Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Перспективные навыки

0
Фото: Depositphotos
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В этом году эксперты Global Education Futures и WorldSkills Russia выпустили первый доклад «Навыки будущего» — попытку заглянуть за горизонт и предположить, какими знаниями и умениями должны владеть сегодняшние студенты и школьники. Выводы авторов доклада нельзя назвать однозначными, но их прогнозы строятся на результатах форсайт-сессий со специалистами крупнейших мировых производственных компаний, и, если согласиться со сделанными в докладе выводами, вся система профессионального образования должна быть серьезно изменена.

Три года назад группа исследователей из Агентства стратегических инициатив и Московской школы управления «Сколково» опубликовали свой первый «Атлас новых профессий». Читатель неискушенный скорее воспринял этот труд как забавную научную фантастику: сложно в условиях наших суровых реалий предположить востребованность эксперта по здоровой одежде или консьержа робототехники. Даже суть занятий обладателей многих профессий из атласа неспециалисту скорее всего была непонятна. Чем занимается мультивалютный переводчик? Или корпоративный антрополог? А модератор социальных конфликтов — это новое название бойца ОМОНа?

Впрочем, скоро выяснилось, что подобного атласа нет нигде в мире. В одном из интервью Дмитрий Судаков, руководитель проекта создания атласа, рассказал, что для поиска новых профессий авторы труда опрашивали представителей крупных компаний и просили их представить свою деятельность в долгосрочной перспективе, а также предположить возможное развитие технологий в их отрасли и изменение спроса на продукцию. Результаты этого форсайта и легли в основу атласа. Список не статичен — он регулярно обновляется, авторы делают более глубокие исследования в том или ином направлении, а в новой своей работе постарались отойти от традиционного понятия «профессия» и оценить потребность в навыках и компетенциях для тех, кому предстоит начать учебу и трудовую деятельность после 2020 года.

Без тени сомнения именуя социальную среду, в которую попадут молодые профессионалы, «новый сложный мир», авторы доклада выделяют главные тренды в экономике и мироустройстве в целом, которые повлияют на востребованность рабочих навыков. На первом месте, понятно, всеобщая цифровизация и роботизация. Скорость развития IT действительно не имеет исторических аналогов. Достаточно сказать, что 90% всех хранящихся в электронном виде данных были накоплены в мире всего за последние два года. Но наступление цифровой экономики уже давно не сюрприз — в России есть даже национальная программа по ее развитию, под которую сейчас подстраивают свои планы все крупные компании. Глобальная цифровизация, если верить прогнозу, будет развиваться вовсе не по пути захвата в электронную сеть все большего числа механизмов и обыденных вещей. От «интернета вещей» она довольно быстро перейдет к созданию нейроинтерфейсов, то есть проникнет буквально в плоть человека. В этом нет ничего пугающего. Скажем, чип, контролирующий уровень инсулина в крови и постоянно передающий информацию врачу, — это и есть пример такого интерфейса. Следующая фаза развития — это создание «интернета будущего», в котором сетью связаны не компьютеры и периферийное оборудование, а непосредственно мозг и нервная система людей. Далекая фантастика? Но в России группа «НейроНет» Национальной технологической инициативы с 2014 года ведет работы по картированию мозга для того, чтобы увеличить производительность мыслительных процессов за счет интеграции возможностей мозга человека и вычислительных машин. Это и есть первый шаг к созданию «интернета будущего», требующего специалистов, которых сейчас ни один вуз мира даже не планирует готовить. Скажем, дизайнер эмоций, задачей которого станет создание эмоционального поля, сопровождающего контент, «потребляемый» аудиторией. Или проектировщик упомянутых выше нейроинтерфейсов. Эти специальности упоминаются в последней редакции «Атласа новых профессий».

Глобализация экономики и продолжающееся смещение производства в регион Юго-Восточной Азии потребуют изменения подходов к логистике товаров, да и квалифицированной рабочей силы. К 2030 году до 60% мирового экономического роста будут обеспечивать развивающиеся рынки, в первую очередь Индия и Китай. Эти же регионы станут и основными центрами потребления энергии, которая — в соответствии с мейнстримом — должна быть экологичной. Китай уже сейчас десятками закрывает неэффективные угольные электростанции. А значит, в этой стране точно будет спрос на профессии из атласа — метеоэнергетиков, инженеров интеллектуальных энергосетей и разработчиков систем микрогенерации.

Автор цитаты

СКОРОСТЬ РАЗВИТИЯ IT НЕ ИМЕЕТ ИСТОРИЧЕСКИХ АНАЛОГОВ

Рост продолжительности жизни в Старом Свете, в свою очередь, приведет к спросу на разработчиков киберпротезов, тканевых инженеров и консультантов по здоровой старости. Доклад «Навыки будущего» описывает глобальную картину на рынке труда, но часть занятых его созданием исследователей принимали участие в подготовке проекта «Россия-2025: от кадров к талантам» для The Boston Consulting Group и Сбербанка, в котором сосредоточили свое внимание именно на кадровом потенциале нашей страны. «Экономика знаний», которая, судя по докладу, должна сложиться в 2025 году, предполагает снижение ценности рутинного труда. Все, что можно автоматизировать, будет автоматизировано, а до половины ныне существующих профессий просто исчезнет. Зато вырастет ценность квалифицированных кадров с высшим образованием, и страна идет по пути наращивания числа таких специалистов: с 1993 по 2015 год численность абитуриентов сократилась на 36%, но число принятых в вузы выросло почти в три раза.

Нет нужды подробно описывать содержание этих докладов в рамках газетной заметки, желающие могут найти их в свободном доступе в Сети. Если максимально упростить выводы, сделанные его авторами, можно говорить о том, что конкуренция между выпускниками вузов будет непрерывно расти, а требования к их квалификации и объему знаний серьезно вырастут уже в ближайшие годы. Очевидно, в этой конкурентной борьбе проиграют обладатели «монопрофессий» — любой дополнительный навык повышает шанс найти место под солнцем. Скажем, обычный врач-офтальмолог заведомо проиграет офтальмологу, владеющему техникой киберпротезирования.

Второй важный вывод — специалисты «среднего» уровня будут не нужны работодателю. Принцип «лучший или никакой» при приеме на работу важен для сохранения конкурентоспособности предприятия, ведь все больше потребителей с каждым годом готовы платить больше, но за товар или услугу превосходного качества.

Наконец, последнее: полученные во время учебы знания и навыки — это не навсегда. Собственного опыта будет уже мало для того, чтобы соответствовать рынку. Требования к специальностям будут стремительно меняться, и постоянное обучение должно стать неотъемлемой частью профессионального совершенствования.

Прямой эфир