Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На российском фондовом рынке очередное падение. Нет смысла приводить все цифры. Важнее спрогнозировать, как это скажется дальше на экономике страны и каким будет среднесрочный эффект для российских эмитентов, в том числе размещенных на Западе.

Посмотрим на то, какие компании оказались особенно пострадавшими и показали наибольшее падение на рынке. Первая группа — эмитенты, которые вошли в новый санкционный список США или связанные с теми бенефициарами, которых включили в личный санкционный пакет: прежде всего «Русал» и «Норильский никель». Вторая группа — это госбанки и госкомпании, в том числе Сбербанк, ВТБ, «Роснефть», «Газпром» и так далее. При этом Сбербанк как крупнейший кредитор «Русала» упал сильнее других госкомпаний. Третья группа — это суверенные российские евробонды. Разумеется, индексы российского фондового рынка также существенно просели.

При этом важно, что сейчас вступил в действие ограниченный санкционный пакет. Если посмотреть состав списка, то надо отметить, что в нем отсутствует большая часть корпоративных эмитентов, в том числе размещенных за рубежом. Кроме того, не вводились ни секторальные санкции, ни ограничения системного характера относительно инфраструктуры (отключение от платежных систем и так далее). Отдельные точечные санкции привязаны к бенефициарам и их группам. Почему эти два обстоятельства существенны и какие возможные сценарии развития ситуации нас ждут?

На мой взгляд, крайне маловероятно введение отраслевых санкций, например, против финансового рынка, отдельных отраслей нефинансового сектора, таких как энергетика, нефтянка и так далее. С другой стороны, очень вероятно появление в ближайшее время новых пакетов санкций, по структуре похожих на последний объявленный пакет, которые коснутся в том числе новых групп и бенефициаров крупного бизнеса. Прежде всего удар может быть нанесен по эмитентам, которые ориентированы на международный рынок, в том числе тех, кто уже имеет там размещенные бумаги, так как это очевидный прямой способ влияния на Россию. Давление на финансовый рынок в целом, ограничения широкого характера в эту концепцию не вписываются.

Также маловероятно введение каких-либо ограничений на российские госбумаги. Они интересны по масштабам как объект инвестирования для американских фондов и банков, имеют хорошее соотношение надежности и доходности. А вот корпоративные эмитенты такого интереса для них не представляют: значит, здесь и следует ждать нового удара. Российский корпоративный рынок бумаг, как долговой, так и рынок акций, не любопытен для крупных международных инвесторов ни по доходности, ни по масштабам.

Теперь российские эмитенты будут вынуждены искать новые источники фондирования. В прошлый раз, когда закрылся западный долговой рынок, это привело к тому, что компании постарались найти финансы в Азии. Нельзя сказать, что это удалось — по крайней мере заменить западный рынок не получилось, а восточные инвесторы оказались не так уж независимы от Запада. Более выраженной стала переориентация на внутренний рынок. Крупные российские предприятия активно перекредитовывались у российских банков (в основном государственных) и частично переориентировались с валютных кредитов на рублевые. 

Сейчас нам предстоит очередной пересмотр структуры долговой нагрузки: последует попытка крупного бизнеса найти в России источники фондирования. Первый такой источник — это государство. Очевидно, что ЦБ будет готов предоставлять больше ликвидности рынку, прежде всего госбанкам, которые смогут ее транслировать в корпоративный сектор. Определенное давление на курс рубля текущие и последующие санкции будут оказывать, однако резких изменений, как в 2014 году, вряд ли стоит ожидать.

Также вряд ли сегодняшняя реакция рынков повторится в таком масштабе при следующих санкционных пакетах. В понедельник были отыграны не только реальный эффект санкций, но и эмоции.

Всё это приведет к тому, что доля участия государства в разных отраслях экономики еще больше увеличится, потому что эмитенты будут рассчитывать на помощь государства. Влияние на валютный курс при этом будет ниже, чем на фондовой рынок. 

Автор — управляющий директор Национального рейтингового агентства

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир