Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Так случилось, что в нынешней непростой политической обстановке судьба и место президента Трампа в истории оказались в значительной степени связаны с Россией. Более того, без лишней патетики и преувеличения можно сказать, что от того, сумеет ли Трамп выстоять в борьбе с многочисленными врагами, зависит, будет ли западная истерия развиваться или пойдет на спад. 

Так называемое «глубинное государство», или deep state, контролирующее многие рычаги управления, при поддержке абсолютного большинства мейнстримовских СМИ не прекращает своих усилий по свержению Трампа и использует для этого фактор мифической русской угрозы.

Уровень демонизации России достиг астрономических высот. Кажется, в мире уже не осталось проблем, где не прослеживалась бы ее рука. И следы последнего грандиозного скандала с отравлением Скрипалей также ведут в кремлевский кабинет.

И даже после того, как британская лаборатория в Портон-Дауне не сумела определить, откуда происходит нервно-паралитическое вещество, а МИД Великобритании сообщил, что принимал решение о якобы виновности России в отравлении агента британской разведки и его дочери на основе всего лишь подозрений, антироссийский маховик вспять уже не повернуть.  

Любой здравомыслящий человек понимает, что Путин ни при каких обстоятельствах не отдал бы приказ устранить Скрипаля. Однако тем, кто раздувает этот скандал, пытаться что-то объяснить или доказывать бесполезно, ведь их цель в другом: добавить этот случай к прошлому списку вымышленных и недоказанных обвинений в адрес России.

И всё же единомышленников Дональда Трампа достаточно в США. Я специально не использую слово «друзей», так как в нынешней гипертоксичной атмосфере немногие решатся так себя называть. Именно они голосовали за Трампа, так как он обещал закончить войны Буша и Обамы на Ближнем Востоке и наладить дружественные и взаимовыгодные отношения с Москвой. Эти люди также разделяют мысль Трампа, высказанную в одном из его твитов, что «только человеконенавистники и дураки» не понимают, что такие отношения хороши для Америки.

Однако понятно, что Трамп не Геркулес, способный раздвинуть скалы для достижения своих целей, он вынужден идти на компромиссы, совершает ошибки. Но мне кажется, что он еще не отказался от идеи сближения с Россией.

Сейчас deep state, а также обслуживающие их The New York Times и The Washington Post негодуют по поводу того, что Трамп не опускается до жесткой риторики и прямых оскорблений Владимира Путина, и требуют дополнительных антироссийских санкций. В свою очередь, глава Белого дома продолжает искать возможность для диалога и открыто об этом заявляет.

Казалось бы, что сделанные им недавние перестановки в кабинете противоречат этим идеям, так как советник по национальной безопасности Джон Болтон, госсекретарь Майк Помпео, а также директор Агентства национальной безопасности и кибернетического командования Пол Накасоне известны своими резко критическими взглядами по отношению к России.

Однако все они уже сделали заявления, что их прежние позиции и высказывания не следует принимать в расчет, так как теперь их задача неукоснительно исполнять приказы президента.

Что касается России, то она может продолжать посылать сигналы Трампу и всем американцам о желании найти скорейший выход из этой кризисной ситуации с помощью разумных компромиссов и без ущемления национальных интересов обеих стран.

Понятно, что у Трампа и его врагов представления о национальных интересах значительно отличаются, но ведь он победил на выборах и, следовательно, может опираться на значительную часть своего народа. В то же время рейтинг конгресса, в подавляющем большинстве отражающего интересы «вашингтонского болота», упал до рекордно низкого уровня в 15%.

В заключение позволю себе высказать идею, что предстоящую встречу Трампа и Путина лучше провести не в Вашингтоне, а в Вене. Как известно, молодой премьер Австрии Себастьян Курц занимает достойную и нейтральную позицию в нынешнем конфликте и поможет создать более спокойную атмосферу для переговоров.

Автор — президент Американского университета в Москве 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Прямой эфир