Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Антикоррупционная политика России ориентирована на усиление карательной функции государства в отношении правонарушителей, и сейчас мы видим последовательную реализацию этого принципа. Сначала мы ужесточили ответственность за взяточничество до 15 лет лишения свободы, затем криминализировали посредничество в этой области, установили административную ответственность за правонарушения в этой сфере для юридических лиц.

После этого акцент сместился на профилактику — мы ввели институты, которые ранее были неизвестны нашему праву. В частности, институт контроля за доходами и расходами чиновника. Сейчас госслужащий может быть отрешен от должности в связи с утратой доверия, а его имущество, если он не объяснит источник его происхождения, обращено в доход государства. Обязали чиновника сообщать и о конфликте интересов, когда его личная вовлеченность может повлиять на принятие того или иного решения.

Сначала такие правила появились в отношении чиновников на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, а впоследствии — для руководящего звена Банка России, государственных корпораций, государственных внебюджетных фондов и других учреждений, которые созданы органами власти.

Сегодня особенно остро чувствуется общественный запрос на то, чтобы в органах власти были по-настоящему честные, добропорядочные и ответственные сотрудники. Именно поэтому создаются правила, по которым быть коррупционером не только опасно, но и невыгодно и позорно. Достаточно вспомнить введенный с этого года реестр коррупционеров. Сегодня все чиновники оказались под такой призмой контроля, при которой мздоимство теряет всякий смысл.

Сейчас идет уже более тонкая настройка законодательства. 31 марта 2018 года президент внес в Госдуму пакет законопроектов, в которых речь идет о создании единых правил проведения антикоррупционных проверок не только в органах власти, но и в компаниях, фондах с госучастием, в ЦБ. По сути, создается механизм, который позволит запрашивать в банках данные по счетам как физических, так и юридических лиц. При этом упрощается сама процедура проверки и привлечения виновного к ответственности. Для этого достаточно доклада подразделения, проводившего проверку, и письменного объяснения сотрудника, признавшего факт совершения правонарушения. 

Одна из главных новелл проекта — обеспечительные меры обращения в доход государства незаконно приобретенного имущества. Если оно уже продано или находится под обременением третьих лиц, то появляется возможность обратить взыскание на денежную сумму, эквивалентную стоимости имущества. Это очень важный момент.

Не менее важно и то, что устанавливается срок, в течение которого можно будет наказать виновного, — не более трех лет с момента совершения правонарушения.

На практике зачастую происходит так, что после обнаружения проступка чиновник пишет заявление об увольнении, и на этом все заканчивается. Теперь же вводится правило, при котором все материалы по выявленным коррупционным нарушениям направляются в органы прокуратуры. Именно она доводит дело до логического завершения: организует надлежащую проверку и, если есть основания, обращается в суд. Факт увольнения больше не защищает коррупционера от наказания.

Сейчас в законопроекте предусмотрен шестимесячный срок с момента увольнения, в течение которого продолжается контроль за соответствием расходов чиновника его доходам. Это обусловлено тем, что лица, обладавшие дискреционными полномочиями, могут получать неправомерные вознаграждения за свои услуги уже после увольнения или выхода на пенсию. Но не исключаю, что в процессе работы над законопроектом период обязательного декларирования доходов и расходов ушедшего со службы чиновника будет увеличен — возможно, до нескольких лет. Также считаю, что целесообразно было бы дать ведомствам время на подготовку перед вступлением закона в силу. 

Особо отмечу еще одну важную новеллу президентского законопроекта — юридические лица освобождаются от ответственности, если поспособствуют выявлению коррупционного правонарушения, проведению проверки, расследованию и раскрытию преступления, а также если они стали жертвой вымогательства.

Подчеркну, что теперь все внимание смещается на правоприменительную практику. Чтобы она была максимально эффективна, в систему включена надзорная инстанция — прокуратура, в которую будет стекаться вся информация о фактах и результатах проверок.

Запрос общества на единство закона для всех, на отсутствие неприкасаемых, на четко работающий институт неотвратимости наказания сегодня получает вполне ясную, конкретную и логичную реализацию. Конечно, какое-то время уйдет на отлаживание новых антикоррупционных механизмов, но тенденция более чем очевидна — возможности украсть, получить взятку и скрыть это практически не осталось. Уменьшая шансы коррупционера уйти в тень, мы формируем чиновника нового образца — профессионала и патриота, заинтересованного в честном исполнении своих обязанностей.

Автор — заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир