Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«В кино дефицит сильных героев»

Режиссер Алена Званцова — о космической теме, работе с продюсером Валерием Тодоровским и современном телеконтенте
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На «Первом канале» с успехом продолжается показ многосерийного фильма продюсера Валерия Тодоровского «Частица вселенной» — о буднях российских космонавтов. «Известия» поговорили с режиссером и сценаристом ленты Аленой Званцовой о том, как сегодня нужно снимать картины о космосе.

— Почему вы решили взяться за такую сложную тему?

— Снять этот проект было идеей Валерия Тодоровского. Однажды он пригласил меня на встречу и сказал, что интересно было бы сделать историю о большой любви на фоне событий, разворачивающихся в космосе. Мне были даны вводные, что космос — это огромные расстояния, в физическом и метафорическом смыслах, максимально разделяющие любящих людей. Жанр — психологический триллер.

Потом мы поехали в Звездный городок общаться со специалистами. Надо было понять, кто будет главными героями и что должно произойти в нашей истории. Так возникла фигура космического психолога и других персонажей. В целом на написание сценария ушло полгода. Мы старались максимально достоверно рассказать нашу историю, при том, что это, конечно, художественный фильм, избежать условностей нельзя, но и совсем уходить в научную фантастику не хотелось.

— Не было искушения добавить мистики? Сейчас это в тренде.

— Абсолютно нет. Мы хотели сделать, по сути, производственную драму. Жизнь людей, работающих на орбите, и без мистики полна саспенса и жестких ситуаций.

— Вам было сложно писать на космическую тематику?

— Я для себя столько нового узнала! Вся моя тетрадка была испещрена схемами космической станции. Узнала о ляпах, которыми изобилуют известные фильмы о космонавтах. Слушала аудиозаписи стыковок, ну и общалась с теми, кто работал на станциях. Это люди с совершенно особенной психологией, характерами, силой воли. У наших героев не было реальных прототипов, это собирательные образы, но я старалась, чтобы они выглядели живыми.

— Насколько сложно технически снимать сцены выхода в открытый космос?

— Нам повезло с командой каскадеров Александра Стеценко. У них были все технические приспособления для съемок, и работали они на голливудском уровне. И наш оператор Шандор Беркеши, который своей камерой смог добиться ощущения невесомости. Снимали в павильоне, где построили модуль космической станции и наружные конструкции. Выходы в открытый космос снимались на хромакее, на фоне которого поднимали в воздух наших актеров в скафандрах. Также использовали кадры кинохроники работы космонавтов в открытом космосе.

— Прошлый год в российском кино стал космическим. Как думаете, почему тема оказалась так востребована?

— Тут нам действительно есть чем гордиться. Во-вторых, фильмы про космос — всегда история сильных героев, которые сегодня в кино дефицит. Но «Время Первых» и «Салют 7» были масштабными историческими блокбастерами, а мы рассказываем историю о дне сегодняшнем, а не о времени, когда пионеры собирали из газет вырезки о космонавтах. Я, кстати, сама вырезала такие статьи и наклеивала в альбом. Сегодня наши космонавты тоже совершают ежедневные подвиги, и о них надо рассказывать. Восемь лет они тратят только на подготовку к полетам и отдают профессии свои жизни.

— Сериала о космосе у нас еще не было. Не страшно быть первопроходцами?

— Мне до сих пор страшно. Страх не оставляет меня с момента написания сценария. Потому что критика неминуема. Я себя утешаю примером фильма Александра Митты «Экипаж» — если уж такое кино критиковали, говорили, что так не бывает, то мне тем более надо спокойно к этому относиться. На всех не угодишь. Ни одна история не может быть принята всеми. Кроме того, Валерий Тодоровский всегда умеет поддержать уверенность в тех, кому он доверяет. С ним невозможно почувствовать себя одиноким, покинутым или ввязавшимся не в свое дело. Если он сказал «да», то будет с тобой до конца.

— Вы оба — режиссеры. Не спорили на съемочной площадке?

— Спорили мы постоянно, начиная опять же со сценария. Он очень активно вовлечен в процесс, работает с автором над каждой серией, ведет дискуссии. Но надо отдать ему должное — он никогда не вмешивается в съемочный процесс на площадке. Не диктует свое мнение, уважает других профессионалов. В этом смысле он очень деликатный человек.

— У вас много сильных женских персонажей, едва ли не больше, чем мужских. Это ваш женский взгляд отразился?

— Мой взгляд отразился не только на женских, но и на всех персонажах. В каждого я вложила частичку себя, иначе неинтересно это все делать. Когда готовилась, прочитала и просмотрела множество интервью с женами космонавтов, лично беседовала с женой Виктора Савиных. Они все — личности.

Реальные жены космонавтов далеки от того, какими их изображают что в нашем, что в зарубежном кино. Некие женщины в красивых платьях, спокойно сложив руки на коленях, сидят и ждут мужей или красиво рыдают, пока муж преодолевает кризисную ситуацию. Это большая иллюзия. На самом деле быть женой космонавта — непростая миссия, требующая внутреннего стержня.

— Виктория Исакова и Анна Михалкова сразу согласились на свои роли?

— Обе отнеслись к моему предложению тепло и с большой готовностью. Я с Викой и Аней уже работала, обе — актрисы высочайшего уровня. С Викой у меня вообще давняя любовь — она чувствует все тексты, что я пишу, даже не надо ничего дополнительно объяснять. А Аня Михалкова была идеальным вариантом для нашей героини. Я боялась, что две такие занятые актрисы не сойдутся на нашем проекте по графикам, но всё сложилось. 

— Как считаете, тенденция обновления телеконтента продолжится?

— Я на это отчаянно надеюсь. Когда все каналы и продюсеры начнут делать проекты, которые бы хотели смотреть сами, даже заплатив за просмотр на интернет-платформах, тогда наше телекино станет интересным зрителю. Но оздоровление российского телерынка сегодня, несомненно, происходит. Выходят все-таки заметные проекты, яркие, знаковые. Истории, которые люди снимают как для себя. Это всегда видно.

Читайте также
Прямой эфир