Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Директор секретной службы отказалась от ухода с поста после покушения на Трампа
Мир
Четыре человека погибли в результате перестрелки на востоке Омана
Армия
Экипажи ТОС-1А «Солнцепек» уничтожили укрепленные опорные пункты ВСУ
Мир
Пожар произошел в районе аэродрома Харир на севере Ирака
Общество
Скорость электросамокатов в Москве ограничат до 20 км/час
Мир
Новым официальным представителем МИД Украины стал Георгий Тихий
Мир
Москва остается главным торговым партнером Еревана
Мир
Трамп впервые появился на публике после покушения
Общество
В Приморском крае задержали еще шесть участников банды Ясина
Общество
Грумер рассказала, опасно ли для животных окрашивание шерсти
Происшествия
Два дома повреждены в курортном поселке Крыма из-за лесного пожара
Армия
Военнослужащие ВС РФ захватили 17 опорных пунктов и уничтожили до 585 бойцов ВСУ
Происшествия
Губернатор Ростовской области сообщил об уничтожении девяти БПЛА ВСУ в регионе
Мир
Украинские СМИ сообщили о взрывах в Черниговской области
Мир
Хуситы заявили об атаке на три судна в Красном и Средиземном морях
Недвижимость
Спрос на новостройки бизнес-класса в Москве за год вырос почти на 50%
Армия
Расчет РСЗО «Ураган» уничтожил опорные пункты ВСУ в зоне СВО
Общество
Более 50% россиян выступают за запрет рекламы вредных продуктов

Бикфордов шнур чтения

Библиотекарь Светлана Чазова — о том, почему цифровые технологии не заменят человеку книжные полки
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

22 октября во всем мире отмечается Международный день школьных библиотек. И хотя день этот для всех сопричастных — то есть библиотекарей, безусловно, праздничный, начну о грустном.

В прогнозе Агентства стратегических инициатив одной из умирающих профессий назван библиотекарь. Аргументов для «умирания» много — и тотальный цифровой формат данных, и их распределенное хранение, и скорость обработки поискового запроса. Много еще всяких «и»... Да, не способен естественный интеллект к космическим скоростям обработки данных. Печально. Но попробуем разобраться.

Насколько совершенство искусственного интеллекта, который, предполагается, придет на замену библиотечному специалисту, способно преодолеть психологические барьеры общения с разнообразным контингентом читателей, «считать» его настроение и мотивы в поиске того или иного чтива? Согласитесь, сверхбыстрота поиска информации не компенсирует отсутствие душевности, выяснения обстоятельств, побудивших к выбору исторического романа или детектива, фэнтези или «научпопа».

Знаете, чем не обладают современные библиотекари? Это способностью за тридцать секунд смотивировать читателя к выбору произведения. Вот здесь бы поучиться у ритейла! Так подвести аргументы, что потребитель без этой безделицы дальнейшей жизни не представляет. Только здесь, в библиотечном обслуживании, мы встречаем иную материю — духовную. Она соткана из тысячи невидимых нитей, форм и оттенков, которые и сам читатель (и никак не потребитель) не ощущает.

Желание прочесть что-либо, прикоснуться к иным мирам формируется не «здесь и сейчас», а собирается постепенно из детских снов, дворовых игр, маленьких побед и неизбежных утрат. Бикфордов шнур чтения рождается из семейных традиций, из совместных, не показательных походов в «храм книг». Потому что папа хочет найти на полке книгу, которую прочитал в детстве с фонариком, а мама — выяснить, в каком году была напечатана книжка «с теми замечательными картинками».

Меня очень часто спрашивают: «Как заставить ребенка полюбить чтение?» Заставить не получится. «А вы сами что в последний раз читали?» — спрашиваю. «Мне некогда. Ну на отдыхе, может быть, модный роман...». Мне нечего на это ответить. Если ребенок не окружен книжной культурой и это не тема разговоров в семье, добиться успеха вопреки действительности не получится. Все тропы — из семьи. Когда вы последний раз разговаривали со своим ребенком, делясь ощущениями от прочитанного? Пытались ли вместе преодолеть чувство сожаления, когда книга так быстро кончилась? И мечтать: «А что мы завтра возьмем с полки?»

А библиотека поможет нащупать свой читательский путь, найти то течение, которое для ребенка близко ритму его сердца. Если же книжная стихия — неродная среда, то он будет послушно раз в неделю брать выданную книгу, вести читательский дневник. Но эти механические действия не дадут обещанных всходов, не перейдут в его семью чудаковатой привычкой при встрече спрашивать «Что читаешь?» вместо безликого «Как дела?».

Современная школьная библиотека — не только учебники и Пушкин с Некрасовым из школьной программы. Именно здесь за неспешным, задушевным разговором рождается понимание, «почему папа говорил, что Гек круче, а мама — что Том».

Поэтому один совет родителям первоклашек: при выборе школы не забудьте заглянуть в школьную библиотеку. Если библиотечная площадка для руководства учреждения не пустой звук и вы почувствовали внимание к этой стороне школьной жизни — ваши ожидания на пути к цели!

Но внимание! И здесь таится подвох: погоня за новейшими технологиями и модными интерьерами не даст многого, если у всего этого хозяйства не будет настоящего профессионала. Человека, владеющего знаниями о рынках учебников, художественной литературы, периодики и баз данных, компетентного в построении информационной среды, адекватно ведущего аккаунты в социальных сетях, да еще и присматривающего за информационной грамотностью всего контингента школы. И это только вершина айсберга!

Не устаю повторять: современный библиотекарь как универсальный солдат. Уметь должен всё и чуть-чуть больше. В наш век многопрофильности и многозадачности профессиональный библиотечный специалист знает всё, что вам надо «здесь и сейчас» в удобном формате и с ориентацией на ваши личные интересы. 

Так, может, не будем изобретать колесо?

Автор — кандидат педагогических наук, доцент кафедры библиотековедения МГИК, заведующая школьной библиотекой Международной гимназии «Сколково»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир