Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Посольство РФ выразило соболезнования в связи со взрывом в Ереване
Мир
Уголовное дело возбудили по факту взрыва в Ереване
Общество
Бастрыкин поручил возбудить дело по факту осквернения мемориала под Воронежем
Мир
Палестина заявила о готовности возобновить диалог с Израилем
Мир
Германия запросила у Польши объяснения причин массовой гибели рыбы в Одере
Мир
Global Times назвала Европу жертвой конфликта вокруг Украины
Мир
Дипломат Лю Сяомин назвал новый визит делегации конгресса США на Тайвань опасным ходом
Мир
В ДНР сообщили о прорыве обороны ВСУ под Угледаром
Спорт
В WADA призвали допустить российских атлетов до международных турниров
Мир
Премьер Белоруссии сообщил о сигналах с Запада о готовности сотрудничать
Армия
ВС России полностью освободили населенный пункт Уды под Харьковом
Мир
В ДНР зафиксировано 43 случая подрыва мирных граждан на минах «Лепесток»

Языковой ресурс

Научный руководитель Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков — о госполитике в области изучения родных языков
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В августе вступил в силу федеральный закон об изучении родных языков. Новый документ позволяет школьникам и их родителям самостоятельно выбирать, какой язык изучать в качестве родного, а также иметь возможность отказаться от его изучения и посещения соответствующих уроков. В ряде субъектов местные власти и часть общественности восприняли закон неоднозначно. Высказывались мнения, что он будет способствовать массовым отказам от изучения нацязыков. В итоге будущие поколения потеряют чувство принадлежности к своему народу, да и сам народ может утратить свои культуру и идентичность.

В современных странах государственный язык — одна из основ для социальной, экономической, культурной и политической интеграции гражданских наций. Чтобы сограждане могли общаться между собой, понимать государственные законы и инструкции (в том числе технические регламенты и военные приказы), они должны быть на одном понятном языке.

В России таковым является русский. Им владеет 99,4% жителей страны, судя по переписи 2010 года. Он родной для русских как самого большого народа и для доброй половины представителей других национальностей нашего государства.

Русский принадлежит еще и к числу пяти самых влиятельных в мире языков. Созданные на нем творения великих писателей Льва Толстого, Федора Достоевского, Антона Чехова и других составляют неотъемлемое достояние мировой культуры.

В России существует уникальная ситуация, когда огромная страна, при большом этническом, конфессиональном и региональном многообразии, обладает общим для всех языком. Вспомним Индию, относительно недавно освободившуюся от колониальной зависимости. Ее элита может общаться между собой только на английском языке. Аналогичная ситуация в Индонезии и ряде государств Африки.

У языковой проблемы есть несколько аспектов. Один из них — право на выбор языка, то есть на личную жизненную стратегию. Так сложилось, что люди выбирают для себя язык наибольших возможностей и, как правило, это язык большинства населения страны, в которой они проживают. Поэтому россияне нерусской национальности очень часто выбор делают в пользу русского языка или двуязычия. Для многих этот выбор сделали их родители или еще более давние предки. В этом случае русский язык становился родным для бурята и калмыка, для мордвина и татарина, для всех, кто с детства говорит на нем и считает его своим первым, основным языком. Это означает, что национальность и родной язык далеко не всегда совпадают. 

Еще один аспект — наличие у человека двух или более родных языков. Если ребенок родился в смешанной семье, то почему он должен следовать установке бюрократов или общественных активистов: «нет, не оба, а только один может быть твоим родным языком». Как раз от таких нелепых установок появились понятия «русский как неродной язык» или «он не знает своего родного языка».

Установка на всеобщую обязательность вылилась в некоторую крайность, которая была отмечена президентом Владимиром Путиным в июле 2017 года на заседании Совета по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле. А именно — нельзя насильно заставлять учить неродные языки и нельзя допускать снижения уровня изучения русского языка. Например, когда изучение башкирского с начала 1990-х годов было обязательным для живущих в республике русских и татар — это в определенной мере, пусть не прямое, но косвенное принуждение, с которым не соглашалось значительное число детей и их родителей. А в Республике Коми есть города и села, где вообще нет представителей народа коми, но их язык должен был изучаться.

Как-то бывший президент Башкортостана Муртаза Рахимов в беседе со мной сказал: «Мне кажется, мы немножко с языком перебрали». И это действительно так. Но что важно и целесообразно сохранить — обучение национальному языку самих представителей титульной нации в той или иной республике. Кроме того, нужно поддержать преподавателей национальных языков. Так как их немного, они сильно перегружены. Нельзя допускать дальнейшего сокращения численности этих кадров, даже если желающих брать уроки станет меньше. Можно сделать в школах небольшие группы, использовать современные методы подготовки, создавать языковую среду, и обучение станет более эффективным. Одновременно приостановится сокращение и сохранятся действующие кадры.

А самое важное — сделать изучение нового языка (родного или неродного) делом интересным и вознаграждающим по жизни, ибо двуязычие и даже многоязычие сегодня стало нормой для современного человека. Мы не должны отставать от остального мира и сдавать свои позиции по части сохранения и использования языков народов России помимо великого и могучего русского языка.

Автор — научный руководитель Института этнологии и антропологии РАН и директор Центра социальной антропологии РГГУ 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир