнители и воспользовались. Зрители приняли их усилия на ура, овациями убедив скрипача сыграть сольный бис — «Мелодию» из «Орфея» Глюка.

И всё же главное художественное впечатление ждало публику во втором отделении, где прозвучала «Песнь о земле».

Александр Сладковский со своим оркестром последовательно осваивает творчество одного из главных симфонистов XX века. В репертуаре коллектива — большинство произведений Малера, в том числе и «Песнь о земле», которую татарские музыканты впервые исполнили в 2017 году в Казани.

Тогда вокальные партии достались тенору Сергею Скороходову и баритону Василию Ладюку, теперь же их место заняли Сергей Радченко и Борис Пинхасович. Интересно, что в обоих случаях дирижер предпочел ограничиться мужскими голосами, хотя куда более распространена версия с меццо-сопрано и тенором. Но партитура допускает замену меццо на баритона, и, очевидно, второй вариант Сладковскому ближе.

В «мужском» варианте «Песнь о земле» наполняется большим драматизмом. И если в интерпретациях с участием меццо-сопрано финальная часть «Прощание» обычно наполнена светлой грустью, то тембр баритона усиливает трагический оттенок. Правда, надо признать, что и в 2017-м, и сейчас Сладковскому повезло с исполнителями, причем менее известный Пинхасович отнюдь не уступил прославленному Ладюку. Так что, возможно, выбор дирижера был обусловлен именно возможностью работы с конкретными артистами.

Все-таки певцов, чувствующих себя комфортно на территории позднего романтизма (условно говоря, в вагнеровской традиции), в России можно пересчитать по пальцам рук. Поэтому солировать в «Песне о земле» приглашают, как правило, немцев. Но Сладковский последовательно работает с отечественными вокалистами — и, как можно убедиться, не зря.

И Пинхасович, и Радченко были совершенно органичны в своих партиях. Единственное, на что стоит посетовать, — слишком глухие и натужные верхние ноты у тенора. Как следствие, в те моменты, когда Радченко приходилось «покорять Эверест», его голос тонул в оркестровой массе. В остальном баланс между вокалом и звучанием инструментов был близок к безупречному.

Музыкантов Сладковского вообще отличает редкое взаимопонимание: оркестранты слушают и слышат друг друга, и даже самая насыщенная, плотная партитура не превращается у них в звуковую кашу. Вдобавок к этому дирижер подчеркивает контрасты между оркестровыми группами, дает выразительно прозвучать каждому инструментальному соло (в «Песне о земле» их немало) и доверяет своим подопечным, не боясь, что они допустят слишком явный промах. За весь концерт они его доверие не обманули ни разу.

Ставка на контрасты была и в темпах: медленные эпизоды Сладковский играл чуть медленнее, чем исполняют обычно, в быстрых, наоборот, разгонялся до допустимого максимума. Но оркестр проходил эти виражи без «потерь», музыкальная логика — не страдала.

Публика не могла сдержать эмоций и аплодировала после каждого номера (хотя в первом отделении чинно соблюдала тишину между частями). Апофеозом стали финальные крики «браво», на которые Сладковской захотел ответить музыкой. На самом деле необходимость биса после грандиозной малеровской «фрески» — неочевидна. Но маэстро, видимо, решил не расставаться с залом на печальной ноте (конец «Песни о земле» символизирует смерть), поэтому на прощание оркестр сыграл «Грустный вальс» Сибелиуса, в таком контексте прозвучавший совсем не грустно, а в какой-то степени даже жизнеутверждающе.

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир