Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Центральным событием V Каспийского саммита, прошедшего 12 августа в казахстанском городе-порте Актау, стало подписание конвенции о правовом статусе Каспийского моря, работа над которой велась с 1996 года.

«Урегулирование правового статуса Каспия создает условия для вывода сотрудничества между странами на качественно новый партнерский уровень, для развития тесной кооперации по самым разным направлениям», — заявил президент России Владимир Путин на заседании глав государств-участников.

По мнению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, принятая конвенция является своего рода «конституцией Каспийского моря», призванной урегулировать весь комплекс вопросов, связанных с правами и обязательствами прибрежных стран. Конвенция носит бессрочный характер.

Сам факт ее принятия является прорывным, ведь переговорщикам удалось решить сложнейшую проблему, связанную с определением правового статуса Каспийского моря. В течение многих лет эксперты бились над головоломкой: считать ли водоем морем или самым большим (387 тыс. кв. км) озером на земле. Исходя из своих интересов, страны занимали диаметрально противоположные позиции в этом вопросе.

В случае если Каспий был бы признан озером, то пять прибрежных стран получили бы по 20% его территории, вне зависимости от протяженности береговой линии государств, на чем особо настаивал Иран. При этом ресурсы водоема использовались бы на паритетной основе.

Ряд сторон требовал распространить на Каспий положения Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года, которая при разделе морских пространств руководствуется критерием протяженности береговой линии стран. В этом случае наибольшую выгоду получили бы Казахстан, Туркмения и Азербайджан.

Консенсус был достигнут за счет фиксации положения об особом статусе водоема Каспия. Конвенция предполагает, что основная площадь водной поверхности Каспия останется в общем пользовании, а дно и недра страны поделят между собой. Судоходство, рыболовство, научные исследования и прокладка магистральных трубопроводов осуществляются по согласованным сторонами правилам.

При реализации масштабных морских проектов в обязательном порядке учитывается экологический фактор. В документе также содержится положение о недопущении присутствия на Каспии вооруженных сил внерегиональных держав.

Для России было крайне важно зафиксировать это положение. Согласно ему, страны-участницы сами несут ответственность за поддержание безопасности в регионе.

При этом исключается появление на Каспии иностранных военных баз. Не только стран НАТО, но гипотетически и Китая, также стремящегося укрепиться в регионе. Резко снижается актуальность возможного транзита специальных грузов США через казахстанские порты Актау и Курык. Такое развитие событий устраивает не только Москву, но и Тегеран, испытывающий сильное давление со стороны Вашингтона.

В обозримой перспективе российская Каспийская военная флотилия продолжит доминировать в акватории моря, которое после нанесения в октябре 2015 года ударов ракетами «Калибр» по объектам террористов в Сирии превратилось в уникальный военный плацдарм.

Изначально Россия требовала, чтобы при прокладке трубопроводов страны-участницы запрашивали согласование со всеми странами «пятерки». Это не устраивало Туркменистан, который стремится проложить по дну моря 300-километровый Транскаспийский газопровод в сторону Азербайджана с целью выйти на европейские рынки.

Впоследствии Москва пошла на определенные уступки в этом направлении. Теперь для осуществления таких проектов требуется лишь согласие стран, по дну территориальных вод которых будут проходить соответствующие сооружения. Однако сам проект должен соответствовать экологическим требованиям соглашений, участниками которых являются страны «пятерки».

Пойдя навстречу Туркменистану и Азербайджану в этом вопросе, Россия подала сигнал ЕС, что она не стремится к пресловутой тотальной монополии «Газпрома» на европейском рынке газа, а открыта для здоровой конкуренции с другими поставщиками. Такая позиция будет способствовать решению ряда других проблем, в том числе связанных со строительством газопровода «Северный поток – 2».

Строительство «Транскаспия» вряд ли существенно повлияет на лидирующие позиции «Газпрома» на европейском рынке, в то время как Москва значительно укрепит свои отношения с Баку и в еще большей степени с Туркменистаном.

Одновременно создается основа для притока иностранных инвестиций на Каспий, прогнозные углеводороды которого оцениваются в пределах 18 млрд т условного топлива, доказанные запасы — до 4 млрд т.

В создающихся условиях регион Каспия имеет перспективу стать крупнейшим энергетическим и транспортным узлом на всем пространстве Евразии.

Всё это позволяет сделать вывод о том, что нынешняя «каспийская пятерка» имеет шансы превратиться в постоянно действующий пятисторонний консультативный формат, а затем в новую международную организацию.

Нет сомнений в том, что Россия будет играть в ней ведущую роль.

 

Прямой эфир