Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Повторение пройденного: опыт аварий пилотируемых «Союзов»
2018-10-11 15:01:26">
2018-10-11 15:01:26
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Безусловно, эмоций будет очень много. В четверг, 11 октября, случилось то, что не должно было произойти. Во время старта к Международной космической станции потерпела аварию ракета-носитель «Союз-ФГ» с пилотируемым космическим кораблем «Союз МС-10» на борту. От катастрофы экипаж (россиянина Алексея Овчинина и американца Ника Хейга) спасла только безупречная работа всех систем спасения и заложенная конструкторами беспрецедентная надежность. «Известия» обобщили то, что уже известно, и вспомнили предыдущие происшествия.

Проблема второй ступени

Из того что известно на данный момент, складывается следующая картина. Проблемы начались спустя буквально несколько десятков секунд после старта, во время отделения первой ступени. Напомним, что первая ступень ракеты-носителя «Союз-ФГ» — это четыре боковых ускорителя, прикрепленных ко второй, центральной, ступени. Во время старта одновременно работают как ускорители первой ступени, так и вторая ступень.

Капсула с членами основного экипажа МКС-57/58 космонавтом «Роскосмоса» Алексеем Овчининым и астронавтом NASA Ником Хейгом после аварийной посадки в степи Казахстана

Спускаемый аппарат с членами основного экипажа МКС-57/58 космонавтом «Роскосмоса» Алексеем Овчининым и астронавтом NASA Ником Хейгом после аварийной посадки в степи Казахстана

Фото: РИА Новости

На 115-й секунде полета штатно отделилась система аварийного спасения ракеты, отвечающая за спасение жизни экипажа в случае аварии на стартовом столе или первые секунды после запуска. Затем, примерно на 118-й секунде полета началось отделение боковых блоков первой ступени. Судя по имеющейся информации, именно в этот момент что-то пошло не по плану. Есть предварительная версия, что из-за плохого крепления один из ускорителей во время отделения ударил вторую ступень.

От удара ракета потеряла ориентацию, и автоматика отключила двигатели второй ступени. После чего была подана команда на разделение ступеней, и космический корабль «Союз», а вернее, его спускаемый аппарат (бытовой отсек тоже отделяется) по баллистической траектории полетел к Земле. В такой ситуации из-за резкого торможения о плотные слои атмосферы космонавты испытывают очень серьезные перегрузки. Сначала говорилось о шестикратной перегрузке (так называемый уровень 6g), но потом появилась информация о том, что перегрузки могли быть и гораздо серьезнее, более чем в 20 раз (20g).

Члены основного экипажа МКС-57/58 космонавт «Роскосмоса» Алексей Овчинин (слева) и астронавт NASA Ник Хейг (второй справа) после аварийной посадки в степи Казахстана

Члены основного экипажа МКС-57/58 космонавт «Роскосмоса» Алексей Овчинин (слева) и астронавт NASA Ник Хейг (второй справа) после аварийной посадки в степи Казахстана

Фото: РИА Новости

После торможения у «Союза» сработала парашютная система, обеспечившая безопасное приземление космонавтов. По предварительной информации произошло это в казахстанской степи, к месту посадки уже вылетели спасательные бригады. В настоящее время космонавтов уже доставили на Байконур.

«Союз-18-1»

Подобная авария уже случалась в истории советской космонавтики. «Союз-18-1», стартовавший к орбитальной станции «Салют-4» 5 апреля 1975 года, из-за аварии третьей ступени ракеты-носителя совершил такой же полет по баллистической траектории с последующей посадкой. Из-за того что авария случилась с третьей ступенью, позже по времени, космонавты приземлились восточнее, на Алтае.

Согласно телеметрии полета, космонавты Василий Лазарев и Олег Макаров испытали перегрузки выше 20g. По некоторым данным, в моменте была зафиксирована перегрузка в 26g. Оба космонавта остались живы, хотя их здоровье серьезно пострадало. Впоследствии, после выздоровления, Олег Макаров совершил два полета в космос.

Космонавты Василий Лазарев и Олег Макаров

Космонавты Василий Лазарев и Олег Макаров

Фото: РИА Новости/Александр Моклецов

Пока нынешняя авария очень похожа на случившуюся в 1975 году. В обоих случаях — баллистический полет космического корабля по аварийной циклограмме с торможением в атмосфере и посадка на парашюте, правда, о реальных причинах нынешней аварии станет известно только в ближайшее время.

Всё еще лучшие

Даже несмотря на эту аварию, космические корабли «Союз» в связке с ракетами-носителями «Союз» по-прежнему остаются самой безопасной пилотируемой программой в мире. Это первая авария в истории современной России. А последнее срабатывание системы аварийного спасения, сохранившее жизнь экипажа прямо на стартовой площадке, произошло в далеком 1983 году. Получается, что пилотируемые «Союзы» летали уже 35 лет без происшествий. При этом на счету ракеты «Союз-ФГ» было уже 64 удачных старта, и сегодняшний — первый, закончившийся неудачей.

Ракета-носитель «Союз-ФГ» с пилотируемым кораблем «Союз МС-10»

Ракета-носитель «Союз-ФГ» с пилотируемым кораблем «Союз МС-10»

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

И сколь бы ни было грустно от того, что сегодняшний запуск закончился аварией, система, разработанная еще в Советском Союзе, в очередной раз доказала свою продуманность и безопасность. Даже в случае аварии, уже после того как система аварийного спасения не могла помочь, заложенной в конструкцию ракеты и корабля надежности хватило для спасения экипажа.

Невыученные уроки

Увы, но эта авария будет иметь гораздо более серьезные последствия на Земле, нежели в космосе. Скорее всего, будут перенесены и отложены переговоры главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина с директором NASA Джимом Брайденстайном о совместной работе над созданием окололунной станции. Они оба были на Байконуре и наблюдали за неудачным стартом.

Кроме того, безаварийность пилотируемых запусков до сегодняшнего дня была одним из главных козырей российской стороны в переговорах с американцами. И вроде ничего фатального не произошло, экипаж жив, но говорить о безупречности российских пилотируемых полетов уже не получится.

Астронавт NASA Ник Хейг и генеральный директор госкорпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин в Жезказгане

Астронавт NASA Ник Хейг и генеральный директор госкорпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин в Жезказгане

Фото: twitter.com/Роскосмос

Ну и отдельно стоит сказать о том, что череда аварий российских ракет-носителей, участившихся с конца 2000-х годов, добралась и до пилотируемой программы, ранее считавшейся максимально безопасной за счет беспрецедентно тщательной проверки качества изготовления и сборки ракет. Поэтому юбилейный запуск, приуроченный к столетию завода экспериментального машиностроения (ЗЭМ) ракетно-космической корпорации «Энергия», выйдет боком всей российской космической программе.

Впрочем, как и всегда, гораздо важнее сделать выводы, чтобы подобная ситуация не повторялась еще лет 30 или 35.