Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Австрийский след на Байкале

Омуль мечты Томаса Штраймельвегера
0
Фото: из личного архива
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Мы пробыли на Алтае девять дней с семьей: прилетели в Горно-Алтайск и сразу отправились на Телецкое озеро за 200 километров. База отдыха Altay Village оказалась невероятным, потрясающе красивым местом, я бы оценила ее как 5-звездочный швейцарский курорт: дома-срубы из огромных бревен, прекрасные бани, маршруты для прогулок». Об Алтае, месте силы России, рассказывает Юлиана Слащева, председатель правления «Союзмультфильма».

Байкал — это легенда. Хранилище чистейшей воды посреди непроходимой тайги манит туристов. Добираться до него из европейской части страны — долго и дорого. Но год от года на берегу Байкала появляется все больше отдыхающих, многие из которых едут смотреть российскую экзотику из других стран. Бизнесмен Томас Штраймельвегер этой осенью впервые оказался в Сибири. Из родной нарядной Вены долетел до Москвы, а оттуда до Иркутска, и в составе небольшой группы соотечественников сразу отправился в Листвянку, на берег крупнейшего озера в нашей стране.

Главное озеро страны

Дело было в сентябре, на сибирскую землю уже легло сантиметров 40 снега, но погода внезапно смягчилась, мерзнуть группе не пришлось, хотя на Байкале, скажу вам, ветра бывают такие, что полдня подул — и душа вон.

— Я был потрясен пейзажами, которые открывались еще на подлете к Иркутску. Знаете, эти картинки из туристических проспектов, ты им никогда не веришь — там обычно всякая красота в стиле Калифорнии, солнце, рай. Так вот, Байкал превзошел в реальности все свои картинки, которые я когда-либо видел. Эта бездна воды, эти необъятные таежные пространства без единого дома, нетронутая природа без конца и края — я такого просто не ожидал, — говорит Томас.

План поездки у него был такой: Иркутск, Байкал, включая экскурсию на корабле, Улан-Удэ и поездка на поезде по Транссибу.

Конечно, Томас знал, что Байкал — уникальное природное явление, самое большое в мире хранилище пресной воды, 800 километров в длину и почти два километра глубиной. Но с австрийской обстоятельностью он изучил справки не только по Байкалу, но и по всему региону. Он выяснил, например, что накануне русско-японской войны был осуществлен совершенно фантастический проект: по льду Байкала проложили железную дорогу. Как это часто случается, судьбоносное решение принималось вынужденно: вышел из строя ледокол, и оставалось либо пускать по льду конные возы с путешественниками, военными и боеприпасами, либо обернуться лицом к прогрессу. И вот от станции Танхой до станции Байкал купец по фамилии Кузнец потянул ветку в 30-градусный мороз. Самое трудное было справиться со становыми трещинами, которые раскалывали лед полутораметровой толщины от берега до берега. На них клали деревянные брусья крест-накрест, не скрепляя между собой, а уже поверх укладывали шпалы и рельсы. Менее чем за месяц работа была исполнена, и первый состав на конной тяге прошел этим путем 17 февраля, а Давид Кузнец получил от государя золотые часы и звание потомственного почетного гражданина города Иркутска.

Путешествие по льду

Окончательно на Байкале лед встает в феврале, в марте он самый прочный, но уже не такой прозрачный, потому что солнце испещряет сияющую поверхность миллионом крошечных точек, будто рассыпает крупу, и красоте конец. Солнце здесь светит 354 дня в году, потому под Листвянкой стоит солнечный телескоп — туда тоже можно съездить на экскурсию. Зимой на Байкале каждый год организуется ледовая переправа, которая выглядит как обычная снежная дорога, даже дорожные знаки есть. Местные горячие головы, правда, ездят по ней и после ее закрытия в конце зимнего сезона, и каждый год кто-то нет, да и провалится, поэтому общее правило на льду — отстегнуть ремни безопасности и не блокировать двери и окна автомобиля, чтобы легче было выбраться.

В районе Листвянки на Байкале есть база МЧС, работники которой следят за состоянием переправы. Они могут организовать сопровождение поездки по девственно черному льду со своими сейсмографами, которые тут просто необходимы — на Байкале каждый год случаются сотни микроземлятрясений. Впереди растянувшейся на километр цепочки автомобилей, расстояние между которыми должно быть не менее ста метров, пойдут вездеход-трэкол с колесами низкого давления или амфибия на воздушной подушке, которые и будут указывать правильный путь.

Омулевые берега

Скромная туристическая инфраструктура Байкала — особая достопримечательность для испорченного комфортом путешественника.

Взять, к примеру, поездку на ко­рабле.

— Этот корабль явно не изменился за последние полвека. Когда мы приплыли к берегу, выяснилось, что никакого причала нет, наше судно зацепилось за другое, уже стоявшее у береговой кромки, а пассажиры перепрыгивали с борта на борт, чтобы сойти на берег. Телефон моей дочери сказал «бульк» и навсегда исчез в воде. Мы посчитали это нашим жертвоприношением Байкалу, — говорит Томас.

Или местный рынок в Листвянке. Помимо сувениров тут торгуют, в общем-то, одним продуктом — омулем. Через дорогу от рынка — набережная, вдоль которой тянется ряд кабинок с нехитрой обстановкой — стол и две лавки. Аренда кабинки — 100 руб­лей в час, тут-то и съедается почти весь проданный на рынке омуль.

— Отлично идет с полусладким игристым, — говорит Томас.

Организаторы включили в маршрут Томаса старообрядческие, буддистские храмы, ступы и часовни. Предусмотрели даже настоящего шамана, который, впрочем, оказался массовиком-затейником: уж очень рассыпал шутки-прибаутки.

Но куда больше австрийцу запомнились Музей декабристов, Иволгинск с крупнейшим в России ламаистским дацаном, село старообрядцев-раскольников Тарбагатей и, конечно, ночное купе в поезде по Транссибу.

— Одного дня достаточно, чтобы представить весь маршрут, — говорит он.

На вопрос, приедет ли он еще, Томас отвечает, что теперь на очереди Камчатка, но на Байкал он обязательно вернется, и говорит, в следующий свой раз он приедет сюда зимой: надо пройти по льду в тех местах, где пролегала железная дорога.

Прямой эфир