Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Как закалялась сталь

Производители часов полюбили дешевый металл
0
Фото: Getty Images/Stefan Wermuth/Bloomberg
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Искусство как бизнес

26 октября 2017 года в мире очень дорогих часов произошло знаменательное событие. Во время регулярных торгов, проводимых аукционным домом Phillips, был установлен абсолютный рекорд стоимости наручных часов — $17 752 500! Торги развивались со скоростью молнии, и уже через 12 минут удар молотка аукциониста Аурела Бакса прогремел словно гром: модель Rolex Paul Newman Daytona, Ref. 6239 в стальном корпусе, принадлежавшая актеру и автогонщику Полу Ньюману, продана. Легендарные часы приобрел анонимный покупатель по телефону — по слухам, их выкупила сама компания Rolex либо американский дизайнер и страстный коллекционер Ральф Лорен.

Вечный металл

Примечательно, что эстимейт на хронограф Ньюмана составлял чуть более $1 миллиона, а эксперты и аналитики (о, как неприятно им об этом вспоминать!) предсказывали цену продажи около $3 миллионов.

Итак, Rolex Daytona в стальном корпусе с белым циферблатом и черными счетчиками, на обороте трогательная гравировка от жены актера — «Веди осторожно. Я». Ньюман носил этот Rolex 1963 года выпуска постоянно, не снимая даже во время гонок, о чем свидетельствуют мириады микроцарапин. Часы названы в честь города Дайтон, штат Флорида, где с 1936 года проводятся автогонки на выносливость.

Второе место на торгах заняла модель Patek Philippe, Ref. 1518 в корпусе из розового золота с вечным календарем, индикатором фазы Луны и тахиметрической шкалой. Она ушла с молотка за $975 тысяч. Ценовой разрыв с победителем настолько велик, что возникает ощущение, будто ни драгоценный металл, ни филигранные усложнения не играют никакой роли.

Ажиотаж по поводу стальных часов очевидно неслучаен. Годом ранее на том же аукционе Patek Philippe 1944 года ушел за чуть более $10,7 млн. Проданные часы Ref. 1518 считаются квинтэссенцией марки Patek Philippe. Это первый хронограф с вечным календарем, когда-либо выпущенный в серии, а также чрезвычайно редкий экземпляр. Но тенденция неизменна: корпус часов изготовлен из нержавеющей стали.

Недавно Rolex Ref. 8171 с тройным календарем, названный Padellone («большая сковородка» в переводе с итальянского), отправился на запястье покупателя, чей кошелек полегчал на $1 миллион с небольшим. «Сковородка» оказалась самой дорогой моделью наручных часов за всю историю аукционных торгов в Азии. И, как вы уже, наверное, догадались, она стальная, конечно же.

Люди и стали

Почему часы из дешевого металла могут стоит так дорого? Объективно, умом это не понять. Обычная сталь имеет тенденцию ржаветь и окрашиваться под воздействием воздуха и влаги, но, когда в нее научились добавлять хром и превратили в нержавеющий металл, все изменилось. Нержавейка завоевала мир, вошла в каждый дом в виде кухонной утвари, аксессуаров — где ей только не нашли применение! Получается, самые дорогие часы сделаны из самого дешевого металла. Добавим, что, к примеру, платиновые корпуса весьма сложны в производстве, не считая изначально высокую стоимость сырья, особенно по сравнению со сталью — ну и что? Более половины часов, экспортируемых из Швейцарии, из нержавеющей стали — ну и что?

«Часы из нержавеющей стали — это парадокс в истории коллекционирования роскошных часов», — говорил Сэм Хайнс, глава международного отдела часов аукционного дома Phillips, после продажи восьми винтажных Patek Philippe. Трое из них стоили более $1 миллиона. Но все восемь были хронографами — и все из нержавеющей стали.

Помешательство на стали началась с легкой руки Чарльза Джеральда Генты (1931–2011) швейцарского ювелирного дизайнера, известного собственной линейкой часов, но еще более — работой с крупными часовыми марками. В 1970 году он придумал для Audemars Piguet модель Royal Oak. Говорят, что Гента нарисовал Royal Oak за одну ночь, вдохновившись водолазом в шлеме, прикрепляемом к костюму винтами. Так появился дизайн часов восьмиугольной формы с восемью винтами на лицевой панели. Гента задумал их в стали — материале, который в Audemars Piguet на тот момент в упор не видели. Модель моментально превратилась в икону стиля, каковой остается и по сей день. Правда, сегодня на прилавке вы стальной Royal Oak не встретите.

В 1974 году Джеральд Гента вошел в реку второй раз и выдал для Patek Philippe свой невероятный стальной Nautilus.

Пару лет спустя он сделал еще стальной Ingenieur для IWC, оснащенный пятью винтами на лицевой панели. Этот элемент навсегда остался частью дизайна Ingenieur, хотя по-настоящему культовый статус модель не обрела. В отличие от Nautilus.

Зная, что Стерны, владельцы бренда Patek Philippe, страстные энтузиасты яхтинга, Гента спроектировал часы с циферблатом, формой напоминающим иллюминатор. Как и с Royal Oak, не обошлось без случайностей. Первый набросок Гента сделал в 1972 году, сидя в ресторане, — на салфетке. Но обсудить модель с Филиппом Стерном удалось лишь два года спустя, когда дизайнеру предложили подумать над обликом новых спортивных часов. Набросок так понравился Стерну, что он даже придумал название Nautilus, сравнив корпус часов с иллюминаторами субмарины капитана Немо из романа Жюля Верна.

До этого Гента уже создавал знаковые часы для Patek Philippe — его авторству принадлежит изящная модель Golden Ellipse 1968 года. Но Patek Philippe Nautilus стоит особняком: именно Nautilus принес марке известность, распространившуюся далеко за пределы часового мира. Сегодня спрос на эту модель поистине феноменален. Достаточно сказать, что, если вы захотите легально купить стальной Nautilus, придется ждать в очереди почти десять (!) лет.

Возможно, одной из причин всего этого хайпа по поводу стальных часов является то, что все рекордсмены последних аукционов появились в период с 1940-х по 1970-е годы, когда ведущие часовые производители в очень редких случаях использовали сталь. Либо работая по специальным заказам, либо из-за нехватки драгметаллов.

Уже упомянутый Patek Philippe, Ref. 1518 был выпущен в основном в желтом или розовом золоте в количестве 281 экземпляра — и всего четыре в корпусе из нержавеющей стали. Один из этих стальных экземпляров предназначался для короля Ирака. Поэтому интерес коллекционеров вполне логичен.

Бешеные цены на винтажные стальные часы не остались незамеченными современными производителями. Все больше роскошных часов делаются в стали как в специальных лимитированных сериях, так и в единственном экземпляре с прицелом на будущую коллекционную ценность. Такие усложнения, как годовой или вечный календарь, традиционно предлагаемые в драгоценных металлах, теперь периодически воплощаются и в корпусах из нержавейки.

Марка F.P. Journe сделала комплект из пяти сложных часов в 38-миллиметровых стальных корпусах. По отдельности они стоят дешевле, чем аналоги из золота или платины, но продаются только вместе, что значительно увеличивает стоимость.

Хронограф Rolex Daytona появился еще в 1963 году как часы для профессиональных автогонщиков. Хронограф позволяет замерять отрезки времени и определять среднюю скорость автомобиля с помощью фирменного безеля с тахиметрической шкалой. В 2000 году был создан собственный механизм Rolex (калибр 4130), в котором для активации хронографа используется вертикальная, а не горизонтальная муфта. Это решение имеет важные преимущества: с ним секундная стрелка запускается и останавливается идеально плавно и непосредственно в момент нажатия кнопки, а длительная работа не оказывает негативного влияния на точность хода часов. Механизм 4130 — вершина технологии Rolex.

Однако даже в современном исполнении Rolex Oyster Perpetual Cosmograph Daytona в стальном корпусе в открытой продаже не найти. В платине, белом или желтом золоте — пожалуйста, но в нержавеющей стали вряд ли. Rolex сознательно ограничивает производство, поддерживая культовый статус модели. Примерно так поступает Hermès со своей сумкой Birkin.

В то же время нержавеющая сталь используется топовыми часовыми производителями и для популяризации своих брендов. Например, Vacheron Constantin удачно дебютировал с моделью Quai de l’lele в стали. Ранее она была доступна только в золоте, палладии или титане. Стальная получилась вдвое дешевле, а значит, Quai de l’lele потенциально может исполнить для Vacheron Constantin ту же миссию, что и Nautilus для Patek Philippe.

Сплав нашего времени

Выбор часов — дело субъективное, разумеется, если вы не участвуете в аукционных торгах. Стальных это касается в полной мере. Повинуясь лишь воле сердца и временно отключив здравый смысл, мы обратили внимание на несколько новых моделей в корпусах из нержавеющей стали.

Panerai Luminor 1950. Лимитированная серия из 40 экземпляров, выпущена специально по случаю декабрьской выставки Design Miami, спонсором которой является компания Panerai. 10 дней по Гринвичу, автоматический подзавод, 44 мм, функция GMT (всемирное время) с 24-часовой индикацией, а великолепный синий циферблат позволит за километр идентифицировать эту модель как априори коллекционную.

Хронограф Patek Philippe Aquanaut. Patek продолжает популяризировать бренд, предлагая часы для молодых амбициозных покупателей. Aquanaut с автоподзаводом дополнен оранжевыми вставками и оранжевым каучуковым ремешком, что делает его одним из самых неформальных Patek Philippe в истории. Калибр такой же, как и на Nautilus, так что технически это одна и та же модель. С тех пор, как Nautilus превратился в недоступный раритет, компания фиксирует большой рост спроса на Aquanaut. Диаметр 42,2 мм.

Bell & Ross BR V2-93 GMT 24H. Кто увлечен автогонками, кто парусным спортом или погружением в морские глубины, а марка Bell & Ross нашла вдохновение в винтажной авиации. Ее знаменитые часы в квадратных корпусах с четырьмя болтами по углам напоминают аналоговые приборы в кабинах самолетов прошлого. Модель BR V2-93 GMT 24H уникальна тем, что благодаря вращающемуся в двух направлениях безелю и 24-часовой шкале указывает время сразу в трех часовых поясах, притом что большинство конкурентов может только в двух. Таким образом, этот точный наручный прибор пригодится не только пилотам самолетов, но и деловым людям, перемещающимся по миру: теперь не надо держать в голове разницу во времени если понадобится позвонить на другой конец света. Практичный диаметр 41 мм круглой формы напоминает вечную классику, но в качественном современном исполнении. Полукруглое предохранительное устройство прикрывает заводную головку. Бизнес-стиль предлагает металлический браслет, а вот неугомонным странникам больше подойдет каучуковый ремешок. Черный цвет циферблата, белые цифры, белые стрелки с люминесцентным покрытием, за исключением оранжевой, указывающей всемирное время, — фирменные цвета Bell & Ross полностью соблюдены.

Breitling Chronomat Colt Automatic 41. Breitling продолжает дополнять демократичную коллекцию Chronomat расширением линейки Colt. Диаметр 41 мм уже хорошо известен на рынке, поэтому компания освежила его новыми цветами циферблата, предложив серебристый оттенок и богатый серый. Кроме того, Colt теперь доступен и в диаметре 44 мм. Все остальное, как мы любим: стальной корпус с фирменным широким безелем, который удобно поворачивать благодаря выступающим элементам. Сапфировое стекло с антибликом будет радовать вас чистотой и прозрачностью даже тогда, когда металл покроется микроцарапинами. Запас хода — 40 часов. Colt смотрится с браслетом как единое целое, но возможен симбиоз и с кожаным ремешком.

Хронограф Piaget Polo S. Polo S чертовски напоминает Nautilus, это признают все. Особенно в версии с синим циферблатом. И это скорее плюс, чем минус. Если лимузин Aurus сравнивают с Rolls-Royce — это не имеет значения для Rolls-Royce, но очень хорошо для Aurus. Кроме того, Piaget — марка заслуженная и в представлениях не нуждается. Марк Твен говорил: «Сравнение — это смерть радости». Так давайте перестанем сравнивать и просто возрадуемся.

Лучшие друзья девушек

Roger Dubuis Excalibur 36 — два варианта часов этой модели выпущены ограниченным тиражом, всего по 88 экземпляров каждого. Отличия — в материале корпуса, он выполнен из белого или розового золота с безелем и лапками крепления, украшенными белыми бриллиантами. Ремешок этой модели — важный элемент часов. Он белый или черный со стальными, позолоченными заклепками.

 

Прямой эфир