Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Битва за кадры

0
Фото: Getty Images/Hero Images
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Работодатели и их отделы кадров стонут: хороших специалистов в области финансовых технологий остро не хватает. А меж тем российский рынок финтеха бурно растет. Сколько платят таким ценным сотрудникам у нас и у них и стоит ли мозгам утекать за рубеж? «Из­вес­тия» разбирались, что происходит на отечественном HR-рынке финансовых технологий и кого готовы взять на работу крупнейшие компании.

Можно делать глобальный продукт, находясь в России

Когда в 2007 году три выпускника «Бау­манки» начали делать технологический стартап телефонии в браузере, финтеха в современном понимании в России еще не было. Алексей Айларов, Сергей Порошин и Андрей Коваленко трудились над своим проектом по вечерам и через полгода получили рабочий прототип. Изначально вчерашние студенты рассчитывали, что продуктом заинтересуются прямые потребители. Но реализоваться получилось через b2b — именно банки через какое-то время стали основными клиентами молодой компании.

«В 2010–2011 годах мы запустили сервис Zingaya.com — онлайн-звонок с сайта. Когда мы первый раз продали наш продукт банку в 2010 году, это оказалось на удивление просто. Банк «Ренессанс Кредит» легко пошел на сотрудничество. Мы относительно быстро зашли на банковский рынок и не чувствовали большого препятствия», — рассказал CRO и сооснователь Voximplant Сергей Порошин.

Идею дать клиентам возможность звонить оператору колл-центра напрямую с сайта, без набора номера и платы за звонок, оценили многие фирмы. Сейчас услугами Zingaya.com, который позже трансформировался в проект Voximplant (расширенный сервис для онлайн-звонков), пользуются десятки крупнейших банков России.

«Бизнес начал развиваться в России успешно, поэтому не было необходимости сразу отправляться за рубеж. Мы решили развить локальный бизнес, а потом уже выходить на внешние рынки, чем мы сейчас постепенно занимаемся», — объяснил CEO и сооснователь Voximplant Алексей Айларов.

Предприниматель уверен: инновации в банковском секторе в России развиваются намного динамичнее, чем на Западе. В США система устоялась десятилетиями, инновации давно внедрены и в них меньше инвестируют. Поэтому, как это ни кажется странным, «западные сервисы выглядят архаично, у нас же действительно все более мобильное и современное», считает Айларов.

«В России есть много плюсов — хорошая инженерная школа. И стоимость создания софта ниже, чем в западных странах. Поэтому мы рассчитываем себестоимость создания и качество инженеров. И мы видим, что можно делать глобальный продукт, находясь в России», — резюмировал Сергей Порошин.

Сейчас сервисы Voximplant и Zingaya обрабатывают около 2 млн звонков в день, стартап вышел на выручку $10 млн в год. И все это преимущественно на российском рынке.

Почему наши лучше

Почему российским банкам удалось опередить в технологическом плане западных коллег? Руководитель финтех-акселератора Fintech Lab Антон Арнау­тов считает, что во многом причина в «молодости» наших кредитных организаций.

«Практически все крупные российские банки либо были созданы, либо претерпели коренную перестройку не более 30 лет назад. В отличие от их западных коллег, российские банки не были обременены системами и решениями, созданными полвека тому назад. Поэтому именно банки смогли первыми освоить наиболее передовые технологии и решения — интернет-банкинг, мобильный банкинг, аналитику данных...» — прокомментировал Арнаутов.

Сейчас онлайн-сервисы российских банков технологически опережают аналогичные в других странах мира, но головокружение от успехов — опасная вещь, предупреждает эксперт. В мире начинается очередная волна технореволюции: вкладываются огромные деньги в исследования и разработку платформенных решений, которые скоро создадут новую цифровую реальность.

«Это и искусственный интеллект, и биометрия, и пресловутый блокчейн. Хватит ли нашим банкам ресурсов и политической воли, чтобы оседлать эту волну? Есть ли у них сегодня средства на масштабные исследования?» — задается вопросом Арнаутов.

И сам же отвечает: чтобы не отстать в этом направлении, финтех-отрасли надо еще активнее развивать молодые технологические стартапы.

«Наиболее заметен здесь в последнее время, пожалуй, Сбербанк. Он запустил недавно проект по акселерации внутренних стартапов, сейчас запускает совместный проект с американским акселератором 500 Startups. Создал свой финтеххаб и ВТБ. Можно отметить также активность Райффайзенбанка, банка «Хоум Кредит», есть свои проекты у телекоммуникационных компаний. Не могу не сказать о нашем опыте проведения коллаборативных отраслевых акселераторов. Интересные проекты делают ФРИИ, «Сколково», GVA. «ФинтехЛаб» и другие участники рынка регулярно запускают образовательные программы для стартапов. Немалую пользу приносят и отраслевые форумы, такие как традиционный уже форум инновационных финансовых технологий Finopolis», — прокомментировал руководитель акселератора Антон Арнаутов.

В 2017 году Сбербанк впервые провел Holdem Challenge — хакатон, в ходе которого молодые разработчики создавали игровых ботов в покер. Боты за несколько дней провели десятки тысяч игр, а авторы самых успешных алгоритмов разделили призовой фонд 600 тыс. руб­лей. В Сбербанке тогда заявили, что созданные покерные алгоритмы помогут во многих бизнес-решениях, а некоторые молодые специалисты сразу же после конкурса получили предложения о работе.

«Сбербанк осуществляет колоссальную работу в части взаимодействия с молодежной аудиторией, в том числе и в сфере ИТ. В качестве бенчмарков анализируется опыт лидирующих зарубежных компаний, именно поэтому мы можем предложить нашим молодым кандидатам амбициозные задачи и условия, конкурентные на рынке труда. Только за период с января по сентябрь 2018 года наши молодежные программы прошли более тысячи студентов московских и региональных вузов», — сообщили в Сбербанке.

Уезжать нет смысла

Очевидно, что хорошие специалисты в области финансовых технологий не задерживаются на рынке труда. Спрос намного превышает предложение, и разработчики, менеджеры проектов, диджитал-маркетологи высокой квалификации могут легко найти в России интересную высокооплачиваемую работу. Но есть и подводные камни, утверждает руководитель проекта «Антирабство», эксперт HR Алена Владимирская.

«Если вы просто хотите перейти в финтех — а сейчас сделать это хочет очень большое количество людей, то легко не будет. Например, в финтехе востребованы менеджеры проектов, у которых есть опыт в близких проектах — не в банках, а именно в онлайн-проектах, электронной торговле, онлайн-страховании. Перейти из офлайновой истории в финтех будет крайне сложно. Поэтому, с одной стороны, рынку очень не хватает финтех-специа­листов, с другой — огромное количество людей из банков рвется в финтех и их не берут», — утверждает Алена Владимирская.

Рынку труда финансовых технологий больше всего нужны сейчас разработчики, аналитики и специалисты по анализу данных и машинному обучению, считает ведущий IT-рекрутер Антон Груздев.

«Этих специалистов у нас, к сожалению, совсем немного, а спрос со стороны рынка крайне высок. Кстати, студенты МФТИ — отличные начинающие специалисты в этом направлении! А системные аналитики просто на вес золота! Они и с заказчиком работают, и формируют BRD (бизнес-требования) и FSD (функциональные требования), описывают всю документацию. Некоторые из них даже могут залезть в код, посмотреть логику, а может, и самостоятельно что-то подправить», — объяснил Антон Груздев.

При этом, поскольку рынок финансовых технологий активно развивается, спрос на специалистов только растет. По данным проекта «Антирабство», в их базе постоянно находится несколько тысяч вакансий разработчиков, 150 предложений на должность продакт-менеджеров и столько же на диджитал-маркетологов. А средний уровень зарплат хороших финтех-специалистов превысил 200 тыс. руб­лей. Поэтому уезжать на Запад за деньгами уже не имеет смысла — уровень доходов финтех-специалистов в России и за рубежом примерно сопоставим.

«Если мы вычтем налоги и уровень жизни в странах, то большое количество людей просто не переезжает. Допустим, где-то в Баварии платят €7 тыс. в месяц — кажется, круто! Но если вычесть 40% налога и учесть уровень жизни, получается меньше, чем у хорошего продакт-менеджера в России в финтехе», — подсчитала руководитель проекта «Антирабство» Алена Владимирская.

Нам нужны все

О том, насколько быстро растет в России рынок финансовых технологий, говорит пример того же стартапа Voximplant с онлайн-звонками. Если в 2014 году в компании было пять наемных сотрудников, в начале 2017 года — 55, то сейчас в организации трудятся уже более 70 специалистов. Основатели стартапа открывают новые ставки и сетуют на то, что даже в Москве трудно найти нужных людей.

«Нам нужны все — и продажи, и разработка, и проджект-менеджеры. Уровень зарплат рыночный, и даже выше. Мы платим чуть больше, чем крупные компании, например «Яндекс», просто потому, что у нас нет такого бренда. С другой стороны, Сбербанк пылесосит всех и предлагает зарплаты в полтора-два раза выше рыночных, что лишь перегревает рынок», — рассказал CRO и сооснователь компании Voximplant Сергей Порошин.

В конце 2020 года Voximplant намерена достичь ежегодной выручки $50 млн и стать глобальной компанией. Но переезжать из России предприниматели не собираются — здесь, на родине, у них главный рынок финансовых технологий, и он продолжает быстро расти.

Прямой эфир