Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Мечты о кино

Новый сборник сценариев Сергея Параджанова раскрывает замыслы великого режиссера
0
Фото: Вероника Журавлева
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Творчество Сергея Параджанова — айсберг, и миру видна лишь его вершина. В этом нас убеждает книга «Сокровища у горы Арарат» — самый полный сборник сценариев советского режиссера, содержащий множество ранее не публиковавшихся материалов. 17 историй, из которых до экрана в том или ином виде дошли лишь три, а также коллажи, эскизы, фотографии маэстро позволяют по-новому взглянуть на художественный мир великого чудака.

Свой первый фильм — «Андриеш» — будущий классик снял в 1954 году в соавторстве с Яковом Базеляном. Но ни эта, ни последовавшие за ней работы не вызвали энтузиазма у публики, а главное, как выяснилось позже, не отразили уникального видения автора. Лишь через 10 лет после дебюта 40-летний Параджанов снял картину, которая принесла ему всемирную славу: «Тени забытых предков».

История Ромео и Джульетты, перенесенная в западноукраинское село, позволила режиссеру продемонстрировать свое уникальное художественное видение, выстроить фильм как последовательность самодостаточных визуально-звуковых образов, сочетающих внешнюю авангардность и глубокую внутреннюю укорененность в национальных традициях.

На волне успеха режиссер создает второй по-настоящему «параджановский» фильм — «Саят-Нова», но руководство студии не устраивает бескомпромиссное эстетство, вызывающе несоветская интонация этого статичного, по-восточному иносказательного повествования. Против воли автора картину перемонтируют и все-таки выпускают на экраны под названием «Цвет граната». Дальнейшие проекты Параджанова один за другим отклоняются.

Вдобавок к этому, дерзость, публичная несдержанность и диссидентские речи эксцентричного творца раздражают власти. Все заканчивается арестом по сфабрикованному обвинению и тюремным сроком. Проведя за решеткой около четырех лет, режиссер выходит на волю, но вскоре снова попадает в застенки. В итоге здоровье маэстро оказывается подорвано, и после окончательного освобождения он успевает поставить только два фильма: «Легенду о Сурамской крепости» и «Ашик Кериб».

Таким образом, зрелое кинематографическое наследие Параджанова ограничено четырьмя полнометражными картинами. Все они посвящены «делам давно минувших дней» и национальной тематике. Нереализованные сценарии, однако, раскрывают иные стороны дарования режиссера.

В «Киевских фресках» и «Золотом обрезе» он создает поэтичные образы современности, наполненные живой эмоциональностью, столь непохожей на условный, пусть и бесконечно изысканный, мир чувств «Саят-Нова». А в «Демоне» и «Дремлющем дворце» предлагает новаторский, в чем-то парадоксальный взгляд на русскую классику. Главный герой лермонтовского сюжета у Параджанова — то ли страшное наваждение Тамары, то ли метафора безжалостных природных сил. Парафраз «Бахчисарайского фонтана» и вовсе выводит в качестве действующего лица самого Пушкина.

Сценарии демонстрируют куда более широкий арсенал художественных средств, чем состоявшиеся фильмы. Здесь — не только ожерелье образов, описанных зримо, осязаемо, но и яркий литературный стиль. И мы узнаем Параджанова по-новому. Однако вопросов всё равно больше, чем ответов. Действительно ли «Демон» и «Сокровища у горы Арарат» замышлялись как бессловесные фильмы? Или же диалоги планировалось дописать позже? Кого режиссер видел в главных ролях? Лишь в нескольких произведениях есть указания на актеров (скажем, в «Золотом обрезе» Параджанов хотел снимать Юрия Никулина и Инну Чурикову), в иных же типажи остаются загадкой.

Эта недоговоренность, однако, имеет свою прелесть, оставляет простор для фантазии читателя. А чтобы ее направить в нужное русло, издание содержит множество иллюстраций — прежде всего коллажей и рисунков, выполненных самим Параджановым. Всё вместе — приглашение в «дремлющий дворец» его художественного мира. И свидетельство о бесчисленных «сокровищах» его фантазии, которые нам, увы, не суждено увидеть воочию.

 

Прямой эфир