Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Bloomberg узнал о планах ФРГ увеличить расходы на военную поддержку Украины
Мир
Дания подняла со дна обнаруженный рядом с «Северным потоком – 2» объект
Мир
В Белоруссии хотят восстановить проект по созданию передвижных мини-АЭС
Общество
Голикова заявила о реальном росте зарплат в России за последние пять лет на 22%
Спорт
Инсайдер сообщил о согласии Месси на понижение зарплаты в «Барселоне»
Мир
В минобороны Украины раскрыли детали предстоящего контрнаступления ВСУ
Общество
Самку редчайшего дальневосточного леопарда назвали Иллюзионочкой
Экономика
Правительство РФ предложило ввести институт долевого страхования жизни
Мир
Зеленский попросил 20 батарей ПВО Patriot
Мир
Делегация РФ в ОБСЕ сравнила с холодной войной ситуацию с безопасностью в Европе
Мир
Генерал назвал состояние армии Дании худшим за 40 лет
Мир
В Венгрии назвали три причины отказа заявке Швеции по присоединению к НАТО
Общество
Почти 6 млн деревьев высадят в лесах Подмосковья в этом году

Подушки для пионеров: спектакль в МАМТе спровоцировал ностальгию

Московский музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко показал первую балетную премьеру 100-го сезона
0
Фото: пресс-служба МАМТ им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Открыли юбилейный год произведения Джорджа Баланчина ( «Кончерто барокко»), Иржи Килиана («Восковые крылья») и Андрея Кайдановского («Пижамная вечеринка»). Спектакль рекомендуется любителям сценического и музыкального разнообразия.

Особый интерес в этой триаде вызывала «Пижамная вечеринка», прибереженная на финал программы. Во-первых, спектакль пребывает в статусе мировой премьеры. Во-вторых, автор — наш, российский (до того МАМТ специализировался на зарубежных мэтрах). В-третьих, Андрей Кайдановский, можно сказать, взращен в театре на Большой Дмитровке. Два года назад в проекте «Точка пересечения» он показал спектакль-гротеск «Чай или кофе?» и был объявлен надеждой отечественной хореографии. Работа на основной сцене этот аванс подтвердила. С одной оговоркой. Кайдановский — по-прежнему надежда, но не в хореографии. Триумфатор «Пижамной вечеринки» — художник-реквизитор. В программке его имя не указано, поэтому все симпатии — хореографу: придумки, вероятно, его.

С колосников летят подушки многофункционального использования. Можно построить из них крепость. Устроить взрыв, проткнув изделие и выпустив фонтан пуха. Отправить в лицо собеседнику — он ответит тем же. Активно участвуют в действии поролоновые матрасы, годные как для строительства заградительных сооружений, так и в качестве батутов. Не исключается также употребление реквизита по прямому назначению. В финале над уставшими танцовщиками зависает громадная подушка, которая при опускании на сцену оказывается не менее масштабным одеялом. Отход ко сну сопровождается видеопроекцией и лирическим саундом. Под куполом зала плывут цветы и звезды, в динамиках звучит нежная музыка. Зал согласно аплодирует: время позднее, пора спать.

Что касается собственно танца, то его практически нет. Прима МАМТа Оксана Кардаш задействована в мини-дуэте, а остальное время посвящает ходьбе и пантомиме. Смотреть, как умелая танцовщица дефилирует в халате или наносит на лицо воображаемый крем, любопытно, но не более того. Партнеру Оксаны Денису Дмитриеву и его коллегам повезло больше: им подарены бег, маршировка, падения в поролон, приемы боевых искусств и выбросы рук а-ля «Ленин на броневике». Одна из сцен с этим джентльменским набором действительно впечатляет. Но это, скорее, заслуга не хореографа, а мастера музыкальных катаклизмов Дмитрия Шостаковича, чья 11-я симфония (фрагмент) вклинилась в поп-рок-фольклорную нарезку и легла в основу упомянутого эпизода.

Впрочем, если оценивать «Пижамную вечеринку» мерками не балета, а перформанса, то спектакль удался. Броско, ярко, экспрессивно и (что немаловажно) ассоциативно. Зрители за 40 ностальгически вспоминают пионерский лагерь и волшебное время, наступавшее там после отбоя. Те, кто помоложе, апеллируют к виртуальным и кинематографическим войнам. Ну, а тем, кому лень включать бэкграунд, просто нравится картинка с раскованными телами в разноцветных пижамах.

Любители воспитанных тел, выдающейся хореографии и качественной музыки (что еще надо для хорошего балета?) получили свое при просмотре «Кончерто барокко». Это второе обращение труппы к творчеству Баланчина и — поздравления артистам и репетиторам —- очень удачное. Показанная весной «Серенада» возобновила традиционный скепсис относительно умения русских танцевать баланчиновские абстракции. «Кончерто барокко» не оставил и следа от этих сомнений. Темповые части восемь девушек ансамбля и солистки (Наталья Сомова и Наталия Клейменова) исполнили с оптимальным ритмом и драйвом. Лирические — без лишних эмоций и с должной сосредоточенностью. Великолепен был Георги Смилевски. Единственному мужчине в женском балете почти удалась поддержка «маятник». Почти — потому что равномерное качание балерины вправо-влево идеально делают только в «Нью-Йорк сити балет». Возможно, мистер Би знал некий секрет этого трюка и завещал не выносить его за пределы родной труппы.

Шутки шутками, но секретов в балетном мире становится всё меньше. При хорошей базовой (читай: классической) подготовке, грамотном подходе и соответствующем желании можно перенять любой авторский стиль. Исполнение «Восковых крыльев» Иржи Килиана тому подтверждение. В этом техничном балете танцовщики МАМТа выглядят высококлассной западной труппой. Считать это интеграцией в мировой художественный процесс или потерей собственного лица — другой вопрос.

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир